МИД РФ строит посольство в Панаме на обмане рабочих

Рабочих из России под видом туристов вывозят в Панаму на стройку для МИД РФ. Там они не получают зарплату, болеют и умирают.
20.11.2017
В январе 2017 года 25-летняя маляр Марина Иванова (имя и фамилия героини изменены по ее просьбе) решила устроиться на работу. Подходящих вакансий не было, но затем знакомая посоветовала обратиться в фирму «Ремстрой-Алексс», которая занимается строительством, — маляры там точно нужны.

Строительство непростое: «Ремстрой-Алексс» занимается возведением зданий по линии Министерства иностранных дел, а ее объекты расположены за рубежом, пояснила знакомая. Так что нужна трудовая книжка с подтвержденным стажем работы пять лет — остальное объяснят на месте.

Марина последовала совету, однако в «Ремстрой-Алексс» получить работу сразу не удалось. Компания попросила девушку собрать справки и принести их в неприметный офис, спрятанный в лабиринтах многоэтажек московского района Отрадное. После чего Марина почти три месяца ждала звонка из офиса. Только в конце апреля Ивановой сказали — она принята на работу по ремонту посольства России в Панаме. Вылет через три дня.

Панамские «каникулы»

События закрутились со страшной силой, в их череде Марина сперва не обратила внимания на несколько странных вещей, связанных с оформлением документов будущим работодателем.

Совершенно изумительным выглядел тот факт, что поездка на объект строительства (а вместе с Мариной в Панаму отправилось еще семь человек) оформляется как туристическая.

Более того, договор составлен таким образом, что работники якобы находятся в Москве. Была еще одна странность: платить обещали по 1200 долларов в месяц за вычетом расходов за питание и еженедельные авансы. Но в договоре были указаны всего 17500 рублей. Все это Марина увидела мельком, поскольку договор у нее сразу забрали. Главное условие — работать на панамском объекте не менее трех месяцев, иначе с выплатой зарплаты будут проблемы.

Вылетели в конце апреля. С собой Ивановой, по ее словам, дали 2600 долларов наличными. Но не для нее лично: эти деньги нужно было передать в Панаме бухгалтерии «Ремстрой-Алексс», чтобы рабочие могли получать еженедельные 26 долларов на мелкие расходы (по панамским меркам — даже очень мелкие, — Ред.).

Тут бы снова изумиться, что наличные работникам доставляют таким образом, но, как рассказывает Марина, ее предупредили, что так делают все новоприбывшие.

В столице Панамы — городе Панама-сити — новую партию работников встретил специально нанятый водитель на 11-местном арендованном Huyndai. За полчаса машина домчала рабочих на стройплощадку. Бейджи Марине и ее товарищам раздал прораб Василий Григорьевич.

Все сто восемьдесят человек на стройке оказались россиянами из самых разных городов — Самары, Казани, Липецка, Москвы. Позже к бригаде добавился плиточник Ахмед из Нальчика. Курировал строительство директор Александр Ерохин.

«Улица Санкт-Петербург, улица раздора»

Строить посольство на панамской земле Российская Федерация решила 15 лет назад. Постановление о приобретении в собственность земельного участка под строительство в престижном районе Альбрук Панама-сити было принято в июне 2002 года. Под документом стоит подпись председателя правительства РФ Михаила Касьянова. Участок предназначался для строительства зданий посольства России.

В 2005 году, спустя три года, выходит еще одно постановление за подписью председателя правительства РФ Михаила Фрадкова. Там указаны сроки строительства посольства, согласованные с Минфином, — с 2005 по 2008 год. Однако, похоже, стройка решительно не шла. По крайней мере, в марте 2013 года вышло новое распоряжение правительства уже за подписью Дмитрия Медведева. В документе указано: в 2015 году строительство посольства в Панаме должно быть завершено.

Поменять подрядчика

О строительстве посольства России в Панаме до сих пор сообщает сайт компании ОАО «Стройматериалинторг». Она была образована в 1993 году на базе внешнеторгового объединения. Компания указывает, что выполняло капитальный ремонт ряда загранучреждений МИД России.

— Компания выполняет строительство комплекса зданий и сооружений посольства России в Республике Панама, — пишет о себе компания, указывая, что проект комплекса был разработан компанией ОАО «Стройпроект».

Однако рабочие, опрошенные «Новой газетой» говорят, что стройка ведется совсем другой компанией — ЗАО «Ремстрой-Алексс». По данным СПАРКа, компанией руководит Олег Чекалин. Он также является совладельцем компании. Вторая доля принадлежит Владимиру Чекалину. Судя по совпадающему отчеству, Чекалины — братья.

Официальный сайт сообщает, что компания «Ремстрой-Алексс» была создана в 1994 году на базе реорганизованного ремонтно-строительного треста Кировского района Москвы, учрежденного более 50 лет назад. О себе компания сообщает как о подрядчике ремонтно-строительных работ по заказам Министерства иностранных дел. «Наша организация является одним из основных подрядных предприятий Департамента капитального строительства и собственности за рубежом МИД РФ», — сообщается на сайте «Ремстрой-Алексс».

