/
29.11.2016

Ланцет в помощь

На чем зарабатывает семья министра промышленности и торговли.
Арест главы Министерства экономического развития Алексея Улюкаева показал, что чиновники даже самого высокого ранга могут находиться в разработке у ФСБ.

Помимо опального министра, упоминались первый вице-премьер Игорь Шувалов и заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович. Борьба ли это с коррупцией или попытка нового передела сфер влияния между так называемыми силовиками и либералами, станет ясно после кадровых перестановок, которые в ближайшее время неминуемо последуют.

Скамейка запасных на пост главы МЭРа большая. Среди кандидатов – помощник президента Андрей Белоусов, возглавлявший Минэкономразвития в 2012–2013 гг., первый замглавы аппарата правительства Максим Акимов и первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Источник «Ко», близкий к аппарату президента, говорит и о возможной кадровой рокировке – переходе в Минэкономразвития вице-премьера Аркадия Дворковича с одновременной передачей его полномочий главе Минпромторга Денису Мантурову и повышением последнего до вице-премьера. «Молодой, амбициозный, явно засидевшийся в министерском кресле, которое уже давно перерос по своим возможностям», – отмечает собеседник «Ко».

Подобное перераспределение полномочий наиболее вероятно в сложившейся ситуации (тем более, что Мантурова поддерживает глава «Ростеха» Сергей Чемезов, друг Владимира Путина и один из тяжеловесов российской экономики), если бы не продолжение истории вокруг хищений во время строительства судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке. Проходящий по этому делу бывший глава ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» (ДЦСС) Игорь Борбот подал в Нью-Йорке иск к Мантурову, утверждая, что его уголовное преследование связано с тем, что он отказался уступить долю в учрежденной им компании «Владивосток девелопмент». «Ко» разбирался, как эта история может отразиться на дальнейшей карьере министра промышленности и торговли.  

«Звезда» с «Сатурном»

Игорь Борбот был в числе самых солидных предпринимателей Приморья периода губернаторства Сергея Дарькина. Он контролировал компании «Владивосток девелопмент», «Радиоприбор», «Мясной двор», группу строительных компаний RDS, а с конца 2011-го по май 2013-го возглавлял ДЦСС, на базе которого создается верфь «Звезда» – один из крупнейших судостроительных центров России. После того как в 2012 г. на фоне неопределенности с освоением российских шельфовых месторождений южнокорейская компания DSME вышла из проекта строительства «Звезды», его реализация приостановилась. Это зона ответственности Минпромторга, но дошло до того, что в историю с задержкой строительства лично вмешался Владимир Путин. «Короче, умирает все. И здесь все умирает, и у вас все умирает, и здесь сорвали проект огромный. Во всяком случае, внесли свой существенный вклад в срыв этого проекта. Молодцы, очень по-нашему», – такой вывод сделал Владимир Путин на совещании по вопросу о перспективах развития отечественного гражданского судостроения 30 августа 2013 г. Денис Мантуров оправдывал задержку тем, что от участия в проекте отказалась DSME, «поэтому Объединенная судостроительная корпорация осталась один на один с данным проектом».

В итоге было решено, что достройкой верфи займется консорциум «Роснефти» и Газпромбанка «Современные технологии судостроения», позднее к нему присоединились «Газпром» и «Новатэк». Первый этап строительства (оценивается в 45 млрд руб.) «Звезды» уже завершился. Согласно действующему графику, вторую и третью очереди должны сдать в 2018 г. Игорь Борбот в 2013 г. получил пост директора департамента локализации техники и технологий «Роснефти», однако летом 2014 г. был уволен, после того, как попал под уголовное преследование. Почему местом его работы стала «Роснефть»? Подконтрольный предпринимателю ЗМК «Восточный» уже построил под проект «Сахалин-1» буровую платформу «Беркут» по заказу компании Exxon Neftegas Limited и «Роснефти».

Сейчас Борбот находится под арестом в США, ожидая рассмотрения вопроса о депортации в Россию. По версии следствия, бизнесмен на посту главы ДЦСС разработал схему вывода денежных средств, предназначенных для строительства верфи, в подконтрольные ему бизнес-структуры. Сумма ущерба – более 4 млрд руб. «Нью-йоркский иск – это, возможно, попытка заявить о себе и подготовить условия для сделки со следствием, – считает директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов. – Сложно представить, что может рассказать Борбот, но здесь я вижу попытку обнаружить в действиях Мантурова коррупционную составляющую».

