Курс Франка

Что стоит за приватизацией «Совкомфлота».
16.12.2016
Слабые финансовые показатели «Совкомфлота», падение фрахтовых ставок, санкции и закрытые для России мировые рынки – все эти факторы говорят против приватизации госкомпании.

Единственный аргумент за – дефицит бюджета, поэтому IPO намечено на первый квартал следующего года.

Реализовать 25-процентный госпакет планировалось еще в 2010 г., но приватизация постоянно откладывалась из-за неудачной конъюнктуры финансовых рынков. Cудя по тому, как быстро чиновники продали «Башнефть», возражать на этот раз никто не будет. Это не в интересах ни самого правительства, ни, тем более, главы «Совкомфлота» Сергея Франка, заинтересованного в первую очередь в сохранении своего положения в компании. Четкой позиции у нынешнего руководителя нет. С одной стороны, он регулярно говорит о несвоевременности продажи компании, аргументируя это низким рынком, а значит, и невысокой ценой. С другой стороны, против течения он не поплывет. «Франк всегда говорит начальству да, – отмечает его бывший подчиненный. – Его позиция – сохранить себя на своем посту». Именно дипломатические качества позволили Сергею Франку шесть лет руководить Министерством транспорта РФ (на этом посту он проработал в шести составах кабинета министров), сейчас он уже на протяжении 12 лет возглавляет крупнейшую в стране государственную судоходную компанию.

Морской путь

«Совкомфлот» стал для Сергея Франка тем самым запасным аэродромом, куда он мягко приземлился после отставки кабинета министров Михаила Касьянова в 2004 г.

В Москву будущий министр перебрался в 1995 г. Его пригласил к себе заместителем тогдашний министр транспорта Николай Цах, так же, как и Сергей Франк, начинавший карьеру в Дальневосточном морском пароходстве (ДВМП). А вот о том, как Франк очутился в кресле министра, существует легенда, опубликованная в газете «Совершенно секретно»: «В декабре 1996 г. Борис Березовский и заместитель гендиректора «Аэрофлота» Николай Глушков обратились к министру Цаху с просьбой подписать распоряжение, разрешающее аккумулировать все средства, собираемые представительствами «Аэрофлота» за рубежом, на счетах швейцарской фирмы «Андава». Надо сказать, что к этому времени аэрофлотовские деньги уже вовсю собирались «Андавой». Но Глушкову предстояло получить лицензию Центробанка, а потому на всякий случай надо было запастись более весомым документом, чем приказ гендиректора «Аэрофлота» Евгения Шапошникова. Цах ходокам категорически отказал. Березовский с Глушковым, дождавшись, когда министр уедет в командировку, пришли к Франку, исполнявшему обязанности министра. И тот распоряжение подписал. Березовскому давно хотелось иметь своих людей в Министерстве транспорта. <…> Использовав свои кремлевские связи, Березовский добился отстранения Цаха и назначения Франка».

В Минтрансе Сергей Франк мало чем себя проявил. «Министр запомнился разработкой транспортной стратегии России до 2030 г., при нем начались создание дорожных фондов, строительство морских портов на Балтике и реформа Министерства путей сообщения, – отмечает собеседник «Ко» в РЖД, – но прямой заслуги Франка в этом не было. Все эти решения принимались на более высоком уровне». Кстати, в период работы Франка в Минтрансе развалилось крупнейшее в стране Балтийское морское пароходство, продолжился вывод морских судов в офшоры под флаги других государств (это касалось и «Совкомфлота», и «Новошипа» – Новороссийского морского пароходства), была ликвидирована Федеральная служба воздушного транспорта, вместо которой создали Государственную службу гражданской авиации, уже подчиненную Минтрансу.

В 2000 г. «Совкомфлот» возглавил 30-летний заместитель руководителя департамента экономики транспорта и связи Министерства экономики России Дмитрий Скарга. Это назначение произошло не без поддержки тогдашнего совладельца нефтетрейдера Gunvor Геннадия Тимченко, в чьей шипинговой компании «Кинэкс-Кириши» раньше работал Скарга. Интерес Тимченко к «Совкомфлоту» понятен – Gunvor был одним из крупнейших клиентов судоходной компании.

