Минэнерго не пускает «Роснефть» и «Новатэк» к экспорту газа

Монополия на экспорт российского газа остается за «Газпромом», заявил министр энергетики Александр Новак.
08.09.2017
Вопрос об отмене монополии «Газпрома» на экспорт газа по трубопроводам на данный момент не рассматривается, сообщил министр энергетики России Александр Новак в интервью «РБК-ТВ»: «Мы обсуждали [вопрос либерализации экспорта], у нас сейчас концептуально принято решение сохранить эту позицию». Правительством страны принято решение «сохранить единый экспортный канал, который бы в настоящий период времени давал преимущество для России, для российского бюджета, для трубопроводного газа», уточнил министр.

С 2006 г., когда был принят закон «Об экспорте газа», и до конца 2013 г. «Газпром» был единственным поставщиком газа за пределы России. Под давлением независимых компаний в декабре 2013 г. экспорт газа был частично либерализован. В виде СПГ его разрешили экспортировать другим госкомпаниям (если те сжижают газ, добываемый на шельфе) и независимым производителям при условии, что они уже получили лицензию на разработку газовых месторождений с возможностью строительства там СПГ-завода. За «Газпромом» остался только эксклюзивный доступ к экспортным трубопроводам. И попытки покуситься на эту монополию в последние несколько лет происходят с завидной периодичностью.

Наибольшую активность в этом вопросе проявляют «Роснефть» и «Новатэк». В марте 2015 г. с просьбой дать компании возможность экспортировать газ в Европу по договору с «Газпром экспортом» просил президента Владимира Путина председатель правления «Новатэка» Леонид Михельсон. 

«Роснефть» пробовала заранее забронировать себе доступ к еще не построенной «Силе Сибири», а осенью 2016 г. заключила с BP меморандум о возможных поставках до 20 млрд куб. м. На случай, если такая возможность появится. Позицию «Газпрома» по этому поводу в начале июня обозначил зампред правления компании Александр Медведев: «Дефицита газа для удовлетворения наших потребителей в Европе нет. Мы можем, как я говорил, немедленно добавить 100 с лишним миллиардов кубических метров поворотом крана. Поэтому, если Великобритании нужен газ, мы можем туда тоже его поставить». Возможность выступить посредником в поставках чужого газа в «Газпроме», по словам Медведева, тоже не рассматривали и смысла в этом не видят. «Я никакого экономического смысла не вижу в этом, даже не для «Газпрома», а для российского государства», – сказал он.

Ответ от «Роснефти» пришел несколькими неделями позже. 30 июня, в день проведения годового собрания акционеров «Газпрома», вице-президент «Роснефти» Влада Русакова сообщила о соглашении с BP и желании «Роснефти» получить разрешение на экспорт хотя бы в порядке «эксперимента». В середине июля вопрос либерализации экспорта газа обсуждала межведомственная комиссия при Совете безопасности России, на заседании которой присутствовали представители «Новатэка» и «Роснефти», но не «Газпрома». В августе Русакова подтвердила, что для получения права на поставки ВР до 10 млрд куб. м газа в год «Роснефть» ведет работу с российскими государственными органами. Параллельно с просьбой пересмотреть позицию по доступу к «Силе Сибири» выступили независимые производители газа в Якутии.

О полной либерализации экспорта речь и не шла – в основном обсуждались разные формы единого канала под контролем государства, говорит директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова. Это решение правительства было предсказуемым. «В основе решения правительства лежит опасение подорвать экспортную выручку в условиях и без того растущей конкуренции, – предполагает Митрова. – С точки зрения бюджетных поступлений колебания цен на газ и геополитические взаимоотношения с крупными покупателями более значимы, чем форма организации экспорта». Но независимые производители продолжат давление на «Газпром», а возвращение к вопросу о либерализации неизбежно, считает она. «Для них экспорт – единственный способ обеспечить рост выручки в условиях стагнации внутреннего рынка», – заключает она.