Крымское раскулачивание

Национализация на полуострове захлестнула частный бизнес и приобрела характер экспроприации.
17.02.2015
Приспособившись к едва ли не военному положению для жизни и бизнеса, многие предприниматели в Крыму так и не смогли преодолеть местное «правовое поле», которое оказалось минным. Вопреки федеральным законам и Конституции России, предприятия в Крыму национализируются «без суда и следствия». В том числе – принадлежащие российскому капиталу.
 
Список Аксенова

После того, как Республика Крым унаследовала государственное и общественное и профсоюзное имущество Украины, находившееся на территории полуострова, местная власть объявила о национализации. В правительстве утверждали, что решение касается только госсобственности Украины, а также собственности украинских профсоюзов и бесхозяйной. Все объекты, которые находятся в частной собственности, не входят в сферу действия решения о национализации.
 
Тем не менее госпредприятия национализировались, не взирая на права миноритарных частных совладельцев. «Черноморнефтегаз», «Феодосийское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», «Восточно-Крымская энергетическая компания», крымские государственные судоходные компании, морские торговые порты… Последними крупными инфраструктурными объектами в списке национализированных стали «Крымэнерго» и «Укртелеком», принадлежавшие украинскому олигарху Ринату Ахметову.
 
Вместе с государственными объектами курортного назначения перешли в собственность республики рекреационные владения украинского олигарха Игоря Коломойского. Точнее, Государственный совет республики решил национализировать всю крымскую собственность Коломойского. Первоначально в список переданных государству вошли около 80 объектов. Позже перечень был расширен еще на несколько десятков пунктов. В первые же дни по вхождении Крыма в состав РФ было изъято все имущество «ПриватБанка». В сентябре 2014 года крымские власти национализировали 87 объектов, которые принадлежали группе «Приват». Среди них санаторий «Форос», оцененный для дальнейшей продажи на торгах в $40 млн, два детских оздоровительных комплекса, корпус оздоровительного комплекса «Таврия» площадью более 3,8 тыс. кв. м. и турбаза «Нива Яйла» в поселке Горный под Ялтой. Позднее в список национализированного имущества региональный парламент включил еще пять земельных участков в поселке Форос на Южном берегу Крыма общей площадью более 65 га и крупный комплекс элитных апартаментов «Наутилус» в поселке Гурзуф, строительным инвестором которого являлся «ПриватБанк».
 
Среди национализированных активов оказались также 36 автозаправок «Укртатнафты», склад горюче-смазочных материалов в Симферополе и пункт налива сжиженного газа в Керчи.
 
Объяснение у крымских властей нашлось: деятельность Коломойского нанесла значительный ущерб Крыму. В частности, пострадали вкладчики и клиенты «ПриватБанка». Это действительно так – пострадали. Вопрос в том, действовала ли местная власть в рамках закона, защищая интересы своих граждан? Действительно ли ущерб, нанесенный вкладчикам и клиентам банка, равен стоимости отнятого у его владельца имущества? Также не совсем ясно, каким образом это имущество находило и найдет новых хозяев.
 
Например, сеть заправок, владельцем которых был Коломойский, занимавших 10% рынка, стремительно обзавелась новым брендом, но реализована частному капиталу не была. АЗС «Гост» принадлежат государственному предприятию Феодосийская нефтебаза. Оная нефтебаза, в свою очередь, также была национализирована и стала частью ГУП «Черноморнефтегаз», которым теперь руководит владелец сети автозаправок TES, одного из локальных монополистов, Сергей Бейм.
 
Сергей Аксенов, на тот момент врио главы Крыма, заявил, что национализация хозяйства Коломойского – вынужденная мера, угрозы собственности других украинских олигархов нет. Однако вслед за курортным имуществом днепропетровского губернатора в плавильный котел крымской собственности отправился комплекс «Айвазовское» – памятник архитектурного и паркового зодчества, принадлежавший донецкому коллеге Коломойского Сергею Таруте. 
 
Госсовет национализировал лечебно-оздоровительный комплекс «Айвазовское» в Партените, который принадлежит фирме «Индустриальный союз Донбасса», связанной с экс-губернатором Донецкой области, 12 ноября. Еще в июле крымская прокуратура обратилась в суд с требованием признать недействительным решение поселкового совета Партенита о передаче в украинскую бытность ЗАО «Лечебно-оздоровительный комплекс “Айвазовское’» в аренду на 49 лет. Здравница у подножья горы Аю-Даг занимает 25 гектаров.  Поводом для этого стали жалобы местных жителей на то, что они не могут пройти в парк. После национализации партенитовцы – по предъявлению документа с пропиской – стали попадать в парк свободно. Остальным вход стоит 200 рублей. Интересно, что спустя три месяца, 10 февраля, Совет министров Крыма ликвидировал государственное бюджетное учреждение «Айвазовское». «Хозяйственная деятельность не ведется. Считаем целесообразным его ликвидировать», – пояснил министр имущественных и земельных отношений РК Александр Гордецкий. Имущество предприятия было передано в безвозмездное пользование санаторию «Ай-Петри» Управления делами президента РФ.
 