С министром транспорта у молодого топ-менеджера отношения не сложились. Возможно, потому, что у Франка на «Совкомфлот» были свои виды: в конце 1990-х – начале 2000-х слишком часто менялся кабинет министров, и никто не мог гарантировать министерское кресло на длительный срок. «Учитывая опыт Франка в организации морского бизнеса, работу в ДВМП, можно предположить, что он начал готовить себе место для отступления заранее, – говорит бывший чиновник Минтранса. – Идея объединения «Совкомфлота», «Новошипа» и ДВМП впервые была озвучена министром в 2000 г. Два года спустя Франк предложил правительству создать морской холдинг или альянс, но уже без приватизированного ДВМП. Но тогда в правительстве его не поддержали. Торпедирование этого проекта началось после смены правительства, весной 2004 г., когда в Белый дом пришел Михаил Фрадков, а Франк стал его помощником».

Против объединения выступали чиновники некоторых министерств, менеджеры двух пароходств, считая, что у двух независимых компаний есть серьезный потенциал роста, а их слияние убьет конкуренцию. Более логичным, по их мнению, было бы приватизировать госпакеты обеих компаний. Не нравилась идея и администрации Краснодарского края, где был прописан «Новошип». Краснодарские чиновники опасались, что лишатся одного из крупнейших налогоплательщиков. «Нужно либо оставить все, как есть, либо объединить компании на базе «Новошипа». Наша компания превосходит «Совкомфлот» по экономическим показателям. Где ж это видано, чтобы более слабая компания поглощала более сильную?» – говорили в администрации края.


Убрать противников

На начало 2005 г. «Совкомфлот» эксплуатировал 50 судов (включая 39 танкеров) дедвейтом 3,9 млн т и балансовой стоимостью $1,9 млрд. «Новошип» – 53 судна (47 танкеров) на 3,8 млн т и $1,54 млрд. Выручка «Совкомфлота» по МСФО за 2005 г. – $411,9 млн, чистая прибыль – $143,3 млн, а «Новошипа» – $432,7 млн и $244,6 млн соответственно.

Тем не менее в качестве консультанта Минэкономики привлекло инвестиционный банк JP Morgan Chase, который на протяжении всего лета 2004 г. проводил анализ потенциального слияния.

Оценки JP Morgan Chase легли в основу принятого плана развития «Совкомфлота». К 2010 г. флот должен был вырасти до 175 судов дедвейтом 11,8 млн т. Выручка должна была составить в 2010 г. $1 млрд, а стоимость активов – $7 млрд против тогдашних $2 млрд. «Я до сих пор считаю, что от объединения никто не выиграл, синергии не получилось. Когда я пришел в «Совкомфлот», компания оценивалась в $110 млн. Когда я уходил, JP Morgan оценил ее в $1 млрд, примерно столько же стоил и «Новошип», – говорит Дмитрий Скарга. – Акции из одного государственного кармана переложили в другой, без оплаты в бюджет, а государство в результате потеряло два независимых центра развития судоходства. У руководства «Совкомфлота» нет новых идей – только традиционные танкерные перевозки и газовозы, обслуживающие нефтяные и газовые промыслы. Когда нефть перестанет быть товаром номер один, компания начнет умирать».

Сергей Франк добился назначения на должность гендиректора «Совкомфлота» в октябре 2004 г. Помог Михаил Фрадков, сына которого, Петра, Сергей Франк помог трудоустроить в ДВМП. Официально причины смены руководителя не назывались. Вопросов к финансово-экономическому состоянию «Совкомфлота» не было. Но на рынке всем было понятно, что добился этого назначения сам Сергей Франк. Теперь перед ним стояла задача объединить два пароходства, а для этого следовало убедить в необходимости этого шага правительство. Чем бывший министр и занялся.

В марте 2005 г. свой пакет акций (17%) одной из подконтрольных государству «дочек» за $160 млн продал АКБ «Акрополь», за которым стояли структуры Ахмеда Билалова. Это позволило увеличить федеральную долю в «Новошипе» до 75% и в сентябре того же года отправить в отставку сопротивлявшегося объединению генерального директора «Новошипа» Тагира Измайлова. Вместо него компанию возглавил один из заместителей Сергея Франка в «Совкомфлоте» Сергей Терехин. Билалов, кстати, очень хорошо заработал на продаже «Новошипа». В 2002 г. он выкупил 26% его акций у компании «Спутник» Бориса Йордана всего за $15 млн.