Правдива история с бизнесом Борбота или нет, будет разбираться следствие, но бывший совладелец НПО «Сатурн» и экс-мэр Рыбинска Юрий Ласточкин также называл Минпромторг причиной своего уголовного преследования. Он был вынужден согласиться на продажу акций «Сатурна» после того, как предприятие поставили в довольно жесткие экономические условия: ему требовалось погасить облигационный заем на 3,5 млрд руб., но денег не было. Сначала Федеральная служба по финансовым рынкам приостановила эмиссию семилетних облигаций «Сатурна» на сумму 3,5 млрд руб. Затем в отношении «неустановленных лиц – работников «Сатурна» следственное управление УВД Ярославской области возбудило два уголовных дела.

Инициатором проверок, в результате которых появились уголовные дела в сообщении НПО «Сатурн», был назван замминистра промышленности и торговли Денис Мантуров, который раньше возглавлял «Оборонпром». Минпромторг эту информацию тогда не комментировал. А когда «Сатурн» обратился за господдержкой в ВЭБ, руководство банка поставило условием продажу части акций «Оборонпрому», «дочке» ГК «Ростехнологии» (ныне «Ростех»), которая тогда начала формировать Объединенную двигателестроительную корпорацию (ОДК).

В итоге Ласточкин потерял контроль над предприятием, но, даже возглавив администрацию Рыбинска, продолжил критиковать ОДК, ОАК и Минпромторг, обвиняя чиновников в развале авиационной промышленности. «Он был опасен тем, что, понимая происходящее, называл вещи своими именами», – комментирует бывший топ-менеджер НПО «Сатурн». Тогда Ласточкина обвинили во взятке в размере 2 млн руб. за восстановление в должности главы местного МУП «Теплоэнерго». А также в ущербе, нанесенном НПО «Сатурн» во время его пребывания в должности, в размере 116 млн руб. В интервью газете «Рыбинская неделя» Юрий Ласточкин заявил: «Дело мое заказное и полностью сфабрикованное. Имена заказчиков известны: Чемезов и Мантуров с «шестерками» разного уровня. Причина – страх и месть за то, что придется ответить за бесконечное вранье народу и президенту». В сентябре 2015 г. суд приговорил экс-мэра Рыбинска к восьми с половиной годам колонии строгого режима и штрафу в 140 млн руб.

«Сатурн» находится в составе ОДК, являющейся «дочкой» «Оборонпрома», который, в свою очередь, нвходит в «Ростех». «Сатурн» продолжает оставаться убыточным: в 2015 г. его чистый убыток составил 2,2 млрд руб., в 2014-м он исчислялся 5,5 млрд руб., в 2013-м – 3,7 млрд руб., в 2012-м – 4,2 млрд руб. То есть «Ростех» и Минпромторг так и не помогли «Сатурну» стать прибыльным.

«Денис Мантуров, как и все в Минпромторге, считается креатурой Сергея Чемезова, – комментирует директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин. – Мы видим: где возникают интересы «Ростеха», там начинают появляться представители Минпромторга». Среди последних крупных назначений эксперт отметил вступление минувшим летом в должность нового губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. До этого чиновник был заместителем Дениса Мантурова. А в Крыму сейчас именно «Ростех», вернее, его «дочка» «Технопромэкспорт», строит новые ТЭС.

Если проследить интересы «Ростеха», то в последнее время он заинтересовался минеральными удобрениями, а Сергей Чемезов 2104 г. даже возглавил совет директоров «Уралкалия». «Чемезов неформально отвечает за калийную отрасль, – говорит заместитель генерального директора Центра политической информации Максим Лавниченко. – Мантуров же помогает в решении вопросов, касающихся этой отрасли». Так, например, в октябре прошлого года министр говорил о намерении «Ростеха» выкупить предприятие «Уфаоргсинтез» у «Башнефти» для создания на его базе центра малотоннажной химии в составе госкорпорации. И поддерживал эту сделку вопреки позиции Минэнерго, где считали, что проект противоречит собственным планам «Башнефти».

Сын дипломата

«Энергичный, деловой, с предпринимательским чутьем», – отзываются о министре знакомые чиновники. Хороший старт карьеры Мантурову во многом обеспечил его тесть Евгений Кисель. Отец министра в 1976 г. перевез семью в Индию, а затем на Шри-Ланку, где занимал должность советника посольства СССР. Там Мантуровы познакомились с семьей представителя «Аэрофлота» в Индии и Шри-Ланке Евгения Киселя.

