Кто-то совсем рядом

Как своеобразная манера хозяйствования помогла Захару Смушкину стать миллиардером и коллекционером.
26.10.2016
Жизнь петербургского миллиардера Захара Смушкина, можно считать, удалась. Он занимает шестое место в «Рейтинге миллиардеров – 2016», состояние оценивается в 108 млрд рублей. Захар Смушкин владеет группой «Илим» (21%) и «Старт девелопмент» (компания возводит город-спутник «Южный» в Пушкинском районе Санкт-Петербурга). Он даже позволяет себе давать рекомендации правительству северной столицы как лучше взаимодействовать с другими странами на международной арене.

Синергетический эффект

Путь к миллиардерству г-на Смушкина сопровождался мрачными историями, избавиться от которых - нужно очень постараться. Выступая в конце сентября на международном форуме пространственного развития в Санкт-Петербурге, Захар Смушкин заявил, что правительству Санкт-Петербурга нужно определиться, в чем заключается синергетический эффект взаимодействия между странами балтийского региона. И даже дал совет городским властям присмотреться в этой связи к Финляндии.

С бизнесом у Захара Смушкина тоже на данном этапе все в порядке. Его компания «Старт девелопмент» намерена заняться возведением аналога «Сколково» - «Иннограда». Комплекс должен быть возведен в строящемся городе-спутнике «Южный» на юге Петербурга, между Пушкиным и Царским селом. На территории в 100 га предполагается создание научных центров, лабораторий и университетского кампуса площадью до 400 тыс. кв. м. со спорткомплексом, больницей и общежитием. Всего в «Иннограде» планируется создать порядка 12.000 рабочих мест.

Путь наверх

Начинался бизнес Захара Смушкина в 1992 году, когда была создана компания ЗАО «Илим Палп». Она была небольшой, и занималась экспортом бумажной продукции. Главными партнерами Смушкина стали Борис и Михаил Зингаревичи, которые сначала трудились механиками на Ленинградской картонной фабрике. В течение всего нескольких лет холдингу удалось стать собственником 30 лесозаготовительных предприятий.

Объединению предприятий сопутствовали события криминального характера. Сначала действия были, можно сказать, предупредительными. Так, в 1999 году у дома руководителя Архангельского ЦБК Владимира Крупчака появилась бомба. В подъезде собственного дома избили гендиректора департамента лесопромышленного комплекса областной администрации Александра Булатова, ему нанесли пять ударов монтировкой по голове. Заказчиков не называли, но подозревали. Во всяком случае представители прокуратуры тогда заявляли, «что этот кто-то совсем рядом». Но этот кто-то так и остался не известен.

А потом началась череда смертей. Весной 2000 года в Петербурге был убит Дмитрий Варварин, гендиректор ЗАО «Концерн «Орими», на тот момент единственный конкурент «Илим Палпа», который владел и значительным пакетом акций этой компании. В свою очередь в компанию «Орими» входило порядка полусотни фирм, которые работали в лесопромышленной отрасли. Если верить СМИ, то у владельцев «Илим Палма» было несколько причин разобраться с конкурентом. В первую очередь у них не было гарантий того, что отличающийся жестким ведением дел Дмитрий Варварин в один прекрасный момент не решит отобрать бизнес.

Кроме того, в этой истории присутствовала и политическая интрига. Дмитрий Варварин участвовал в кампании по выдвижению в 2000 году на пост губернатора Санкт- Петербурга
Юрия Болдарева. Якобы Дмитрий Варварин вкладывал в выборную кампанию не только личные деньги, но и еще словом и делом убеждал других представителей бизнеса внести и свой посильный вклад. Владельцы же «Илим Палма» не хотели финансировать заведомо убыточное предприятие (в битве за пост градоначальника Санкт-Петербурга Юрий Болдарев занял тогда третье место).

А через несколько дней после убийства Дмитрия Варварина вместе с семьей был расстрелян еще один из учредителей «Орими» - Сергей Крижан. Лишившись руководства, компания «Орими» быстро прекратила свое существование. Следственные органы разрабатывали некоторое время версию, связанную с руководством «Илим Палма», но потом потеряли к ней интерес. В сентябре 2001 года на 208 километре федеральной автодороги «Архангельск-Москва» в ДТП погиб член Совета Федерации Вячеслав Калямин. Он выехал на встречную и столкнулся с грузовиком.

