Лопнувший медиапузырь

Почему в России так любят Трампа.
25.10.2016
Есть верный признак того, что Трамп в действительности уже не рассчитывает на успех. За месяц до голосования он начал объявлять итоги выборов фальшивыми и подтасованными. Сквозь фирменную наглость и рекламный апломб просвечивает лузер. Его провал 8 ноября будут объяснять по-разному, но хватит и одной причины. Этот живописный персонаж — нереальный гибрид недвижимости и реалити-шоу, не подходит к государственной деятельности ни с какого бока. Он сам фальшак.

На планете есть три места, где его принимают всерьез и с симпатией. Палестинская автономия. КНДР («Мудрый деятель», — отозвался о нем Ким Чен Ын.) И мы. Отчего бы это?

Ну, понятное дело, Жириновский. Он сам такой. Однако же и Путин удостоил его комплиментами. «Он яркий очень человек, талантливый, без всяких сомнений», — сказал он, назвав Трампа «абсолютным лидером президентской гонки». Справедливости ради, Путин сделал это на стадии праймериз. Тем более странно.

Что это — искреннее благоволение, родство душ, вроде казуса Берлускони — кажется, единственного западного деятеля, которого ВВ продолжает называть своим другом? Не лучший выбор, но сердцу не прикажешь.

Или он поверил в примирительные слова Трампа в адрес России? Но слова у Трампа меняются на противоположные легко и просто.

Или это такой макиавеллистский ход — пожелать стране-недругу президента, чтобы ей мало не показалось?

Тяжелый случай. Российские пропагандисты из первой лиги без тени сомнения прочат Трампу победу. У нашей пропаганды точно своя американская действительность и свои американские факты. Спорить с публикой, для которой истина совсем не важна, — неблагодарное занятие. Придется поспорить с приличным человеком.

Михаил Таратута — спокойный американист, а не взвинченный антиамериканист, вдруг встал на защиту Трампа. В своем блоге на «Эхе Москвы» он пишет: «По существу Трамп ведет сегодня борьбу не только с демократами и их кандидатом, но и со всеми СМИ. Последние настолько увлеклись охотой на Трампа, что не замечают, как тем самым разрушают себя, разрушают стандарты журналистики, которыми были вправе гордиться долгие годы». «Ни террористы, ни ИГИЛ (организация запрещена в России), ни иранские фундаменталисты, ничто и никто иной не подвергается сегодня столь яростным атакам со стороны прессы, как Дональд Трамп, — настаивает Таратута. — Все, что угодно, только бы Трамп не попал в Белый дом». «Ведущие газеты и телеканалы Америки стали чем-то вроде агитплакатов штаба кампании Хиллари Клинтон».

Вообще говоря, вопрос, кто окажется в Белом доме, для американцев действительно немного важнее, чем судьба иранских фундаменталистов или ИГИЛ. «Агитплакаты»? Этот образ я бы употреблял не так размашисто. Он с некоторой натяжкой применим к телеканалу Фокс. К популярным радиостанциям, возникшим как голоса возбужденных «чайников». К крайне правым интернет-ресурсам типа «Брейтбарт Ньюс» или «Драдж Репорт». В том, что все они работают как очень напористая и голосистая клака Трампа, нет ничего удивительного. Но к этому добавляются оргподробности. Глава «Брейтбарт Ньюс» стал руководителем избирательного штаба Трампа. А срочно вышедший в отставку глава телеканала Фокс — медиасоветником Трампа. Громкий сексуальный скандал (великий и страшный шеф телеканала по совместительству претендовал на роль Синей Бороды) нисколько не помешал этому сотрудничеству.

Но, конечно, Михаил Таратута имеет в виду не это.

Две первые газеты Америки — «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» — остро конкурируют между собой, в том числе качеством своих «первых перьев». Колумнисты (каждое имя — в некотором роде идейный бренд) конкурируют друг с другом, в том числе остротой своих взглядов. В этом сезоне, однако, случилось нечто небывалое. Ни один из них не поддерживает Трампа. Все они его считают злом. И может быть, самая уничижительная критика принадлежит колумнистам-консерваторам, прореспубликанцам. Что за странное единодушие?

У Трампа на сей счет нет сомнений. «Политическая пресса — среди самых бесчестных людей, которых я когда-либо встречал…» «Если бы отвратительные и продажные медиа освещали меня честно и не пытались вложить ложные смыслы в слова, которые я произношу, я бы побивал Хиллари на 20 процентов». «Дебилы», «сволочь»… Он очень строг к журналистам. Есть за что.

Впервые за 126 лет своего существования вечно прореспубликанская газета «Аризона Репаблик» наотрез отказалась поддерживать республиканского ставленника. «Даллас морнинг ньюс», «Цинциннати энквайер», «Хьюстон Кроникл», поддерживавшие республиканских избранников, кто со времен Второй мировой войны, а кто и с Первой, — высказались за Клинтон.

У журнала «Атлантик» обет воздержания от редакционной оценки кандидатов, но он нарушил его, поддержав Клинтон и отвергнув Трампа как «самого вопиюще неквалифицированного кандидата от главной партии за 227-летнюю историю президентства в США». «Демагог, ксенофоб, сексист, ничегонезнайка и лжец», — характеризует его передовая «Атлантик».

«Ю-Эс-Эй Тудей», единственная в США общенациональная газета, никогда не высказывается, за кого она. Не сделала она этого и нынче. Зато она высказалась «против» — впервые. «Что бы вы ни делали, — призвала газета своих читателей, — не слушайте песню сирены и опасного демагога. Обязательно голосуйте, но только не за Трампа».

Трамп знает точно: это заговор. Еще недавно — он, можно сказать, купался в лучах благожелательного освещения. А тут жесткое облучение и обличение. И гуру нашей отечественной пропаганды ему вторят: это заговор, и клеймят эту хваленую демократию и продажную американскую прессу. Мысль о том, что пресса живет исключительно по команде и что выборы — это отработанный в именах и деталях, жестко манипулируемый процесс, — для них привычна. Вот и в Америке это так, видите?

В Америке это все-таки немного по-другому.

Трампу нечего жаловаться на прессу, он ей обязан всем. Его бизнес-феномен основан исключительно на паблисити. Ну а уж эту политическую фигуру создали телевидение и пресса. Это случилось на стадии праймериз. Праймериз — нудноватый процесс, а медиа нужен инфотейнмент. Трамп с его экстравагантностью и провокациями был куда более зрелищен. Так надулся медиапузырь Трамп — неожиданно сверх всякой меры. В реальной гонке, однако, когда ставка сделана и она так велика, пошел реальный счет, и пузырь лопнул, медиастрел генитальный герой уже не выдержал.

Такую заманчивую мысль о заговоре придется отбросить. Авторитетные консервативные издания и признанные либеральные издания, с которыми они обычно воюют не на жизнь, а на смерть, — сошлись в оценке Трампа. Можно назвать это единым фронтом серьезной прессы против выскочки и авантюрного демагога, можно — битвой за социальное самосохранение. Но это не грехопадение, это проснувшийся основной инстинкт.