Мистер Большие Усы и Ближний Восток: портрет Кристофа де Маржери

Наследник знаменитой династии виноделов, опытный переговорщик и последовательный друг России: чем запомнился погибший в авиакатастрофе во Внуково гендиректор французской нефтегазовой компании Total.
24.10.2014
Кристоф де Маржери родился 6 августа 1951 года в городе Ла-Рош-сюр-Йон на западе Франции в семье капитана Пьера Родоканаши и Колетт Тэттенже. Мать Кристофа позднее повторно вышла замуж за Пьер-Алена де Маржери, который усыновил ребенка и дал тому свою фамилию.

По материнской линии глава Total приходился внуком Пьеру Тэттенже, знаменитому французскому предпринимателю и политику, основателю бизнес-империи Taittenger, объединяющей одноименный винодельческий дом элитных шампанских вин и ряд производителей товаров класса люкс (выручка в 2013 году — €130 млн). Отчим Кристофа, которого тот характеризовал как «грозного человека», происходил из знатного рода, многие представители которого занимали высокие посты в коммерческих структурах и на дипломатической службе. Его сводная сестра Виктория де Маржери, к примеру, является гендиректором франко-британской компании Rondol, крупного производителя микросхем.

Сам Кристоф предпочел строить собственную карьеру, а не продолжать династию Тэттенже.

Окончив старейшую европейскую бизнес-школу, парижскую Высшую школу торговли ESCP Europe, он в 1974 году устроился на работу в финансовый департамент Total в статусе стажера. В интервью де Маржери в шутку говорил, что предпочел нефтегазовый концерн предложениям из IBM и Alcatel просто потому, что офис компании находился «в паре шагов» от его дома в 16-м округе Парижа. Семья была потрясена выбором 22-летнего Кристофа: «нефтянку» штормило из-за антиизраильского эмбарго ОПЕК, да и Total в те годы находился отнюдь не на первых ролях в отрасли. «Мне говорили: «Ты сделал худший выбор. Через несколько месяцев наступит коллапс», – вспоминал глава Total.

Сегодня французская компания входит в топ-20 мировых производителей нефти, и заслуги де Маржери в ее успехах трудно переоценить. «Я всему научился на Ближнем Востоке», – говорил он. В 1992 году Серж Чурук, на тот момент глава Total, доверил перспективному менеджеру ведение бизнеса со странами нефтеносного региона – и не прогадал. Де Маржери быстро освоился в новой для себя деловой среде и научился правильно выстраивать отношения с влиятельными фигурами арабского мира. Уважение к чужой культуре и цивилизации, важность личных связей, умение подстраиваться под непривычный бизнес-этикет – все эти навыки, обретенные в годы работы на Ближнем Востоке, глава Total считал ключевыми слагаемыми успеха на зарубежных рынках. На рынке де Маржери даже получил прозвище «мистер Ближний Восток».

Правда, тесные контакты с регионом стали причиной главного репутационного скандала: в 2006 году, аккурат в момент объявления о грядущем назначении менеджера на пост генерального директора, ему были предъявлены обвинения в коррупции. Де Маржери, по версии французских прокуроров, оказался причастен к даче взяток чиновникам режима Саддама Хуссейна в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» в период 1995-2003 гг. Он был даже арестован и допрошен по делу, но быстро отпущен под залог. Сам глава Total категорически отрицал обвинения в свой адрес – и в 2013 году был полностью оправдан судом.

Так или иначе, карьере де Маржери в Total нюансы взаимоотношений с иностранными чиновниками не повредили. С конца 1990-х он отвечал в компании за разведку и добычу, а в 2007-м стал преемником предыдущего гендиректора Тьерри Демарета. Еще через три года де Маржери стал также председателем совета директоров Total. За период его руководства компания нарастила выручку с €133 млрд в 2006-м до €172 млрд в 2013 году, ее доказанные запасы нефти снизились с 7 млрд баррелей до 5 млрд баррелей, запасы газа  выросли с 26 трлн куб. футов до 33 трлн куб. футов.

Легко узнаваемый благодаря своим пышным усам (в компании его так и звали – «Большие Усы»), глава Total слыл любимцем прессы благодаря хорошему чувству юмора и ярким выступлениям.

Как и президент России Владимир Путин, де Маржери славился своей привычкой сильно опаздывать на встречи – и не извиняться за опоздания.
Из напитков он отдавал предпочтение не семейному шампанскому, а виски.

Несмотря на пережитый иракский скандал, глава Total не боялся вести бизнес с режимами, имеющими на Западе спорную репутацию – например, правительствами Уганды и Ирана. В 2013 году французская компания выплатила в США почти $400 млн штрафа, чтобы снять с себя подозрения в даче взяток, на этот раз иранским чиновникам.

На родине де Маржери лоббировал разрешение на добычу сланцевых углеводородов и критиковал правительство Франции за отставание от стремительно набирающей обороты американской нефтегазовой индустрии. И его шансы склонить чашу весов в свою пользу многократно возросли после того, как Николя Саркози в Елисейском дворце сменил Франсуа Олланд. Если к первому де Маржери относился откровенно прохладно, то с нынешним лидером у главы Total сложились добрые отношения. Но главным политическим союзником топ-менеджера считался даже не президент, а премьер-министр Мануэль Вальс. Де Маржери был гостем на свадьбе председателя правительства, а после гибели главы Total тот высокопарно отозвался о покойном как о «полководце французской промышленности».

Де Маржери никогда не скрывал, что считает неизбежным глобальный дефицит нефти, а потому готов был добывать сырье там, где оно осталось, и заключать сделки «хоть с самим дьяволом», писал о главе Total американский Forbes в 2011 году. Прямолинейность, откровенность и умение идти против течения стали основой бизнес-стратегии компании при де Маржери. «Прозрачность всегда приносит выгоду, – говорил глава Total. – Мы должны объяснять, что не занимаемся никакими противозаконными вещами. Когда крупный нефтяной бизнес работает честно, он неуязвим».

Этот подход в полной мере проявился в ситуации с санкциями против России. Де Маржери не побоялся превратиться в публичного лоббиста Кремля на Западе – он призывал к отмене ограничений и возвращению сторон в плоскость политических решений, и даже называл «другом» попавшего под санкции миллиардера Геннадия Тимченко.

Без Путина Россию ждет «хаос», пугал глава Total западный истэблишмент.

При этом он оставался прагматиком и призывал найти альтернативу поставкам российских энергоресурсов, прежде чем портить отношения с большим восточным соседом.