Калямин попробовал воевать с «Илим Палпом». В 1998 году он просил Счетную палату обратить внимание на приватизацию Котласского ЦБК. Нарушения подтвердились. В результате было возбуждено несколько уголовных дел, которые ничем не закончились. СМИ обращают внимание, что подробности ДТП почему-то не сообщались. Правда, потом стало известно, что грузовик находился на балансе одной из структур, связанных с Котласским ЦБК. Но на предприятии заявили - машина давно продана и с момента продажи о ней ничего не известно. В свою очередь пресса указывала на странные обстоятельства, которые сопутствовали этому делу. Например, один из расследовавших ДТП представитель правоохранительных органов позже перешел на работу в службу безопасности Котласского ЦБК.

Методы хозяйствования

Известно также о своеобразной манере хозяйствования в тот период руководства «Илим Палпа». И как многое, похоже, им спускалось с рук. Например, Котласский ЦБК перешел под контроль «Илим Палпа» после инвестиционного конкурса, обязательным условием которого, по всей видимости, явилось то, что новые собственники должны были осуществить инвестиции в предприятие. Но в ходе проверок установлено, что деньги, которые «Илим Палпа» обязалась вкладывать в комбинат, поступали на счета всего на сутки, для отчетности, а потом вновь уходили. Таким образом формально соблюдались условия конкурса.

Также оригинально закупал менеджмент и оборудование для ЦБК. Они находили за границей фирмы, где стоимость, например, станков была вдвое выше рыночной. Таким путем деньги, взятые из оборотных средств предприятия, поступали на зарубежные счета аффилированных с «Илим Палпа» фирм.

Как пояснял депутат областного совета депутатов Юрий Зарума, питерские коммерсанты просто обворовывали его регион. В 2006 году половина компании была продана американской International Paper. На деньги от продажи Захар Смушкин начал развивать сеть магазинов DIY «Старт», которая затем была реорганизована в сеть «Домовой». Все аккуратно. Что называется, комар носа не подточит.

260 лет тюремного заключения

Впрочем, справедливости ради надо заметить, что везло Захару Смушкину не всегда. Он оказался замешанным в чудовищной истории - убийстве и изнасиловании несовершеннолетней в Америке. В октябре 1998 года федеральный окружной судья Эдвард Корман огласил решение по делу двухгодичной давности. Подсудимым был
Федор Смушкин, брат Захара Смушкина, который год как возглавил Котласский ЦБК. Федор Смушкин был приговорен к 260 годам тюремного заключения. По данным СМИ, Захар Смушкин долго проходил в качестве подозреваемого по делу. А в Америку Захар Смушкин прибыл в гости к брату, который недавно получил американское гражданство. Встречу отметили в ресторане, потом продолжили дома. Решили заказать пиццу, ее принесла 19-летняя Анжела Крисп. В итоге девушка была избита, изнасилована и задушена.

Федор Смушкин первоначально заявлял, что инициатором преступления был Захар. А потом отказался от показаний и взял вину на себя. Журналисты узнали, что жена и ребенок Федора Смушкина переехали в Нью-Йорк и поселились в апартаментах стоимостью $830 тысяч долларов сразу после того, как были сняты обвинения с Захара Смушкина. Сегодня многие предпочитают не рисковать, связываясь со Смушкиным. Правда, два года назад активисты пытались оспорить изменения в генеральный план региона, которые необходимы для строительства города –спутника «Южный». Они опасались, что компания «Старт девелопмент» нанесет урон экологии района и, как следствие, гидросистемам Александровского, Баболовского и Павловского парков.

В результате памятники ЮНЕСКО могут утратить прежний облик. Но Верховный суд активистам в их претензиях отказал. Как это часто бывает, аппетит пришел к Захару Смушкину вместе с едой. Кто бы сказал в далекие 1990-е годы, что так сильна будет у него тяга к прекрасному. А сегодня, по данным СМИ, Захар Смушкин уважаемый коллекционер русской живописи конца XIX — начала XX веков. Его любимый художник — Михаил Врубель. Но «Демоном поверженным» он себя точно не ощущает. Что ж, сомнительная репутация никому не мешала, до поры и времени, с удовольствием жить.