И подкрепляет заявление цифрами: за последние 11 лет выполняло для МИДа работ на общую сумму более 400 миллионов долларов США. Среди этих объектов «Ремстрой-Алексс» указывает представительство РФ в ООН в Нью-Йорке, представительство РФ в ЮНЕСКО в Париже. А также посольства РФ в десятках стран, среди которых встречаются экзотические — Новая Зеландия, Бразилия, Танзания, Колумбия, Малайзия и Индонезия. Впрочем, проект в Панамской республике «Ремстрой-Алексс» в портфолио не фигурирует.

Однако на одном из рекрутинговых сайтов корреспондентам «Новой газеты» удалось обнаружить нескольких десятков резюме, где соискатели указывают, что работали в «Ремстрой-Алексс» на строительстве посольства РФ в Панаме на самых различных должностях — от монтажника до геодезиста.

Один из руководителей компании «Стройматериалинторг», работавший в компании в то самое время, когда та строила посольство в Панаме, подтвердил: объект в посольство был передан «Ремстрой-Алексс».

На условиях анонимности он рассказал «Новой газете», почему компания ушла с объекта. Случилось это еще до 2010 года.

— Когда компания выиграла конкурс, появились новые разделы проекта, — рассказал он. — Это были дополнительные работы, проект в итоге подорожал примерно на треть. В техническом задании эти работы изначально не были прописаны. Мы отказались от проекта. Он уже не стоил этих денег. Появились новые работы, которые мы не согласились делать бесплатно. Нас хотели заставить делать их бесплатно, но мы отказались.

Собеседник «Новой» рассказал, что «Стройматериалинторг» начал работать на проекте в Панаме: рабочие забили сваи и начали возводить стены, но в итоге объект достраивал «Ремстрой-Алексс».

Смертельная стройка

То, что на этой стройке можно умереть, Марина и ее знакомые узнали почти сразу по приезду: одного из друзей поселили в комнату, где до этого умер 50-летний плотник Сергей. Однажды утром коллеги зашли в его комнату, а он «весь синий» — сердце отказало, слишком долго работал на жаре.

Тело отвезли в морг и почти 40 дней не могли отправить на родину — возможно, не было денег на перевозку, и полиция проверяла, не криминальный ли это случай. В итоге тело даже хотели кремировать, поскольку урна с прахом легче, а ее доставка — дешевле.

Заканчивать жизнь так же Марина была не намерена, однако совсем здоровой остаться тоже не получилось: на стройке очень быстро заболевали почти все. И если с гриппом худо-бедно получалось справляться — фирма оплачивала походы в китайскую клинику в Альбруке (один прием — 10 долларов), то с другими болезнями все было гораздо сложнее. У Марины началась сильная аллергия, и ее повезли в больницу.

«Я прямо вся распухла. В больнице мне сказали, что меня, наверное, кто-то укусил, но следа от укуса не было, — вспоминает девушка. — А потом выяснилось, что дерматология не входит в страховые случаи по нашей страховке. Хочешь лечиться — плати наличные».

Со страховкой все действительно было сложно: так как рабочие ехали туристами, то и страховое свидетельство выписывалось на них как на любителей взглянуть на собор Панама-Вьехо. Спустя три месяца оно уже не действовало, но его в теории можно было продлить, хотя делалось это не для всех. Ахмеду Тарканову несмотря на то что он считался одним из лучших на стройке, страховку не продлили. А она, как назло, понадобилась.

«Я же не робот, за пять месяцев человек может заболеть хотя бы на два дня, — жалуется Ахмед. — Я все время сижу на корточках во время работы, и колени у меня заболели, ходить не мог». Видимо, из-за того, что Тарканов просто не стоял на ногах, ему позволили два дня полечиться прямо на объекте. Медпункта и дежурного врача там, правда, не было, так что — как-нибудь своими силами. На те же 26 долларов можно было купить какие-нибудь лекарства.

«Затянуть пояса потуже»

Обещанные 1200 долларов в месяц в полном объеме работники строительства в Панаме не увидели ни разу. Приходили только авансы — и то непостоянно. «В июне на карточку пришли 35 тысяч рублей за апрель, в июле столько же — за май, в августе — за июнь», — вспоминает Марина Иванова. Сентябрь и часть октября поступлений не было вообще. Ахмед Тарканов утверждает, что деньги он получил в мае, июне и сентябре: это тоже были авансы, а окончательно с ними рассчитаться представители бухгалтерии «Ремстрой-Алексса» пообещали по возвращении работников в Москву.

«Мне нужно было срочно 70 тысяч рублей, чтобы собрать сына в школу, отправить в Нальчик деньги, — вспоминает Тарканов. — В итоге мне Ерохин из своего кармана выделил 500 долларов — больше, мол, нет». «Новой газете» известно еще как минимум о пяти случаях хронической задержки зарплат, однако, как считают сами работники, долги по выплатам у «Ремстрой-Алексса» есть почти перед всеми находившимися в Панаме.

