Мезальянс

Чем для НК "Альянс" может закончиться объединение активов с ННК.
22.05.2014
Объединение Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова и НК "Альянс" Мусы Бажаева позиционируется как создание совместного предприятия.

Муса Бажаев

Год рождения: 1966 г.
Место рождения: село Ачхой-Мартан Чечено-Ингушской АССР
Образование: в 1991 г. окончил Грозненский нефтяной институт имени академика Миллионщикова по специальности "Химическая переработка нефти и газа".
Опыт работы:
1992-1997 - московское представительство компании "Лиа Ойл" (Швейцария)
1998-2000 - глава холдинга ЗАО "Альянс Ойл"
2000 - апрель 2014 - президент группы "Альянс" 
с апреля 2014 - по настоящее время - президент совместного предприятия НК "Альянс" и Независимой нефтегазовой компании
Семейное положение: женат, воспитывает двух дочерей
Хобби: футбол

ННК

Группа компаний "ННК" объединяет крупные нефтяные месторождения на Таймыре с общими извлекаемыми запасами около 60 млн тонн нефти, а также газодобывающие активы в Саратовской области. Добыча на таймырских месторождениях начнется в 2017 г. и к 2019 г. достигнет 3-3,5 млн тонн в год. Годовую добычу газа планируется увеличить до 1 млрд кубометров к 2018 г.

НК "Альянс"

В состав Alliance Oil Company Ltd. входят нефтегазодобывающие предприятия, расположенные в Ненецком автономном округе, в Томской области, Самарской области, Ханты-Мансийском автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе, Республике Татарстан и Казахстане, и современный нефтеперерабатывающий завод в Хабаровске мощностью 5 млн тонн, который обеспечивает топливом более 30% потребностей Дальнего Востока, а также экспортирует продукцию в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В 2014 г. "Альянс" завершает реконструкцию Хабаровского НПЗ.

Alliance Oil принадлежит 51% в СП с Repsol, куда внесены "Татнефтеотдача", "Санеко" и "Евротэк"; СП с Shell владеет около 200 АЗС на Украине и еще 20 АЗС - в Крыму.

Хотя 60% в СП и достается Бажаеву, но в действительности это пусть и дружественное, но поглощение, со всеми вытекающими последствиями: переезд из привычного офиса, уплотнение и укрупнение структуры, оптимизация численности персонала с понижением в должностях части сотрудников.

Большой переезд

Инициатором сделки выступила ННК, и о структуре новой компании станет известно в ближайшее время, но уже сейчас очевидно, что находящийся в отпуске теперь бывший генеральный директор НК "Альянс" Евгений Воробейчик станет в лучшем случае исполнительным директором СП, в худшем - советником гендиректора Худайнатова (пост президента отошел Мусе Бажаеву). А в ближайшее время участники рынка и отраслевые эксперты прочат Бажаеву полный выход из нефтяного бизнеса.

"Все как работали, так и продолжают работать, единственное, мне пришлось переехать в другой кабинет, сейчас раскладываю вещи", - рассказал начальник одного из департаментов ООО "НК "Альянс" УК". "Мы уже активно общаемся с сотрудниками из ННК, - добавил ведущий специалист одного из отделов компании. - Все нервничают, особенно руководители высшего звена, ждут нового штатного расписания, новых должностных обязанностей". "Паники пока нет, но многие готовят запасной аэродром, обновляют резюме, ходят по собеседованиям", - поясняет ситуацию главный специалист другого департамента.

Слухи о возможной продаже бизнеса семьи Бажаевых появились около года назад, а о создании СП было объявлено пару недель назад.

Официальная версия объединения - укрупнение, синергия от которого позволит единой коммерческой структуре активнее работать на рынке. Неофициально говорят о скорой продаже доли Бажаевых в СП. Проблема "Альянса" - отсутствие сырьевой базы, собственной нефти. Ее главный актив - Хабаровский НПЗ, способный перерабатывать 5 млн тонн сырья в год, а добыча по итогам прошлого года составляла всего 3,2 млн тонн. "Альянсу" не хватало добычи", - констатирует официальный представитель компании Андрей Румянцев. Чужая нефть дорога, поэтому и прибыль компании в последние годы падала: чистая прибыль Alliance Oil по итогам 2013 г. снизилась до $65 млн с $421 млн в 2012 г.