Вопрос о слиянии двух крупнейших российских пароходств к концу 2005 г. оказался практически предопределенным, но президентский указ об объединении был подписан только летом 2007 г. До этого ведомства никак не могли согласовать параметры и условия предстоящей процедуры.

Франк vs Скарга

Занимаясь объединением двух компаний, Сергей Франк не забыл о своем предшественнике Дмитрии Скарге, занимавшем тогда кресло сенатора от Волгоградской области. В июне 2005 г. «Совкомфлот» подал иск в Высокий суд Англии против 16 офшорных компаний, занимавшихся фрахтом и организацией судоперевозок. Среди ответчиков были питерский предприниматель Юрий Никитин, бывший гендиректор «Совкомфлота» Дмитрий Скарга, бывший менеджер лондонского офиса «Совкомфлота» Юрий Привалов и экс-президент «Новошипа» Тагир Измайлов. «Франку нужно было отвести от себя потенциальную угрозу проверок в компании, поэтому он и инициировал дело против бывших руководителей», – говорит источник «Ко», близкий к Минтрансу. Общая сумма претензий составляла $810–880 млн. Компания пыталась взыскать ущерб от сделок 2001–2004 гг. по договорам на аренду судов и опционам по купле-продаже судов на «некоммерческих условиях или по явно заниженным ценам». Якобы Юрий Никитин и связанные с ним компании подкупали должностных лиц пароходства и его «дочек», действия же Дмитрия Скарги, Тагира Измайлова и остальных нанесли ущерб компании.

Но главным ответчиком был все же не Дмитрий Скарга, а его друг Юрий Никитин. В начале 1990-х он познакомился с одним из основателей нефтетрейдера «Кинэкс» – Евгением Маловым. Они вместе создали компанию «Кириши-шиппинг». А в 1998 г. компания была перерегистрирована в офшоре под названием Premium Nafta Products Ltd. (PNP). Ее совладельцами стали Юрий Никитин, Евгений Малов, Геннадий Тимченко, Андрей Катков и Адольф Смирнов. Как говорится в материалах дела в Лондонском суде, в 2003 г. Тимченко решил разделить основной бизнес с Катковым и Маловым. Тимченко хотел выкупить пакет Никитина, но тот продал его Каткову и Малову. По показаниям Никитина, Тимченко хотел реванша. Именно с этим сам Никитин и связывал начало уголовного и судебного процесса с «Совкомфлотом». Здесь стоит напомнить, что в 2008 г. стало известно, что сын Сергея Франка Глеб помолвлен с дочкой Геннадия Тимченко Ксенией. Позднее они поженились.

«Все обвинения против меня, Никитина и Измайлова были сняты в декабре 2010 г. судьей Высокого суда Лондона Эндрю Смитом, – рассказывает Дмитрий Скарга. – «Совкомфлот» компенсировал все судебные издержки мне (около 8 млн фунтов стерлингов) и Измайлову». По его словам, это решение не понравилось «Совкомфлоту», и компания подала апелляцию. Но суд в 2013 г. ее отклонил. В ноябре 2014 г. Верховный суд Великобритании поставил точку в этом деле, освободив Юрия Никитина от выплаты компании Novoship (UK) Limited компенсации в размере $154 млн. На время судебных разбирательств были заморожены деньги ($90 млн), принадлежащие Никитину. Он подал два иска – о компенсации судебных издержек и компенсации ущерба от невозможности использовать $90 млн – и в сентябре 2016 г. выиграл дело. Мало того, что «Совкомфлот» теперь должен выплатить предпринимателю около $80 млн ущерба с учетом процентов и юридических расходов. В решении суда говорится, что действия Сергея Франка и его подчиненных «содержат бóльшую степень вины, чем предполагаемые нарушения со стороны Никитина». Судья Мэйлс также указал на «нечестность Франка» и «фабрикацию доказательств» со стороны истцов. По словам Дмитрия Скарги, «Совкомфлот» нанял частных детективов для слежки и сбора документов по этому делу, и Сергей Франк якобы лично инструктировал детективов, что следовало из некоторых представленных в суде бумаг. В то время Скарга занимал должность сенатора, а значит, подобный сбор информации был нарушением Уголовного кодекса. «В суде Сергей Франк отрицал отношение к этому проекту», – отмечает Дмитрий Скарга.

