Минобороны закатало 5 миллиардов рублей в аэродром в Арктике

Руководство первого подрядчика оказалось за решеткой. Второй застройщик оштрафован на 800 млн рублей. Куратор стройки пошел на повышение
12.02.2020
Руководство первого подрядчика оказалось за решеткой. Второй застройщик оштрафован на 800 млн рублей. Куратор стройки пошел на повышение Арбитражный суд Москвы признал, что подрядчик Минобороны — компания «СпецСтрой-1» — не достроила военные объекты в арктической зоне.

Решениями от 14 января и 3 февраля суд взыскал с фирмы 803 млн рублей. Это уже вторая попытка возвести авиационные комплексы на мысе Шмидта и на острове Врангеля (Чукотский автономный округ). Первая закончилась уголовным делом: совладельцы застройщика попали под суд по обвинению в хищении. Сами они утверждают, что попали за решетку, поскольку отказались давать взятку чиновникам структур Минобороны. 

Арктические стройки

Арктические объекты — долгострой Минобороны. «Коммерсантъ» даже сравнивал их с космодромом «Восточный»: его начали строить в 2012 году, в 2016 году состоялся первый пуск, а возведение второй и третьей очередей космодрома будет идти ориентировочно до 2030 года. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, на «Восточный» был выделен 91 млрд рублей, из них освоено 66 млрд рублей и еще 11 млрд рублей украдено. Освоение Арктики — не менее важный проект для Владимира Путина — как следует из его слов, не только с точки зрения военного присутствия в регионе: «В арктических регионах России идёт интенсивный поиск и разработка новых месторождений газа, нефти, других минерально-сырьевых ресурсов, строятся крупные транспортные, энергетические объекты, возрождается Северный морской путь». 

К концу 2019 года в регионе было возведено 590 военных объектов, говорил министр обороны Сергей Шойгу. Эти стройки связаны не с таким большим числом уголовных дел, как это было на космодроме «Восточный», но ущерб сопоставим: как следует из материалов СКР, которые есть в распоряжении «Открытых медиа», объём хищений оценивается в 3 млрд рублей. Это расследование, которое с 2016 года ведёт СКР, касается строительства «радиолокационных отделений и пунктов наведения авиации» на мысе Шмидта и на острове Врангеля. Эти же объекты стали предметом разбирательства в арбитраже. Технические подробности строек засекречены. 

Смена подрядчика 

Госконтракты в 2014 году заключила фирма «Русальянс Строй». Совладельцы «Русальянс Строя» Дмитрий Бушманов и Алексей Эккерт настаивают, что почти выполнили взятые на себя обязательства, но в 2015 году структуры Минобороны изменили условия работы и перестали перечислять средства, из-за чего ряд объектов компания вынуждена была застраивать за свой счет, а рабочие на несколько месяцев оказались отрезаны от цивилизации: у них не было ни топлива, ни стройматериалов, а военные не предоставляли вертолеты, чтобы вывезти их с мыса Шмидта (на мысе нет другой инфраструктуры, которая позволила бы покинуть его без помощи армии). Версия предпринимателей изложена в многочисленных жалобах в прокуратуру, Минобороны и в администрацию президента, копии которых есть в распоряжении «Открытых медиа».

О своей позиции Эккерт и Бушманов также говорили на заседаниях суда, на которых присутствовал корреспондент «Открытых медиа». Осенью того же года, как писал «Русальянс Строй» командующим Восточным военным округом и Тихоокеанским флотом (копия обращения есть в распоряжении «Открытых медиа»), стройки были захвачены. Эккерт и Бушманов утверждают, что в захвате участвовали сотрудники фирмы «СпецСтрой-1». В результате «Русальянс Строй» лишился доступа к объектам и к своей технике, контракт с компанией был разорван, а Эккерт и Бушманов в марте 2016 года были арестованы по обвинению в хищении в особо крупном размере и в отмывании средств (части 4 статей 159 и 174.1 УК).