Дочь Киселя Наталья и Денис Мантуров учились в одной школе, дружили, а уже в Москве, отучившись в вузах, поженились. В 1994 г. Денис окончил социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, а Наталья – ординатуру по пластической и реконструктивной хирургии Российского государственного медицинского университета.

В начале 1990-х Евгений Кисель вернулся в Россию и решил стать бизнесменом. Вместе с «Аэрофлотом» он создал совместную компанию «Аэрорепкон», которая занялась продажей авиабилетов, и сделал зятя своим заместителем. Затем у них появился другой бизнес – экспорт вертолетов Ми-8 в Индию, Шри-Ланку и Китай, где у Киселя осталось много связей по предыдущей работе. Мантуров открыл и собственный бизнес, учредив компанию «Белл лайн центр столичный», которая в 1996 г. стала одним из первых дилеров сотового оператора «Билайн».

В конце 1997 г. Киселю удалось консолидировать крупный пакет акций ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод» и пролоббировать назначение своего зятя заместителем генерального директора предприятия. Полученный там опыт и якобы дружеские отношения тестя с Сергеем Чемезовым помогли Мантурову в 2000 г. занять кресло коммерческого директора Московского вертолетного завода им. М.Л. Миля (МВЗ).

Три года спустя он возглавил «Оборонпром», целью которого была организация холдинга по строительству летательных аппаратов. Работники авиапредприятий на профессиональных форумах вспоминали, что в тот период активно распродавались заводские территории, а о новых разработках можно было забыть. «Совсем недавно две из трех московских территорий, принадлежавших МВЗ им. М.Л. Миля, оказались проданными. В основном здании ОКБ на оставшейся территории происходит насильственное уплотнение подразделений, чтобы принять «погорельцев», не учитывающее никаких норм техники безопасности и санитарии, – говорится в открытом письме Владимиру Путину, датированном началом 2006 г. и подписанном сотрудниками МВЗ. – На одной из проданных территорий оказались стенды, где сейчас ведутся государственные испытания управления гидросистем Ми-28Н, новой машины В-38, и вот-вот должны начаться испытания еще одного изделия. «Ну и что? – очевидно, решает Мантуров, – разрежем и перевезем стенды на завод в Панки». Но стенды не чемоданы, и даже не какой-нибудь станок. Их монтаж и запуск на новом месте продлятся 5–7 лет, а при отсутствии кадров (так складываются обстоятельства) – 10 лет и дольше. Также на этой территории есть и другие подразделения в рабочем состоянии».

В 2003 г., когда Денис Мантуров возглавил «Оборонпром», появилась фирма «Финансовые системы», учредила которую, по данным сервиса Kartoteka.ru, кипрская компания Monticello Holdings Limited, а генеральным директором стал Евгений Максимов, который работал вместе с Денисом Мантуровым на Улан-Удэнском авиационном заводе, также в должности заместителя гендиректора. Здесь можно проследить еще одну бизнес-связь. Евгений Максимов 24 октября этого года стал генеральным директором ЗАО «Смарт-холдинг». Его учредители – кипрская компания Colls Holdings Limited и член совета директоров девелоперской компании «Опин» Сергей Кошеленко. На финансовом рынке это известный человек. В 2003–2008 гг. он был зампредом правления Росбанка, а затем четыре месяца возглавлял АПР-банк, приобретенный Михаилом Прохоровым. В начале 2009 г. Кошеленко стал совладельцем управляющей компании «РБизнес управление активами» (прежнее название – ООО «Управляющая компания Росбанка»), вместе с топ-менеджментом компании он выкупил ее у Прохорова. Впрочем, работа УК «РБизнес управление активами» была остановлена, после того, как несколько ее клиентов обратились к компании с исками о возмещении убытков от доверительного управления по итогам 2008 г. Общая сумма требований превысила 6 млрд руб., и УК «РБизнес управление активами» была признана банкротом. Кошеленко в 2010 г. стал заместителем генерального директора ИК «ВЭБ капитал», где занимался реструктуризацией непрофильных активов ВЭБа, и в этой должности проработал около двух лет.

К 2007 г. компания «Финансовые системы» числилась совладельцем более десятка различных фирм, в том
числе и нескольких оборонных предприятий. В 2009–2010 гг. Федеральная антимонопольная служба дважды отказывала «Финансовым системам» в просьбе увеличить свои доли в оборонных предприятиях, аргументируя это тем, что ей «не удалось установить достоверных сведений о действительных владельцах ООО «Финансовые системы».

