«Лаборатория Касперского» оценила эффект от негативных публикаций в США

Из-за негативных публикаций в американских СМИ и «геополитического давления» нематериальные активы «Лаборатории Касперского» в США обесценились на 3 миллиона долларов. Это не помешало компании возобновить выплату дивидендов акционерам.
24.08.2018
Kaspersky Labs Limited, головное юридическое лицо группы компаний «Лаборатория Касперского», признала обесценение гудвилла (нематериальные активы компании, включая перспективность бизнеса, деловую репутацию и т.д.) от приобретения «дочек» в США на $3 млн, до $7 млн. Об этом говорится в отчете компании по МСФО за 2017 год, опубликованном 23 августа.

«В результате негативного новостного фона в США группа пересмотрела свои прогнозы для местного рынка и отразила уменьшение гудвилла», — отмечается в документе. Среди других факторов снижения гудвилла — высокая конкуренция на рынке США, а также «геополитическое давление».

Kaspersky Labs​ вышла на рынок США в 2011 году. Сейчас у компании две «дочки» в этой стране: Kaspersky Lab Inc. и Threatpost Inc (до 2016 года называлась Kaspersky Government Security Solutions).

В течение 2017 года в США вышло несколько публикаций о группе, в которых утверждалось, что ее продукты могли использоваться для шпионажа против властей страны, отмечается в отчете. Вслед за этим Министерство внутренней безопасности США (Department of Homeland Security, DHS) запретило использовать продукты Kaspersky Labs в федеральных агентствах. Затем президент США Дональд Трамп подписал закон, запрещающий всем штатским и военным агентствам использовать софт компании. «Действия DHS и закон привели к ущербу для репутации группы в индустрии ИT-безопасности, а также снижению продаж в США», — говорится в отчете.

В ответ компания подала два иска в американские суды с требованием отменить директиву DHS и закон. В исках «Лаборатория Касперского» заявляла о падении продаж в третьем квартале 2017 года вследствие действий американского правительства. Компания указывала, что в 2016 году на США приходилась примерно четверть всех продаж в мире. Инвестиции в продвижение на этом рынке за 12 лет превысили $500 млн, из них более $65 млн пришлись на 2016 год. Однако на продажах именно госорганам США компания заработала только $54 тыс. в 2016 году.​ Оба иска были рассмотрены в 2018 году, требования компании не удовлетворили.

В июне этого года депутаты Европарламента большинством голосов приняли резолюцию о киберзащите. В документе подчеркивалось, что «Россия, Китай и Северная Корея совершали злонамеренные кибератаки на критически важную инфраструктуру в ЕС, занимались кибершпионажем и массовой слежкой за гражданами ЕС, а также проведением кампаний по дезинформации и ограничению доступа к интернету (например, Wannacry, NonPetya)». Резолюция призывала европейские институты пересмотреть подход к выбору программного обеспечения, а также ИТ- и коммуникационного оборудования. Такая мера должна исключить использование потенциально опасных программ и устройств, а также ввести запрет на те, вредоносность которых была подтверждена. В качестве примера вредоносного в резолюции упоминалось программное обеспечение «Лаборатории Касперского». В ответ на это основатель компании Евгений Касперский заморозил сотрудничество с европейскими правоохранительными органами, включая Европол.

Опасный софт

«Переоценка гудвилла означает, что компания признает, что переплатила за приобретенный когда-то актив и сейчас его рыночная стоимость ниже. Возможно, это связано с тем, что реальный эффект, который бизнес получил от приобретения «дочки», оказался ниже ожидаемого», — пояснил старший аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин, добавляя, что снижение гудвилла негативно отражается на чистой прибыли компании. В то же время Либин оговорился, что этот показатель не влияет на реальные денежные потоки и не отражает оценку бизнеса компании с финансовой точки зрения.

По итогам 2017 года объем продаж Kaspersky Labs вырос на 6% по сравнению с 2016 годом, до $711 млн (без учета влияния курса доллара рост составил 3%). В своем отчете Kaspersky Labs подчеркивает, что основной доход ей приносят продажи продуктов конечным пользователям, а не госструктурам. EBITDA компании снизилась на 17%, до $129 млн: на показатель повлиял рост расходов на исследования и разработки на 22%, до $141 млн, а также переоценка размера внутригруппового долга в размере $49 млн из-за колебаний курса доллара, поясняется в документе. Эти же факторы привели к тому, что в 2017 году компания получила чистый убыток в размере $16 млн против чистой прибыли в $91 млн в 2016 году. Kaspersky Labs не была убыточна с 2006 года (тогда ее чистый убыток составлял $8,05 млн), следует из документов компании.

В то же время в 2017 году Kaspersky Labs возобновила выплаты дивидендов, направив акционерам $8,5 млн. Последний раз Kaspersky Labs платила дивиденды в 2014 году, тогда они составили $10 млн.​

Кто владеет «Лабораторией Касперского»

На июль 2018 года 83% акций Kaspersky Labs принадлежали основателю и гендиректору «Лаборатории Касперского» Евгению Касперскому, еще одному основателю и советнику по корпоративному управлению компании Алексею Де-Мондерику — 10%, Вадиму Богданову (также является сооснователем) — 7%, менее 1% акций у австралийского регистратора Computershare.