Миноритарии группы ГАЗ не сумели одолеть Олега Дерипаску в суде

Prosperity Capital Management не удалось взыскать в пользу ГАЗа почти 11,5 миллиардов рублей.
12.02.2018
Арбитражный суд Нижегородской области отказал в удовлетворении иска структур Prosperity Capital Management к президенту группы ГАЗ Вадиму Сорокину и владельцу компании Олегу Дерипаске. «В иске отказать полностью», – говорится в материалах. Структурам Prosperity Capital Management принадлежит 6,86% группы ГАЗ.

Осенью 2017 г. компании Prosperity – Cub Fund, Prosperity Quest Fund и Russian Prosperity Fund подали иск к Дерипаске и Сорокину о солидарном взыскании в пользу ПАО ГАЗ убытков в размере 11,451 млрд руб. Иск связан с займами, которые ГАЗ выдавал компаниям, связанным с контролирующим акционером, начиная с 2012 г. и которые затем были списаны, пояснял представитель Prosperity Capital Management. По его словам, заявители считают, что компании нанесен ущерб, и требуют указанную в иске сумму взыскать с ответчиков в пользу ГАЗа. Дело рассматривалось в закрытом режиме.

В ГАЗе называли претензии Prosperity Capital надуманными и неправомерными. По версии ответчика, ГАЗ выдавал займы для получения процентного дохода, который составит по данным кредитам в общей сложности несколько миллиардов рублей. Эти займы не были аннулированы и будут погашены, говорил представитель компании.

 Для компании сумма иска существенная. В первом полугодии 2017 г. группа ГАЗ получила 1,1 млрд руб. чистой прибыли по МСФО при выручке 67,4 млрд руб.

Группа ГАЗ, по словам ее представителя, удовлетворена решением суда. По его словам, Prosperity с 2013 г. «атакует ГАЗ многочисленными исками и все иски были полностью отклонены по итогам разбирательств в судах всех инстанций, включая Верховный суд».

«Несмотря на отказ суда в удовлетворении наших требований, мы полагаем, что частично цели иска были достигнуты», – говорит представитель Prosperity Capital Management. Подробности он не раскрыл, ссылаясь на закрытый характер рассмотрения дела. Будет ли подана апелляция, пока не решено, добавил он.

Истцу требовалось доказать «не только ошибочность выбранной бизнес-стратегии или заключенных сделок, но и то, что менеджмент действовал неразумно или вообще умышленно, осознавая высокую вероятность наступления убытков», комментирует партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. Но «в крупных компаниях с регламентированными процедурами согласования и принятия бизнес-решений такую неосторожность или злой умысел доказать сложно», отмечает он.