Предприниматели «заведомо не желали выполнять принятые на себя обязательства» и «создали видимость работы как строительной компании», говорится в обвинительном заключении. Уголовное дело в марте 2019 года поступило в Черемушкинский суд Москвы, но слушания до сих пор не завершились. Тот факт, что «Русальянс Строй» действительно строил объекты, следствие признает. Хотя в материалах СКР говорится, что Эккерт и Бушманов стали подрядчиками Минобороны только ради хищения бюджетных денег, в обвинительном заключении отмечается, что предприниматели направили «часть похищенных денежных средств на проведение изыскательских, проектных и строительно-монтажных работ по возведению отдельных фрагментов указанных в договорах субподряда сооружений». Чиновники подведомственных Минобороны структур решили избавиться от «Русальянс Строя» после того, как руководство компании отказалось передавать им взятку в размере 700 млн рублей, уверены Эккерт и Бушманов. Среди вымогателей они называют экс-замглавы Спецстроя Александра Бурлакова, который позднее получил 4 года и 9 месяцев колонии по делу о хищении денег, выделенных на капитальный ремонт военных городков, и бывшего руководителя Главного управления инженерных работ № 2 при Спецстрое Олега Сиразетдинова. Последний называл эти обвинения порочащими его честь и достоинство. 

Срыв сроков 

Осенью 2015 года на острове Врангеля и на мысе Шмидта появился другой подрядчик — «СпецСтрой-1», с которым теперь судится Минобороны. По версии Эккерта и Бушманова, именно сотрудники «СпецСтроя-1» участвовали в захвате стройплощадки. «При этом „Спецстрой-1“ на момент подачи заявки и подписания договоров не имел в своём штате работников, специализированной техники, производственных мощностей и оборотных средств, имел минимальный уставной капитал, а оборот за предыдущий период составил всего 300 тысяч рублей в виде единственного договора займа», — обращает внимание представитель «Русальянс Строя» Максим Лобовиков в своём обращении в администрацию президента. Фактически «СпецСтрою-1» в наследство от предыдущего застройщика достались почти готовые здания. При этом объекты не проверяли представители военного ведомства, поэтому по документам они формально ещё не были возведены.

«СпецСтрою-1» оставалось довести работы до завершения и передать здания военным. В сентябре 2015 года компания заключила договор на возведение арктических объектов и получила аванс в размере почти 2 млрд рублей. Все работы, по условиям соглашения, должны были быть завершены к концу 2016 года. Но соответствующие акты так и не были подписаны. Весной 2019 года на это обратили внимание в московской военной прокуратуре. В письме надзорного ведомства (копия есть у «Открытых медиа») указано, что структурам Минобороны вынесено предписание: они должны обратиться в суд и вернуть аванс, не израсходованный для строительства объектов. В апреле того же года Минобороны разорвало соглашения со «СпецСтроем-1», а в июле обратилось в суд. Заявленная сумма претензий — почти 11,7 млрд рублей, она включала в себя не только полную цену строительства, но и неустойки. «СпецСтрой-1» в ответ подал иски, потребовав от военного ведомства компенсировать уже выполненные работы. 

Суд не допустил в процесс представителей «Русальянс Строя», поэтому вопрос о том, действительно ли «СпецСтрой-1» самостоятельно построил объекты или воспользовался результатом работы предыдущего подрядчика, не рассматривался. Суд пришёл к выводу, что подрядчик так и не завершил строительство объектов и просрочил сроки сдачи. Арбитраж взыскал по первому иску 662,2 млн рублей, а по второму — 140,8 млн рублей. Таким образом, объекты на мысе Шмидта и на острове Врангеля обошлись государству как минимум в 5 млрд рублей: 3 млрд рублей получил «Русальянс Строй» в качестве аванса, еще 2 млрд рублей — «СпецСтрой-1». С 2014 года объекты так и не были полностью сданы министерству обороны. Кто теперь будет достраивать авиационный комплекс — неизвестно.
 
Карьера кураторов стройки

Срыв строительства объектов в Арктике не сказался на карьере сотрудников Минобороны. Напротив, на повышение пошёл куратор этих работ Тимур Иванов. В 2013—2016 годах он возглавлял крупнейший строительный холдинг Минобороны — «Оборонстрой», а также был гендиректором Главного управления обустройства войск (ГУОВ). Затем он стал заместителем Сергея Шойгу и теперь курирует всё военное строительство. По его инициативе армия осенью 2019 года создала единого подрядчика для всех строек — Военно-строительную компанию. Она распоряжается бюджетом в размере 1 триллиона рублей (столько выделено по программе вооружений до 2027 года). 

За время работы Тимура Иванова в военном ведомстве его семья стала обладателем недвижимости на Рублево-Успенском шоссе стоимостью 600 млн рублей. ГУОВ с 2017 года возглавляет Евгений Горбачев. Как говорится в его официальной биографии, в 2013—2017 годах он работал «в организациях Военно-строительного комплекса Минобороны». По данным государственного реестра юрлиц, вплоть до своего перехода в ГУОВ он в течение двух лет был одним из соучредителей «СпецСтроя-1» — второй компании, которая неудачно продолжила строительство упомянутых авиационных объектов в Арктике.