Лукашенко захотелось "Башнефти"

Белорусский диктатор хотел поправить свой энергетический баланс.
23.11.2016
После покупки "Роснефтью" госпакета "Башнефти" появляются заявления об интересе к этому активу со стороны самых неожиданных претендентов. Как оказалось, нефтяной компанией интересовался и президент Белоруссии Александр Лукашенко, который предлагал обменять ее на ряд активов привлекательных для России. Однако, предложение белорусского лидера экономически невыгодно и могло бы привести к негативным последствиям для "Башнефти".

7 МЛН ТОНН ДЛЯ СЧАСТЬЯ

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что предлагал России ряд промышленных предприятий в обмен на контрольный пакет "Башнефти". Среди предприятий, которые белорусская сторона была готова предложить России назвались: Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), предприятие космической отрасли "Пеленг" и завод "Интеграл", выпускающий продукцию электронной промышленности.

Во время пресс-конференции 17 ноября президент соседней страны сказал: "Когда была приватизация "Башнефти", я направил предложения вашему правительству, вашему руководству. Давайте … мы эти (белорусские – ред.) предприятия – с условием, что они будут работать лучше, чем сегодня – обменяем на акции "Башнефти", которые вы "Роснефти" передали или продали".

Белорусский лидер посетовал, что до сих пор не получил ответа и в очередной раз сообщил, что российское руководство не допускает белорусские компании к добыче нефти и газа в России. По словам Лукашенко, Белоруссии достаточно 7 млн т собственной добычи в год, чтобы страна стала самой процветающей в мире.

НЕФТЬ ВСЕМУ ГОЛОВА

Желание Минска получить добывающие нефтяные активы понятно: собственная добыча, пусть даже за рубежом, позволила бы Белоруссия загрузить свои НПЗ, являющие крупнейшими налогоплательщиками страны. Сейчас нефтепереработка и нефтехимия обеспечивают около 30% объема промышленной продукции и половину экспорта Минска. Свыше 70% продукции нефтепереработки и нефтехимии реализуется на внешних рынках, обеспечивая приток в страну столь необходимой валютной выручки.  

Белоруссия сама добывает нефть, хотя объемы добычи не велики – всего 1,65 млн т/г, поэтому нуждается в поставках сырья из России, откуда в Белоруссию идут нефтепроводы, поскольку в Советском Союзе нефтяная отрасль создавалась как единый комплекс. Всю добываемую нефть Белоруссия отправляет за рубеж – в Германию. Экономически это выгодно, так как белорусские НПЗ получают дешевую российскую нефть в рамках Таможенного союза.

До сих пор все попытки Минска обеспечить свои НПЗ из альтернативных источников не увенчались успехом. Нефть из других стран делала продукцию белорусских НПЗ неконкурентоспособной.

Получая дешевую российскую нефть и продавая за рубеж нефтепродукты и нефтехимическую продукцию с высокой добавленной стоимостью, белорусская экономика получает серьезную финансовую подпитку и возможность развития.

В 2015 г за поставки нефти из Росси было заплачено 6,2 млрд. долларов, а выручка от экспорта нефтепродуктов составила 7,5 млрд; с учетом собственной нефти – 8,01 млрд долларов. Экспорт превысил импорт на 1,25 млрд долларов, с белорусской нефтью – 1,83 млрд долларов. Таким образом, с каждой тонны нефтепродуктов, отправленной на экспорт, чистая прибыль составила в среднем 145 долларов. При этом прибыль от продажи примерно 6 млн тонн нефтепродуктов на внутреннем рынке в расчет не принимается.

НЕРАВНЫЙ ОБМЕН

Для России белорусские производственные активы действительно представляют интерес, особенно МЗКТ, который выпускает колесную базу для российских мобильных ракетных комплексов "Тополь". Однако, рынок сбыта для белорусской продукции находится исключительно в России. Продать колесные базы на международном рынке невозможно: страны, владеющие мобильными ракетными комплексами, имеют собственное производство в соответствии со своими стандартами и не проявляют желания покупать их в Белоруссии.

Кроме того, оценить белорусские активы – непростая задача. С одной стороны, все они являются государственными непубличными предприятиями; с другой – их бизнес почти полностью ориентирован на российский рынок без доступа к которому они едва ли будут интересны кому-либо.

А ЧТО, ЕСЛИ…

Для "Башнефти" контроль со стороны Белоруссии привел бы к деградации. Ценность компании представляют, прежде всего, три уфимских НПЗ – одни из лучших в России – развивать которые у Минска нет никакого резона, чтобы не создавать излишнюю конкуренцию для собственных предприятий.

Современная нефтепереработка – высокотехнологичное производство, требующее постоянных инвестиций. Положение белорусской экономики в настоящее время не самое лучшее. С начала года падение ВВП составило 2,8%. Минск надеется, что сможет улучшить экономическое положение, получив кредит от МВФ размере в 3 млрд долларов.

Кроме того, собственная добыча "Башнефти" не покрывает потребности уфимских НПЗ и компании приходится закупать нефть, добываемую в Западной Сибири. Если Белоруссия будет забирать половину добычи "Башнефти" в соответствии со своей долей участия, то уфимские заводы останутся без сырья и будут вынуждены сокращать производство, что приведет к самым печальным последствиям не только экономическим, но и социальным. Если же собственную добычу "Башнефти" полностью направлять на экспорт в Беларусь, а для уфимских НПЗ закупать сырье на стороне, то такой сценарий также экономически не оправдан. Таким образом, покупка "Башнефти" белорусскими властями была бы экономически бессмысленна. Ничего личного, только бизнес.