Банда киллеров "Джако" действовала в интересах министра Игоря Юсуфова

Ликвидатор-орденоносец из банды Аслана Гагиева уверяет, что убивал врагов федерального чиновника в невменяемом состоянии.
09.01.2017
Пока лидер банды киллеров Аслан Гагиев по кличке «Джако» на свободе дожидается решения австрийских властей о своей экстрадиции, его российские коллеги из-за решетки продолжают вести судебные тяжбы. Недоволен полученным сроком бывший заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Северной Осетии Аркадий Габалов, а защита бывшего подполковника спецотряда быстрого реагирования «Булат» Евгения Яшкина (ему инкриминируется соучастие в 25 убийствах) настаивает на невменяемости своего клиента. Ходатайствовать о направлении киллера на принудительное лечение готово и обвинение, проблема лишь в том, что суд уже дважды возвращал дело прокурору.

Как сообщили в Мосгорсуде, если в первом случае на доследование дело вернулось из-за того, что следствие допустило неточности при квалификации действий обвиняемого Яшкина, что нарушало его право на защиту, то во втором — из-за того, что не были точно определено место предполагаемого совершения офицером преступлений. Второй случай совершенно анекдотичный — оказывается, убивать в самостроях намного выгоднее, чем в домах, имеющих официальный почтовый адрес.

По версии ГСУ СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу, Евгений Яшкин и два его сослуживца (их дела расследуются отдельно) еще в 2004 году вступили в ОПС Аслана Гагиева. В его составе кавалер ордена Мужества и обладатель нескольких медалей подполковник Яшкин использовался в качестве водителя машин, в которых ездили исполнители покушений и убийств, а также перевозились похищенные люди и их трупы. Всего орденоносец принял участие в убийствах 25 человек, в том числе владельцев банка «Национальный капитал» Дмитрия Плытника, Содбизнесбанка и банка «Кредиттраст» Александра Слесарева, председателя правления банка «Кутузовский» Олега Новосельского, бывшего владельца германских верфей Wadan Yards Андрея Бурлакова, а также следователя московского межрегионального следственного управления СКР на транспорте Александра Леонова. Жертвами преступного сообщества Аслана Гагиева становились и непубличные личности, в том числе боевики ОПС.

Часть потерпевших при участии спецназовца вывозили в московский офис ОАО «Финансово-лизинговая компания», либо на базу ОПС в подмосковные Химки. Там похищенных душили, их трупы расчленяли, а останки прятали. Убитый бандой Бурлаков, как ранее отмечало агентство «Руспрес», имел конфликт с министром энергетики и спецпредставителем президента Игорем Юсуфовым и его сыном Виталием Юсуфовыми, которых близкие Бурлакова обвиняли в причастности к расправе. «Финансовая лизинговая компания» была создана для поддержки продаж российских самолётов. Как следует из материалов дела, эта курируемая государством крупнейшая компания отрасли находилась под контролем осетинских киллеров Аслана Гагиева и выходца из Санкт-Петербурга Наиля Малютина, близкого к петербургским мафиози Геннадию Петрову и Александру Малышеву.

Игорь Юсуфов до сих пор на свободе. В деле Яшкина проблемы у силовиков возникли не с офисом «ФЛК», а с базой Гагиева. У нее просто не оказалось адреса, поскольку строение нигде не было зарегистрировано. Следствие вышло из затруднительной ситуации, указав в уголовном деле географические координаты базы, где совершались убийства. Однако в Мосгорсуде посчитали, что этого недостаточно, вернув уголовное дело в отношении спецназовца Яшкина прокурору, чтобы тот затем направил его на исправление в СКР.

По данным источников "Ъ", вынесенным решением оказались недовольны все стороны. Его обжаловали прокуроры, представители потерпевших и даже самого Евгения Яшкина. Эксперты установили, что Яшкин не может отвечать за свои действия, так как страдает тяжелым психиатрическим заболеванием, возможно, ставшим следствием контузии, полученной им в ходе боевых действий в Чечне, или стрессовых ситуаций, возникавших на киллерской работе. По итогам разбирательства обвинение должно было ходатайствовать о направлении экс-офицера на принудительное лечение, а суд в случае согласия — вынести определение вместо приговора.

Обжалуя решение суда первой инстанции, стороны указали, что оно ухудшает положение обвиняемого. Поскольку больной Яшкин сидит в общей камере с другими подследственными сотрудниками правоохранительных органов.

Мосгорсуд, возвращая дело спецназовца прокурору, продлил арест Евгению Яшкину еще на три месяца. Провести он их должен в спецкамере не самого лучшего из столичных СИЗО — Бутырки.

В апелляционную инстанцию Мосгорсуда обратился еще один предполагаемый участник ОПС Аслана Гагиева — бывший заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Северной Осетии Аркадий Габалов. Он принимал участие в расследовании десятков тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе теракта в школе Беслана. Затем сошелся с Асланом Гагиевым и его боевиками, стал оказывать банде юридические услуги. От клиентов из ОПС получил прозвище «Галстук».

Габалов полностью признал свою вину и дал показания, что за $100 тыс купил у начальника 4-й оперативно-разыскной части управления уголовного розыска ГУ МВД России по Московской области Вадима Шавлохова материалы, связанные с расследованием деятельности ОПС Гагиева в Подмосковье. Офицер Шавлохов, получивший за командировки в Чечню медаль «За отвагу», также оказался под следствием и арестом.

Пресненский райсуд Москвы рассмотрел уголовное дело «Галстука» в особом порядке. Учитывая деятельное раскаяние обвиняемого и его помощь следствию, судья отправил Аркадия Габалова на 6,5 года в колонию строгого режима. Обжаловать сам по себе обвинительный приговор «Галстук» в соответствии с законом не мог, но обратился в апелляционную инстанцию Мосгорсуда, не согласившись с назначенным за участие в ОПС (ст. 210 УК РФ) сроком. Габалов, очевидно, рассчитывал, что наказание по приговору будет минимальным, и он, отсидев полгода в колонии, сможет воспользоваться правом на условно-досрочное освобождение.

Нетрудно заметить, что банда "Джако" совершенно не похожа на другие криминальные структуры. Убийствами занимались высокопоставленные сотрудники силовых ведомств, участники боевых действий. Кроме них, в структуре банды были «финансовые разведчики» (внедрялись в банки под видом крупных клиентов) и «экономические киллеры» (занимались собственностью убитых банкиров и бизнесменов). Даже суд не смог разубедить отдельных гангстеров, что они — не засекреченные сотрудники ФСБ, а убийствами занимались не в интересах Родины, а по личным приказам босса и его друзей.