Также национализировали более важные для республики объекты: ПАО «Крымхлеб» и Симферопольский комбинат хлебопродуктов. Публичное акционерное общество «Крымхлеб» – крупнейший производитель хлебобулочных и кондитерских изделий на полуострове: доля продукции на крымском хлебном рынке составляет 36%. «Крымхлеб» принадлежал донецкой компании «Торговый дом “Золотой Урожай”», входящей в крупнейшую украинскую аграрную группу Lauffer, которую связывают с экс- депутатом от Партии регионов Александром Лещинским. В «Крымхлебе» настаивают на том, что национализация предприятия безосновательна, а слухи о банкротстве – ложны. «Национализаторов» встретили на проходной сопротивлением в виде мучного «снегопада». Но это, конечно, не помогло.
 
Та же участь постигла одно из крупнейших промышленных предприятий полуострова «Крымский Титан» в Армянске, принадлежавшее Дмитрию Фирташу. Впрочем, его отдали в долгосрочную аренду московскому предприятию ООО «Титановые инвестиции», созданному тем же Дмитрием Фирташем, но уже по российскому законодательству и как российскую собственность.
 
Следующим были «Крымавтотранс», структуры украинской мобильной связи «МТС-Украина», «Киевстар», «Лайф». Были также отняты и приватизированы судостроительные заводы «Залив» (Керчь), который связывают с корпорацией «Финансы и Кредит» Константина Жеваго, и «Море» (Феодосия). За несколько дней до захвата в Москве была создана ООО «Судостроительный завод “Залив”» с уставным фондом 10 тыс. рублей. В срочном порядке были приняты решения о национализации имущества компании «Крымгаз», 28 рынков, входящих в объединение «Крымпотребсоюз».
 
Среди рекреационных объектов национализировали дачу компании System Capital Managment, принадлежащей Ринату Ахметову, в заповедной зоне «Новый Кучук-кой» и санаторий «Ай-Даниль» в Гурзуфе, принадлежащий мариупольскому металлургическому комбинату им.Ильича, который, в свою очередь, также входит в бизнес-империю Ахметова.
 
Могут быть варианты

Имущество группы «Приват», комплекс «Айвазовское» были изъяты без компенсации. Ялтинская киностудия, «Крымавтотранс», «Крымхлеб», Симферопольский комбинат хлебопродуктов пошли по другой процедуре – принудительного выкупа. Однако сведений о том, что денежные компенсации были выплачены, нет. По некоторым объектам она даже не была определена. Что касается керченского судостроительного завода «Залив», принадлежавшего Константину Жеваго, республиканская пресса сообщает, что «туда просто зашла новая администрация, подкрепленная бойцами народного ополчения и двумя портфелями: один позволил выплатить долги по зарплате, в другом лежали производственные заказы. Всех такой вариант устроил».
 
С крупной сетью продовольственных магазинов «Везунчик» на днях могло случиться нечто подобное, но «повезло». 5 февраля крымские СМИ сообщили, что в Симферополе бойцы Народного ополчения захватили главный офис ЧП «Бережной», а заодно офис компании «Крымский султан» по соседству, занимающейся производством кондитерских изделий. Впрочем, 6 февраля депутат Симферопольского городского совета Евгений Бережной, хозяин того самого ЧП, лаконично опроверг факт захвата офиса ополчением: «Такого не было». «Занес, кому надо», – хмыкнули наблюдатели за переделом собственности в Крыму.
 
Оправдывая «революционный передел», Сергей Аксенов заявил: «Идет речь только о стратегических объектах, украденных у государства по заниженной в десятки раз стоимости». В унисон этим словам была реприватизирована Ялтинская киностудия. Ее владелец Сергей Аршинов считает сумму в 1,3 миллиона гривен (около 3,7 млн. рублей), за которые легендарная кинофабрика в свое время якобы была выкуплена у государства и которую ему пообещали компенсировать, «загадочной». И сообщает, что объект покупался поэтапно: «В общей сложности затраты на киностудию измеряются десятками миллионов долларов». Только учитывая девальвацию гривны и рубля, мы можем увидеть, что компенсация не соответствует цене, заплаченной за нее собственниками. Как бы то ни было, стратегическим объектом киностудию не назовешь. Но господин Аксенов не растерялся и назвал его «брендовым». Смерть причину всегда найдет. 
 
Хамству – бой!

21 января стало известно о национализации Крымской межбанковской валютной биржи и компании-монополиста на рынке распределения электроэнергии «ДТЭК Крымэнерго», принадлежавшей Ринату Ахметову.
 
Таково было решение не суда, а парламента Крыма.
 