Кстати, одна из компаний, принадлежавших «Финансовым системам», – ООО «Резерв-М» (деятельность агентства недвижимости) – в 2008 г. была продана сестре Алины Кабаевой Лейсан.

В Минпромэнерго (с 2008 г. – Минпромторг) Мантуров пришел в сентябре 2007 г. на должность замминистра. Тогда ему пришлось избавиться от части своих активов. Так были ликвидированы ЗАО «Белл лайн», ЗАО «Белл лайн центр столичный» и ООО «Климант», которое занималось продажей запчастей для вертолетов. В 2012 г. чиновник возглавил министерство, но основной бизнес Мантуровых остался в семье.

Жена министра

Евгений Кисель помог дочери Наталье организовать бизнес для работы по специальности. «Центр пластической хирургии и косметологии «Ланцетъ», был открыт в 1999 г. и располагается на базе клинической больницы №1 Управления делами президента РФ, – гласит сайт «Ланцета». – Благодаря такому сотрудничеству пациенты нашего центра обеспечены всеми необходимыми условиями для безопасного и комфортного пребывания». Первой в разделе «Специалисты (пластические хирурги)» значится сама Наталья Мантурова – «доктор медицинских наук, пластический хирург, врач высшей категории, заведующая кафедрой пластической и реконструктивной хирургии, косметологии клеточных технологий ФУВ РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Главный внештатный специалист, пластический хирург департамента здравоохранения г. Москвы».

Впрочем, первая клиника Мантуровой недавно была закрыта, вернее, переведена в Институт пластической хирургии и косметологии на ул. Ольховка (м. «Красносельская»). Это еще одна ее клиника, первое в стране медицинское заведение, связанное с косметологией, – бывший Институт косметики и гигиены Главпарфюмерпрома, основанный в 1937 г. приказом наркома пищевой промышленности СССР Анастаса Микояна. Здесь Мантурова работала пластическим хирургом в 1993–2005 гг., а в феврале 2013 г. учрежденный ею Фонд развития медицинских технологий выкупил эту организацию. Кстати, партнером фонда в одной из учрежденных им компаний (ООО «Тарус») выступает бывший пресс-секретарь «Роскосмоса», фотомодель Анна Ведищева.

Среди партнеров Центра пластической хирургии и косметологии «Ланцетъ» – клиника аппаратной косметологии «Ланцентъ-центр», открытая на ул. Малая Спиридоновка в 2009 г. (также на 100%
принадлежит Наталье Мантуровой, прежнее название – «Делайт-Ланцетъ») и клиника «Ланцетъ» в «Приморье» – черноморском пансионате, принадлежащем Мантуровым, куда после косметологических операций отправляются на реабилитацию клиенты «Ланцета». Клиника появилась в 2003 г. и изначально была зарегистрирована на Дениса Мантурова. Сейчас же ее учредителем выступает ПАО «Пансионат «Приморье», юридически объединившийся в прошлом году с санаторием «Дружба-Геленджиккурортсервис». Эти пансионаты были выкуплены у Федерации независимых профсоюзов России.

В марте 2012 г. Наталья Мантурова зарегистрировала еще одну клинику пластической хирургии, «Ланцет 31», которая должна была начать работать на базе московской городской клинической больницы №31. Но этот проект не пошел. В январе 2015 г. клиника была переписана на гендиректора «Финансовых систем» Евгения Максимова, а уже в январе 2016 г. ее учредителем значилось некое ООО «Каракка», зарегистрированное в Вологодской области по адресу массовой регистрации. Судя по всему, это было сделано для ликвидации компании. Действительно, тогда же «Ланцет 31» прекратил свою деятельность.

Переключились на строительство

С семьей Мантуровых связывают два девелоперских проекта, реализуемых на первой и второй линиях на берегу Геленджикской бухты. По сообщениям специализированного медицинского журнала Vademecum, первый проект строится на базе двух находящихся по соседству пансионатов – «Приморье» и «Дружба». На месте «Дружбы» появятся гостиничный комплекс и клиника, ориентированная на косметологию и пластическую хирургию. Плановая сумма вложений – 1,88 млрд руб. На территории «Приморья» уже находятся спальные корпуса классов «Люкс» и «Стандарт», бизнес-центр, небольшой медицинский центр, SPA-зона, несколько ресторанов и собственный закрытый пляж. После присоединения территории «Дружбы» «Приморье» займет более 4,5 га на первой линии Геленджика, став крупнейшим гостинично-санаторным комплексом курорта. Окончание работ намечено на 2019 г.