ННК же изначально ориентировалась на приобретение активов, пытаясь повторить успех Михаила Гуцериева с "Русснефтью" и "Нефтисой". "Налоги на переработку продолжат расти, и экономика "Альянса" продолжила бы ухудшаться, - подтверждает основатель аналитического проекта Small Letters Виталий Крюков. - В результате пострадают компании, у которых нет доступа к нефти, и Бажаев сыграл на опережение". И возможно, это решение для бизнесмена стало самым правильным за последние несколько лет.

Бизнес по наследству

В высшем эшелоне российской деловой элиты Муса Бажаев оказался после трагической смерти своего старшего брата. В марте 2000 г. основатель группы "Альянс" погиб в авиакатастрофе вместе с президентом холдинга "Совершенно секретно" Артемом Боровиком. До этого имя Мусы было не на слуху. Первую скрипку играл Зия Бажаев - удачливый бизнесмен, антикризисный управляющий, идеолог создания в России государственной нефтяной компании.

В начале 1990-х Зия Бажаев занимался экспортом чеченской нефти, в 1996 г. по предложению тогдашнего председателя правительства РФ Виктора Черномырдина возглавил унитарное госпредприятие "Южная нефтяная компания" ("Юнко"), а в 1997 г. руководитель Онэксим-банка Владимир Потанин пригласил его в Сибирско-Дальневосточную нефтяную компанию ("Сиданко") в качестве антикризисного менеджера. "Сиданко" была создана в 1994 г. на основе госактивов "Роснефти" ("Варьеганнефтегаз", "Черногорнефть", "Кондпетролеум" и "Удмуртнефть"). Бажаеву удалось привлечь в компанию стратегического инвестора - BP, но в 1998 г. он покинул "Сиданко" и учредил собственную компанию "Альянс", которая занялась актикризисным управлением, а в качестве оплаты услуг принимала и акции обслуживаемых предприятий.

Бажаевы активно налаживали отношения с губернаторами. Федеральное правительство как раз отдавало в подчинение регионам располагавшиеся там нерентабельные заводы. Бизнесмены предлагали им помощь в управлении. Таким образом, среди учредителей "Альянса" появилось 15 субъектов РФ и два крупных промышленных предприятия - ОАО "Кировский завод" и ОАО "Ижмаш". Возглавив правительство в 1998 г., Борис Немцов пригласил "Альянс" в качестве управляющей компании в "Роснефть", а осенью 1999 г. правительство Казахстана привлекло группу к управлению Херсонским НПЗ. Чуть позднее она получила в управление Томский нефтехимический комбинат, Хабаровский НПЗ и пять предприятий нефтепродуктообеспечения на Дальнем Востоке.

Собрал из обломков

После смерти Зии Бажаева Муса возглавил "Альянс". Основной административный ресурс компании всегда составлял экс-губернатор Хабаровского края, а ныне министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев. Благодаря его покровительству "Альянсу" удалось получить Хабаровский НПЗ и еще пять местных предприятий нефтепродуктообеспечения, после чего компания начала выстраивать в регионе заправочную сеть. В 2005 г. "Альянс" без аукциона выкупил госпакет акций Хабаровского аэропорта, и НПЗ смог диктовать свой уровень цен на авиационный керосин. Затем в собственность "Альянса" перешел 17-процентный пакет авиакомпании "Владивосток авиа".

Но, пожалуй, самым лакомым куском стала "Артель старателей "Амур", которую "Альянс" сумел приобрести также по рекомендации Виктора Ишаева. Произошло это в 2007 г., и именно данный шаг стал первым в диверсификации бизнеса семьи Бажаевых (от авиационных активов "Альянс" позднее избавился). Артель создана в 1968 г. и добывает платину на Кондерском месторождении. Добыча платины составляет около 3,7 тонны в год, золота - от 0,6 до 2,3 тонны в зависимости от сезона. Это шестое по величине золотодобывающее предприятие России.

