КСС потребовала от СК РФ заплатить 18 млн рублей за незаконное изъятие ее имущества

Действия следователя Управления СКР по Краснодарскому краю Эльдара Тамазова стали поводом для самого крупного в настоящее время иска о возмещении убытков к СКР, который находится на рассмотрении Арбитражного суда Москвы.
01.07.2015
В российской судебной практике сейчас рассматривается уникальный пока еще случай - иск строительной компании "КСС" к Следственному комитету РФ на 18 миллионов рублей. Это весьма важный для российского бизнеса случай, посольку речь идет о праве силовых органов по своему усмотрению разрешать вопросы о правах имущество без какого-либо судебного решения.

Московский арбитражный суд должен 6 июля принять решение о законности изъятия следователями СК РФ имущества фирмы как вещественного доказательства с последующей передачей его в собственность другой организации. Пикантности этому добавляет то, что в виде вещдоков выступили дорогостоящие башенные краны. В отличие от примера, поданного Генеральной прокуратурой РФ при расследовании уголовного дела о хищении о государства акций «Башнефти» и истребовавшей их у АФК «Система» по самостоятельному иску в арбитражном суде, краснодарский следователь Тамазов самостоятельно разрешил вопрос о праве собственности на имущество, изъяв его у одного участника уголовного дела и без суда передав в собственность другому лицу.

Напомним, в начале 2014 года СК РФ по заявлению германской компании Wilbert, производящей строительные краны, возбудил уголовное дело о мошенничестве в отношении гражданки США Елены Спелман. Тогда же следователь Управления Следственного Комитета РФ по Краснодарскому краю Эльдар Тамазов посетил Москву, где арестовал на на стройплощадках несколько кранов, владельцем которых являлось ООО "КСС". Примечательно, что эта фирма не было фигурантом уголовного дела, и владело кранами на основании договоров купли-продажи. Но следователь СК РФ не обратил на это никакого внимания и передал арестованную технику обратно немецкой компании.

Примечательно, что уголовное дело возбуждено в Краснодарском крае, хотя событие преступления состоялось в Германии, а в его совершении заочно обвиняется гражданка США. В таком случае, преступное деяние, совершенное за пределами РФ и лицом, не обладающим гражданством РФ, не подпадает под действие Уголовного кодекса РФ в соответствии со статьей 12 УК РФ.

Даже для российской правовой практики, весьма далекой от цивилизованных норм, подобное является нонсенсом. Как отметил адвокат "КСС" Сергей Гришанов, сделано это было в нарушение норм российского законодательства. Хотя, во-первых, частью 3 статьи 35 Конституции РФ гарантирована защита собственности – никто не может быть лишен имущества иначе как по решению суда, а во-вторых, в развитие этого принципа Гражданским кодексом РФ закреплен порядок и основания изъятия имущества по суду: статьи с 301 по 304 ГК РФ.

- Смысл судебной защиты собственности в том, что имущество может быть истребовано принудительно у кого бы то ни было только по иску заинтересованного лица и только в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства. При этом даже истинный собственник не всегда может добиться изъятия своего имущества обратно, поскольку законом предусмотрены повышенные гарантии для «добросовестных приобретателей», доказавших в суде факт возмездного приобретения имущества и отсутствие оснований для сомнений в законности этой сделки в момент ее совершения, - заявил Сергей Гришанов.

По словам юриста, вопрос о том, подлежит ли возврату прежнему собственнику утраченное им имущество или оно должно быть присуждено его новому приобретателю, разрешается исключительно в рамках гражданского или арбитражного процесса и только судом. Пока же налицо ситуация с неправовой экспроприацией чужого имущества. Сам Следственный комитет РФ от комментариев уклоняется, от адвокатов "КСС" известно, что позиция силового ведомства заключается в том, что его следователи не связаны положениями гражданского законодательства при расследовании уголовных дел.

Если такая позиция будет признана судом, это будет означать, что Следственный комитет, равно как и другие "силовые" органы в РФ могут преспокойно изымать без решения суда чужое имущество, наплевав на все нормы Конституции и Гражданского кодекса России, и передавать его в собственность других лиц по своему усмотрению. Действия краснодарского следователя СКР дискредитируют всю систему СКР в целом, а необходимость их судебного оспаривания лишившимся имущества собственником в условиях очевидного выхода следователем за пределы своих полномочий означает, что СКР произвольно ограничивает конституционный  принцип защиты права собственности в РФ. Ведь действия краснодарского следователя СКР открывают дорогу массовому внесудебному перераспределению активов с участием следственных органов под прикрытием применяемых не по назначению норм Уголовно-процессуального кодекса РФ.