Сколько там было людей всего — не берутся посчитать даже сами работники. На объекте постоянно находится от 120 до 180 рабочих, но существует определенная текучка: за месяц состав может обновиться на 25–30 человек. Новенькие и вновь прибывшие привозят вожделенный еженедельный аванс: несколько раз были случаи, когда эти деньги задерживались, и тогда приходилось «затянуть пояса потуже», вспоминают работники.

Деньги «рассосались»

В конце концов, к концу сентября ситуация с отсутствием обещанных сумм стала вызывать все большее недовольство у строителей посольства. Директор строительства в Панаме Александр Ерохин ссылался в своих отчетах перед работниками на то, что «посольство (очевидно, речь идет о Министерстве иностранных дел — «Новая») не подписывает процентовки».

«Процентовка» — это объем выполненных работ на каждом участке. То, что МИД имеет свой интерес в этой истории, и так было понятно всем: к тому же на стройке регулярно были люди из министерства (в одном из них Марина Иванова опознала замминистра МИДа Сергея Рябкова — Ред.). Но это все равно мало кого успокаивало. «Каждое утро на разводе работники спрашивали у зама Ерохина Александра Богодухова, где деньги, ведь процентовки уже вроде были подписаны, - вспоминает Марина. – Однажды он ответил, что деньги «рассосались».

При этом кое-какие деньги в фирме все-таки есть. Ахмед Тарканов рассказывает, что когда он принес из больницы с сорванной спиной больничный на пять дней, его огорошили тем, что на него срочно, внепланово и без предупреждения взят билет до Москвы (при этом в панамском морге все еще лежало тело Сергея Скотникова).

Все, кто уезжает, должны платить на границе штраф за просроченную туристическую визу: она дается на 90 дней.

Рабочие приезжали в Панаму как минимум на три месяца. Штраф (50 долларов за каждый просроченный месяц — Ред.) наличными прямо на границе оплачивал водитель, который отвозил работников в аэропорт.

«Новой» известно как минимум о 28 рабочих, которые уехали из Панамы в октябре этого года — штрафы были внесены почти за всех.

Но заплатить штрафы — одно дело, а зарплату — совсем другое.

«Новая» попыталась получить комментарий от генерального директора фирмы «Ремстрой-Алексс» Олега Чекалина. Для этого корреспонденты несколько дней пытались дозвониться до него по мобильному телефону, однако он или не брал трубки, или сбрасывал звонок.

SMS-сообщение Чекалин также проигнорировал. В офисе «Ремстрой-Алексса» корреспондентам «Новой» сказали, что Чекалин отсутствует и когда будет в офисе — неизвестно.

Закрытые аукционы

На сайте госзакупок отсутствуют закупки по возведению объектов МИДа за рубежом. Как же они в таком случае проводятся? Информацию об этом удалось найти, изучив решения Арбитражного суда. Из них следует, что закупки проводит Департамент капитального строительства и собственности за рубежом (ДКСиСЗ), который возглавляет Владимир Потапкин.

Конкурсы проходят в закрытом формате: участвовать в них могут лишь компании, обладающие лицензиями ФСБ и Службы внешней разведки.

В ответе «Новой газете» пресс-служба Счетной палаты подтвердила информацию о том, что закупки по капитальному строительству и реконструкции за рубежом осуществляются МИДом в формате закрытых аукционов.

Начальник Управления контроля размещения госзаказа ФАС России Артем Лобов на вопросы «Новой» о том, как проводятся закупки МИДа по капитальному строительству за рубежом, ответил лаконично: «Жалоб на закупки МИД России за рубежом в 2017 году в ФАС России не поступало».

Вывод о том, где оседают деньги, можно сделать из представления Счетной палаты N ПР 04-113/04-01, которое в мае 2016 года было вынесено в адрес руководства МИДа. Комментируя исполнение федерального бюджета за 2015 год, Счетная палата указывает, что остатки средств на счетах загранучреждений МИДа России в связи с финансированием за рубежом строительно-монтажных подрядных работ достигли объема 13 315,8 тыс. долларов США, увеличившись за год более чем в 2,3 раза. При этом, как указывает ведомство, на счетах посольства Российской Федерации в Панаме образовался объем остатков средств в размере 4 109,60 тыс. долларов США.

Однако сейчас претензии к МИДу у Счетной палаты нет. «К настоящему времени все требования представления выполнены, и оно снято с контроля, — ответили «Новой» в пресс-службе ведомства. — В значительной мере замедление темпов строительства дипломатических объектов за пределами РФ связано с рядом причин, в числе которых ограничения ряда стран в выдаче въездных виз для рабочих и служащих подрядчиков строительства, затягивание сроков предоставления разрешений на строительство, а также оформления правоустанавливающих документов на застраиваемые земельные участки».

Тем не менее в Счетной палате заверили: «информация об объемах выполненных работ на каждом объекте строительства и фактическом использовании средств федерального бюджета находится на постоянном контроле».