По большому счету "Альянс" уже давно остановился в развитии нефтяного бизнеса. От части активов компания избавилась, в некоторых, как, например, в СП с Shell на Украине, отстранилась от управления. "Кроме модернизации Хабаровского НПЗ, у компании не было ярких и интересных проектов, - констатирует экс-сотрудник "Сиданко". - По сути, "Альянс" был собран из обломков "Сиданко", и вперед движения не было. У Мусы нет агрессии Зии, нет желания идти вперед". В 2008 г. "Альянс" поглотил шведскую нефтяную компанию West Siberian Resources, которая вела разведку и добычу нефти в Тимано-Печоре, Волго-Уральском регионе и Западной Сибири, а также владевшую в Томской области одним мини-НПЗ. Но синергии и от этой сделки не получилось. Активы оказались слишком разбросаны по стране. В планах "Альянса" стояло увеличение добычи к 2012 г. до 4,5 млн тонн, но этого не произошло.

Подчиненные отзываются о Мусе Бажаеве как о жестком менеджере, партнеры - как о сложном переговорщике, знающем, что он хочет, и очень непубличном бизнесмене. Бывшие топ-менеджеры BP, с которыми он работал, уважают его как профессионала. "Но Муса Бажаев не потянул, - рассуждает источник "Ко", знакомый с деятельностью "Альянса". - То, что компания не смогла стать хедлайнером на рынке, говорит о многом". Вероятно, и по этой причине произошло объединение с ННК Эдуарда Худайнатова. А основной партнер по бизнесу - его 18-летний племянник Дени (сын Зии) - еще слишком молод, дабы управлять столь сложным бизнесом. Сейчас он всего лишь студент Московской экономической школы.

Нефть в обмен на платину

Решение о покупке ОАО "Артель старателей "Амур" стало переломным в бизнесе Бажаевых. На ее базе семьей была учреждена новая компания "Русская платина". В апреле 2011 г. к "Амуру" добавилась Черногорская горнорудная компания, владеющая лицензией на разведку, добычу и производство цветных и драгоценных металлов на Черногорском месторождении в Красноярском крае, год спустя компания выиграла федеральный конкурс на южную часть месторождения "Норильск-1" (запасы никеля - 851 300 тонн, меди - 1,2 млн тонн). "Бажаев перешел дорогу не только "Норильскому никелю", но и УГМК Искандера Махмудова, и Русской медной компании Игоря Алтушкина", - подчеркивает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

В Норильске "Амуру" (именно эта структура подавала заявку на конкурс) противостоял "Норникель". И если компания Владимира Потанина была готова приступить к разработке месторождения практически сразу и инвестировать в проект 150 млрд руб., то "Амур" намеревался взяться за освоение через 12 лет, а сумма инвестиций оказалась почти вдвое меньше. Тем не менее именно "Амур" стал победителем. С итогами конкурса "Норникель" не согласился и подал иск с требованием признать его результаты недействительными. Минприроды предложило не утверждать итоги конкурса, так как сочло, что заявка "Русской платины" не соответствовала условиям. С этим согласился и вице-премьер Аркадий Дворкович. Но Мусу Бажаева вновь поддержал Виктор Ишаев, и лицензия была передана "Амуру".

Сможет ли теперь Бажаев, у которого не имеется в регионе ни инфраструктуры, ни мощностей, ни опыта реализации столь крупных проектов, договориться с Потаниным, для которого Норильск - родная вотчина? "С Владимиром Потаниным у нас были и остаются добрые взаимоотношения. Мы вместе - и успешно - работали над рядом проектов. Несколько лет назад обсуждали различные варианты взаимодействия и по платине. В том числе говорили о возможном партнерстве (...) Еще в 2009 г. мы обсуждали возможности долевого участия "Норникеля" в наших платиновых активах", - отмечал Муса Бажаев в одном интервью. Собирается бороться "Русская платина" и за Масловское месторождение в Красноярском крае. Оно было разведано "Норильским никелем". Но пока компания не получила лицензию по праву первооткрывателя. Если "Норникель" не получит Масловское как первооткрыватель, то лицензию выставят на аукцион.

Кто же поддерживает Мусу Бажаева в данном противостоянии? Версий на этот счет несколько.

