Липецкого вице-губернатора считают главным лоббистом бизнеса братьев Петровых

Арестованы фигуранты дела о хищении средств гособоронзаказа.
27.03.2019
В громком уголовном деле о мошенничестве с деньгами гособоронзаказа появились фигуранты — основные акционеры АО «Липецкое станкостроительное предприятие» (ЛСП) братья Владимир и Кирилл Петровы. На данный момент им вменяется в вину хищение 40 млн руб. на поставках старых станков под видом новых, однако, по данным “Ъ”, эта сумма может увеличиться до 200 млн руб. Защита утверждает, что хищения были исключены, поскольку средства гособоронзаказа выделялись на возвратных условиях.

Как рассказали “Ъ” в Тверском райсуде Москвы, 23 марта Владимир и Кирилл Петровы были заключены под стражу по ходатайству следствия. Пока они находятся в статусе подозреваемых, мера пресечения избрана на два месяца — до 22 мая. Защита фигурантов уже обжаловала данное решение.

Обыски на ЛСП и связанных с ним предприятиях в Липецке, Москве и Санкт-Петербурге прошли 21 марта. Весь следующий день братья Владимир и Кирилл Петровы провели на допросе в ГСУ ГУ МВД по Москве. Поводом для возбуждения уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ стало заявление представителей АО «Станкопром», входящего в госкорпорацию «Ростех».

В рамках целевой федеральной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности на период до 2020 года» из бюджета «Станкопрома» было выделено 1,8 млрд руб. на перевооружение материальной базы станкостроительной отрасли, в том числе несколько сотен миллионов рублей в 2017 году получило ЛСП.
Предприятие закупило станки для листовой металлообработки у местного ООО «Интермаш», однако впоследствии выяснилось, что под видом новой продукции на завод поставили бывшие в эксплуатации агрегаты.

Как полагает следствие, подмена стала результатом преступного сговора топ-менеджеров двух компаний, направленного на хищение бюджетных средств. По данным “Ъ”, в настоящее время акционерам ЛСП вменяется хищение 40 млн руб., но в ближайшее время эта сумма может вырасти до 200 млн руб.

После обысков в СМИ стала появляться информация о связи задержанных Владимира и Кирилла Петровых с сайентологической церковью: в кабинетах руководства была найдена соответствующая атрибутика, а работников предприятия под угрозой штрафов якобы склоняли к участию в движении. Адвокат Владимир Данча, представляющий интересы Владимира Петрова, отказался комментировать его арест, пояснив, что предварительно он должен согласовать позицию со своим доверителем. «С учетом того, как это все показали,— сектантство, сайентология и все остальное, у меня нет желания комментировать. Крайне некорректно было подводить это все под сектантские темы»,— добавил адвокат.

По словам Александра Дорофеева, защитника второго фигуранта — Кирилла Петрова, оснований для содержания акционеров ЛСП под стражей нет. «Суд руководствовался формальными основаниями и, как мы считаем, полностью не изучил вопрос. Нам скрывать нечего, мы открыты. Петровы вину не признают. Им вменяется в вину хищение, но хищения как такового быть не могло. Деньги заемные, на данный момент они должны быть уже возвращены»,— сказал “Ъ” адвокат. Он уточнил, что сумма хищения в деле не фигурирует.

Липецкое станкостроительное предприятие — семейный бизнес, в который входит большое количество юрлиц, так или иначе связанных с братьями Петровыми. Так, помимо прямого владения ЛСП, Владимир и Кирилл Петровы контролируют ООО «Инвестиционная группа “Союз”», которое ранее выступало управляющей компанией акционерного общества. Это же юрлицо владеет ООО «СТП — Липецкое станкостроительное предприятие», а также фигурирующим в уголовном деле ООО «Интермаш».

По словам высокопоставленного источника “Ъ” в администрации Липецкой области, главным лоббистом группы станкостроительных компаний выступает бывший вице-губернатор Владимир Лаврентьев, долгое время отвечавший за промышленность региона. «Он ближайший соратник экс-губернатора Олега Королева, без его поддержки никаких заказов завод бы не имел. Петровых никто в Липецке серьезно не воспринимает»,— сказал собеседник. При этом «сайентологический след» в этой истории он назвал ложным: «Все гораздо прозаичнее, по-российски».