Пока единственным виновным по этому делу признан Юрий Привалов. В 2012 г. Дорогомиловский суд Москвы приговорил его к четырем с половиной годам лишения свободы и штрафу в 1 млн рублей. Он был признан виновным в присвоении и пособничестве в присвоении денежных средств в составе преступной организации в особо крупном размере – $67 млн. Позднее Мосгорсуд сократил Привалову срок наказания до трех лет. Дело в отношении него рассматривалось в особом порядке, так как он признал вину и сотрудничал со следствием. В мае этого года Генпрокуратура России направила в суд для заочного рассмотрения материалы уголовного дела в отношении Дмитрия Скарги, Тагира Измайлова и Юрия Никитина, обвиняемых в хищении более 8 млрд рублей. Но решения суда еще нет.

Друзья

«Административный ресурс Франка – это Геннадий Тимченко», – считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. Знакомые бывшего министра называют и других высокопоставленных лиц. «Идеями Франка в середине 2000-х проникся Михаил Фрадков, поддерживал слияние двух пароходств Игорь Сечин, занимая в те годы позицию замглавы президентской администрации, – вспоминает Дмитрий Скарга. – Принимал участие в том процессе и первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов». Собеседник «Ко», близкий к администрации президента, говорит, что Сергей Франк дружен с Игорем Шуваловым, он в хороших отношениях с Аркадием Дворковичем и Дмитрием Медведевым. «У Франка нет врагов, кроме Скарги, да и того, если встретятся, он сможет убедить в том, что они друзья. Дипломатия – главный козырь бывшего министра, поэтому и о приватизации он говорит, как о чем-то неизбежном, будучи уверенным, что на его позиции в компании это никак не отразится».

«Если Земля не налетит на небесную ось, то мы ожидаем [в 2016 г.] приватизацию «Совкомфлота». Компания не под санкциями, юридически готова к приватизации», – говорил ровно год назад замминистра финансов Алексей Моисеев. Но продажу госпакета перенесли на первый квартал следующего года. Приватизируют или нет? Франк на это повлиять вряд ли сможет.

Сам по себе «Совкомфлот» – весьма привлекательный актив для инвесторов. Это одна из крупнейших мировых шипинговых компаний, обладающая вполне ликвидным флотом. «И в случае неблагоприятной финансовой ситуации они всегда могут часть судов продать», – отмечает Дмитрий Макаров. Акции, скорее всего, будут продаваться на бирже, вряд ли у компании появится один стратегический инвестор, считают опрошенные «Ко» эксперты. «А успешность IPO будет зависеть от предпродажного пиара, – говорит генеральный директор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов. – Компания государственная, и все решения все равно будут приниматься даже после вывода ее на рынок на правительственном уровне». Константин Юминов, аналитик Райффайзенбанка, говорит, что «Совкомфлот» – крупнейший оператор танкеров, и оценка в 24 млрд руб. за 25-процентный пакет соответствует рынку.

Долги растут

Чистая прибыль «Совкомфлота» за девять месяцев 2016 г. по МСФО сократилась в сравнении с показателем аналогичного периода прошлого года на 26,8% – до $218,1 млн. Валовая выручка за тот же период уменьшилась на 8,5% – до $1,39 млрд. «Это связано со снижением более чем на 50% фрахтовых ставок на спотовом рынке, – говорит кредитный аналитик ФГ БКС Дмитрий Макаров. В банке «Зенит» финансовые показатели компании оценивают как довольно слабые. На конец третьего квартала совокупный долг вырос с $2,8 млрд до $3,2 млрд, чистый долг – с $2,3 млрд до $2,9 млрд. Долговая нагрузка в терминах net debt/EBITDA LTM увеличилась до 4х на конец третьего квартала против 3,5х на начало года».