"У "Альянса" жесткая иерархия, родственные связи. Они всегда играли важную роль в российском нефтяном бизнесе, - поясняет Александр Разуваев, директор аналитического департамента "Альпари". - Но сейчас весь чеченский бизнес завязан на президента Чечни Рамзана Кадырова". По его мнению, Бажаев переориентирует бизнес с нефти на драгметаллы. Ведь всегда считалось, что это самое консервативное и надежное вложение. Этой же версии придерживается и Дмитрий Абзалов: "У Бажаева нет поддержки на федеральном уровне, только на Дальнем Востоке". С другой стороны, у Владимира Потанина нет монополии на развитие отрасли. Поэтому директор Центра политической информации Алексей Мухин предполагает, что "в пакетное соглашение по продаже "Альянса" входит и небольшой административный ресурс, который будет в дальнейшем помогать правильному партнеру".

Квазичастный бизнес

Практически все опрошенные "Ко" эксперты уверены, что в скором времени Бажаев продаст свою долю в СП. "Очевидно, что доля частных инвесторов будет сокращаться. Предел роста их компаний ограничен. Госструктуры имеют доступ к привлекательным активам. СП Бажаева - это переходный период перед продажей", - уверен Виталий Крюков. "С имевшимися у Бажаева активами развивать бизнес было сложно, - добавляет аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. - До того как компания провела делистинг на бирже (ноябрь 2013 г. - Прим. "Ко"), ее котировки снижались". По словам аналитика Rye, Man&Gor Securities Сергея Пигарева, последняя биржевая оценка стоимости компании составляла, без учета долга, $1,4 млрд, чистый долг - $1,8 млрд.

На продажу Муса Бажаев выставил компанию еще в прошлом году, говорят источники "Ко" на рынке, хотя сам бизнесмен упорно опровергал эту информацию. Среди потенциальных покупателей назывались "Русснефть" Михаила Гуцериева, владельцы НК "Дулисьма" братья Алексей и Юрий Хотины, ННК, но основным претендентом считалась "Роснефть". Да и сейчас многие уверены, что конечным покупателем уже объединенной структуры станет госкомпания. "ННК будет набивать себе цену, - считает Александр Разуваев. - Чем больше компания, тем за большие деньги можно будет продаться". По его мнению, эта сделка неизбежна, тем более что Худайнатов - близкий человек к власти, хорошо знает нефтяной бизнес и в данной ситуации выступает финансовым инвестором - консолидирует активы для дальнейшей перепродажи.

Причин, по которым не состоялась сделка с госкомпанией, могло быть несколько. Во-первых, слишком высокая цена, которую изначально хотел Бажаев. СМИ писали об оценке в $7 млрд. Во-вторых, как отмечает начальник аналитического отдела компании "Универ капитал" Дмитрий Александров, "Роснефти" и без "Альянса" есть что осваивать". И в-третьих, вопрос антимонопольного регулирования. "Альянс" занимает треть рынка нефтепродуктов на Дальнем Востоке, и покупку Хабаровского НПЗ с топливозаправочной сетью Федеральная антимонопольная служба просто бы заблокировала. "А так "Альянс" покупает квазичастная компания, близкий друг Игоря Сечина, претензий у ФАС нет", - поясняет Виталий Крюков. По его мнению, доля государства в нефтегазовой отрасли уже превысила все допустимые пороги, и дальше увеличивать его присутствие нельзя. Официально государство декларирует свой выход из бизнеса, но в реальности получается наоборот.

"Через Худайнатова государство продолжает консолидацию нефтянки. Когда была создана ННК, стало очевидно, что это обходной путь использования квазичастного бизнеса для покупки привлекательных активов, - рассуждает Виталий Крюков. - Конечная цель - построение вертикально интегрированной компании и ее продажа "Роснефти". Многие понимают, что это не независимый бизнес, за ним стоит могущественный человек".

След нефтетрейдера

Поддержка Худайнатова со стороны президента "Роснефти" - это только одна версия "происхождения" ННК. Перед уходом из "Роснефти" Эдуард Худайнатов лично встречался с Владимиром Путиным, у которого и получил одобрение на создание новой компании.