Второй крупный проект в Геленджике, в связи с которым упоминают Наталью Мантурову, – комплекс апартаментов и таунхаусов Fellini, строящийся на месте санатория «Геленджик». На официальном сайте комплекса, который в презентации для покупателей называют «приморской Остоженкой», обозначено, что строительство было начато летом 2015 г.

Основным владельцем ПАО «Санаторий «Геленджик» является компания «Жемчужина», 40% которой принадлежит тем же «Финансовым системам», сообщает Vademecum. На сайте центра раскрытия корпоративной информации «Интерфакса» ПАО «Санаторий «Геленджик» обозначено как аффилированное с «Приморьем» (данные на 31 декабря 2015 г.). Запланированный объем инвестиций в первый этап строительства – апартамент-отель –  449,6 млн руб.

Сумма огромная, даже по сравнению с доходами Мантуровых, которые оцениваются приблизительно в 130–150 млн руб. в год. Например, в 2015 г. по доходам среди семей членов правительства Мантуровы занимали четвертую строчку, после Абызовых, Шуваловых и Трутневых, с суммой 149,9 млн руб. Причем вклад Натальи Мантуровой составил всего 5,1 млн руб. Хотя средства на строительство апартаментов и таунхаусов могут быть и заемными. Само ПАО «Пансионат «Приморье» в 2014 г. заявляло о намерении взять кредит на сумму более 15 млрд руб.

«Мантуров не бедный человек и не был таковым, когда пришел в Минпром, – говорит Григорий Добромелов. – Принятая сегодня среди чиновников концепция не предполагает, что следует стесняться своих доходов. Наоборот, теперь это своего рода позиция: «Я богатый, и воровать мне не надо». Другое дело, что многие чиновники все-таки имеют дополнительный доход. Но и его не всегда можно назвать коррупционной рентой».  

Баланс интересов

«В истории с Алексеем Улюкаевым все ясно – чиновник такого высокого уровня допустил массу ошибок. Главная из них заключается в том, что при проведении любых работ с государственной или частной структурой он должен назначать встречи на своей территории, в своем кабинете, – говорит директор Дальневосточного консалтингового центра Петр Ханас. – Впрочем, и там он не застрахован от следственных действий со стороны силовых ведомств». По его словам, если коррупционная составляющая будет доказана, министра осудят. И более того, никто из чиновников не может быть застрахован от подобного.

Впрочем, история с иском Игоря Борбота к Денису Мантурову несколько другая. «Маловероятно, что министр промышленности, имея, по сути, неограниченный ресурс и прочные связи с «Ростехом», стал бы так рисковать своей карьерой», – полагает Григорий Добромелов. Да и у Сергея Чемезова позиции более чем стабильные.

Опрошенные «Ко» эксперты не могут припомнить случая, когда кто-то из окружения главы «Ростеха» поплатился свободой. Да, идет ротация кадров, но приближенные к Чемезову чиновники и топ-менеджеры госкомпаний перемещаются с должности на должность по определенной орбите.

Арест Улюкаева говорит о том, что чиновники могут делать странные вещи и многие министры структурно связаны с госкомпаниями и госкорпорациями. Между бизнесом и властью очень тонкая грань, и понятно, что бизнесмены могут влиять на решения чиновников.

«Подобная ситуация с арестами, правда, заместителей министров, наблюдалась в 2007 г., – вспоминает Павел Салин. – Это происходило накануне объявления Владимиром Путиным своего преемника на президентском посту». Тогда арестовали самого близкого к экс-министру финансов Алексею Кудрину человека – его заместителя Сергея Сторчака. Был взят под стражу руководитель департамента оперативного обеспечения Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Александр Бульбов по подозрению в незаконном прослушивании телефонных переговоров и разглашении гостайны. А это был удар по главе ФСКН Виктору Черкесову, который развернул слишком активную деятельность накануне президентских выборов. Он мог возглавить Совет безопасности России, изменить роль этой структуры и усилить ее влияние. «Тогда Владимир Путин вернул баланс сил, выбрав своим преемником Дмитрия Медведева. Подобный сценарий может повториться, – резюмирует Павел Салин. – Вопрос в том, какой баланс найдет президент в сегодняшней ситуации».

Судя по всему, сейчас в выигрыше могут оказаться не банкиры и финансисты, а промышленники, представители реального сектора, производственники.