Независимая нефтегазовая компания была создана в конце 2012 г., а в августе 2013 г. бывший топ-менеджер госкомпании стал ее президентом. Тогда же произошла ее покупка люксембургским офшором Dako Energy Investments S.A. Чуть позднее состоялись и первые приобретения: ЗАО "Геотэкс", занимающееся добычей газа в Саратовской области, а также ОАО "Пайяха", работающее в Красноярском крае. Общая сумма сделок оценивается в $500 млн. Учитывая опыт и связи Худайнатова, с кредитами у него проблем не возникло. Официально компания не обязана раскрывать источники финансирования, и нигде не говорилось, что она брала кредиты. "На покупку и консолидацию работающих активов можно без проблем получить деньги, - говорит Дмитрий Александров, - и не обязательно кредитные. Это может быть и проектное финансирование". "Полагаю, что это квазинефтяные деньги, - добавляет Александр Разуваев. - Может быть, даже кэш "Роснефти" или "Сургутнефтегаза". Не думаю, что здесь задействованы ресурсы госбанков".

Поговаривают, что Худайнатова поддерживает бывший нефтетрейдер Геннадий Тимченко. Доказать его аффилированность с ННК нельзя. Компания зарегистрирована на офшорные фирмы. Но косвенные факты могут свидетельствовать в пользу этой версии.

Худайнатов большую часть жизни провел в Нефтеюганске, нефтяной столице ЮКОСа. В 1981 г. он пришел вышкомонтажником в "Юганскнефтегаз" (с 2004 г. входит в "Роснефть"), а в конце 1980-х занялся бизнесом. Сначала он возглавлял фермерское хозяйство "Бекон" в Нефтеюганске, а в 1993 г. стал сначала вице-президентом нефтеюганской акционерной нефтяной компании "Эвихон", а затем директором акционерного общества "Эвихон-2". Председателем совета директоров "Эвихона" был экс-глава Совета народных депутатов Ханты-Мансийского автономного округа Валерий Чурилов, а сама компания принадлежала экс-зампреду правительства Владимиру Шумейко и бывшему советнику президента Бориса Ельцина Михаилу де Буару. Эта, казалось бы, малоизвестная коммерческая структура прославилась тем, что финансировала строительство подмосковного санатория для сотрудников Федеральной службы охраны. Ей же были переданы в аренду на 50 лет бывшие госдачи ("Сосновка-1", "Сосновка-3" и "Горки-10-10" ). Это огромные площади на территории села Троице-Лыково, где за МКАД начинается Рублевский лес. В 2005 г. эти дачи всплыли в деле о незаконной приватизации госимущества.

Работая в Нефтеюганске, нельзя не заниматься политикой. И в 1996 г. Худайнатов стал заместителем главы администрации Нефтеюганска Владимира Петухова, возглавил местное отделение движения "Реформы - новый курс" (лидер - председатель Совета Федерации Владимир Шумейко), был председателем ханты-мансийского регионального совета движения, активно поддержавшего выдвижение Бориса Ельцина на пост президента России. Карьера чиновника начала складываться. В 2000 г. он выступил доверенным лицом Владимира Путина на выборах президента и возглавил его предвыборный штаб в регионе. И уже в 2002 г. его назначили главным федеральным инспектором по Ненецкому автономному округу аппарата полномочного представителя президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Виктора Черкесова, которого так же, как и Геннадия Тимченко, называют другом Путина. Политологи полагают, что работа в команде Черкесова - бывшего сотрудника КГБ, выпускника юрфака Ленинградского государственного университета (через два года после него этот факультет окончил Владимир Путин) - позволила Худайнатову заработать авторитет в среде "питерских чекистов". Возможно, что именно тогда он познакомился с Геннадием Тимченко. В 2003 г. Худайнатова позвали в "Газпром". Вернее, в его "дочку" "Севернефтегазпром" для освоения Южно-Русского месторождения, одного из крупнейших нефтегазоконденсатных месторождений РФ, расположенного в Ямало-Ненецком автономном округе. А пять лет спустя командировали в "Роснефть".

Тимченко vs Сечин

Еще в 2007-2008 гг. началась борьба за кресло Сергея Богданчикова, возглавлявшего "Роснефть" на протяжении десяти лет. Последний, как рассказывали источники "Ко", стал "слишком самостоятельным", и у него испортились отношения с куратором ТЭКа от правительства, тогдашним вице-премьером Игорем Сечиным. В 2010 г. истекал контракт с Богданчиковым, ситуация вокруг "Роснефти" обострялась. Игорь Сечин предлагал кандидатуру заместителя министра энергетики Сергея Кудряшова, тогдашний совладелец Gunvor (основной экспортер нефти "Роснефти") Геннадий Тимченко лоббировал экс-главу "Стройтрансгаза" Александра Рязанова и первого вице-президента "Роснефти" Эдуарда Худайнатова. Кстати, по данным ЕГРЮЛ, Эдуард Худайнатов был партнером Рязанова в краснодарской строительной фирме "ООО "Регионстройинвест". Впрочем, сам Тимченко это опровергал. "Данное решение (о назначении Худайнатова в "Роснефть". - Прим. "Ко") принималось Игорем Ивановичем (Сечиным. - Прим. "Ко".), наверное. Может быть, с кем-то он и советовался, но не со мной, - пояснял бизнесмен в одном из интервью. - Худайнатова я хорошо знаю и думаю, он показал себя достаточно эффективным менеджером, когда работал в "Газпроме" и запустил там Южно-Русское месторождение. Но у меня не было возможностей и оснований лоббировать его назначение в "Роснефть".

В конце 2000-х Тимченко и Сечин находились в хороших отношениях, и Эдуард Худайнатов был выбран на роль главы "Роснефти" в качестве компромиссной фигуры. "Худайнатов - человек Тимченко, и всегда им был, - рассказывает собеседник "Ко", знакомый с историей назначения топ-менеджера. - После увольнения из спецслужб он некоторое время работал на Тимченко, а в конце 2000-х был введен в "Роснефть", чтобы представлять интересы нефтетрейдера". Но позднее отношения между Сечиным и Тимченко испортились. Игорь Сечин начал отодвигать Худайнатова от управления "Роснефтью". Появился компромат - дело о банкротстве нефтяной компании "Североргсинтез" и выводе из нее активов. Поручителем по кредиту Parex Вank выступала "Севернефть", возглавлял которую брат Худайнатова Жан. Его подпись стояла в договоре поручительства. В мае 2012 г. Игорь Сечин сам возглавил "Роснефть", Худайнатов стал его первым замом, но спустя год ушел из компании. Дело в отношении "Севернефти" замяли. К тому моменту Сечина и Тимченко "помирил" Владимир Путин. "Условием ухода Худайнатова было то, что он остается работать в нефтяной сфере, собирая активы, но при согласовании с "Роснефтью", - поясняет собеседник "Ко", знакомый с этой историей. "ННК - это "пылесос", который подбирает за "Роснефтью" мелкие крошки", - подтверждает Алексей Мухин. По его словам, хотя Худайнатов и выходец из команды Игоря Сечина, но это не одна команда. Бизнесмен не так близок к команде главы "Роснефти", как предполагают многие.

Эксперты сходятся во мнении, что собранные Худайнатовым активы станут фундаментом для еще одной квазичастной компании по типу "Сургутнефтегаза". "Когда СП после реорганизации начнет генерировать свободный денежный поток, оно будет в состоянии жить самостоятельно, принося прибыль своим акционерам", - считает Андрей Полищук.

Сделка по слиянию двух компаний может стать крупнейшей на российском рынке с момента покупки "Роснефтью" ТНК-BP.
 
Суммарная ресурсная база СП оценивается в 500 млн тонн нефтяного эквивалента, текущий объем добычи - 3,5 млн тонн, но за несколько лет его планируется удвоить, чтобы в первую очередь загрузить Хабаровский НПЗ, мощность которого составляет 5 млн тонн. Стоимость объединенной структуры эксперты сегодня оценивают примерно в $6 млрд. Если прогнозы сбудутся, то СП приблизится по добыче к "Нефтисе" Михаила Гуцериева, сегодня добывающей около 7 млн тонн в год. А семья Бажаевых останется в лучшем случае с драгметаллами.