Биржа была создана в 1995 году как добровольное объединение ведущих коммерческих банков полуострова. Поначалу КМВБ являлась центром проведения межбанковских валютных операций в Крыму. А после 2007 года почти не функционировала. Власти субъекта федерации пока не сообщают о дальнейшем назначении биржи. В существующих условиях низкой экономической активности и санкций, которым подвергаются финансовые организации, зарегистрированные в Крыму, она попросту не нужна. Основную ценность для Крыма представляет само здание, уверены эксперты. Как говорится, копеечка к копеечке.
 
О национализации «ДТЭК Крымэнерго» журналистам сообщил Министр топлива и энергетики Крыма. Сергей Егоров в качестве причин такого решительного шага назвал плохое состояние электросетей, низкий уровень администрирования работы предприятия и, наконец, хамство. Министр посетовал, что не смог дозвониться диспетчеру.  
 
Издание «Крым. Реалии» утверждает, что после принятия решения о национализации в офисах предприятия «ДТЭК Крымэнерго» в Симферополе появились вооруженные люди. Какова цель такого визита, сотрудникам «Крымэнерго» было неизвестно, а в пресс-службе МВД Крыма данную информацию не комментировали.
 
Господин Егоров также отказался сообщать подробности по поводу процедуры ввода временной администрации на предприятии, равно как комментировать юридическую сторону вопроса, сославшись лишь на постановление Госсовета Крыма.
 
«Для ДТЭК ситуация национализации «ДТЭК Крымэнерго» стала неожиданностью – мы не видим оснований для такого шага, – признались в пресс-службе компании. – На текущий момент мы не получали никаких судебных решений, в которых бы говорилось о каких-либо нарушениях, способных повлечь подобные события. Мы разбираемся в сложившейся ситуации и дадим официальную позицию по итогам выяснения всех обстоятельств».
 
Характерно, что национализация крымского подразделения «ДТЭК» последовала сразу после подписания договора между Украиной и Россией об энергоснабжении, в котором учтены максимально льготные условия для Украины взамен на бесперебойное обеспечение Крыма Украиной. Из чего вытекает крайне низкая вероятность того, что Киев возмутится нарушением прав своего не самого последнего гражданина.
 
Глава республики Сергей Аксенов, который лично занимался вопросом национализации «Крымэнерго», «успокоил» сообщением, что решение о национализации компании не связано с личностью владельца. Дело в нежелании руководства компании перерегистрировать предприятие в соответствии с требованиями российского законодательства. Кроме того, «компания пользовалась отвратительной репутацией, действовала как рейдер, вымогатель… Использовались мошеннические схемы, например, продавались счетчики, которые показывали потребление электроэнергии вдвое менше фактического».
 
Что ж, будем бить рейдеров и мошенников их же оружием, если в российском законодательстве нет других инструментов борьбы с недобросовестным веденим бизнеса. Или все-таки есть?
 
Впрочем, у крымского главы есть мотивы государственного масштаба: «Считаем, что сфера енергетики должна контролироваться государством. Уверен, что в государственной собственности эта компания принесет Крыму больше пользы». Раз так, почему бы не национализировать, например, все крымские сети АЗС? Несомненно, в таком случае они принесут больше пользы бюджету республики. Но принесет ли национализации больше пользы новому субъекту РФ в более длительной перспективе, нежели здесь и сейчас? Захотят ли заходить инвесторы на территорию России с «особым статусом» в области прав частных собственников?
 
Трубку положь!

Апофеозом раскулачивания Ахметова стала национализация публичного акционерного общества «Укртелеком» и ООО «ТриМоб» на территории республики. Естественно, национализацию провели из благих намерений: «С целью повышения качества, оперативности и доступности предоставляемых услуг населению», – говорится в пояснительной записке к решению парламента Крыма. Мало того, «по просьбам трудящихся»: 2 февраля трудовой коллектив на собрании составил обращение к главе Крыма Сергею Аксенову с просьбой национализировать предприятие, передав все активы и собственность республике, и отказался, если верить обращению, подчиняться новому руководителю, назначенному головным офисом украинской компании. Спустя неделю, 10 февраля, неожиданно, среди ночи, «Укртелеком» прекратил оказание услуг телефонной связи в республике.
 
В ПАО «Укртелеком» объяснили пропажу связи в Крыму диверсией, назвав преднамеренным отключением оптико-волоконных линий на территории полуострова: «Сегодня, 10.02.2015 года, около 00:00 (по киевскому времени) средства удаленного мониторинга сети ПАО «Укртелеком» с интервалом в пять минут зафиксировали физическое разъединение оптико-волоконного магистрального кабеля сразу по двум направлениям, которые связывают материковую часть Украины с Крымом… Рассоединение кабеля произошло на территории полуострова. Этот факт свидетельствует о преднамеренном отключении оптико-волоконных линий на территории Крыма с целью отсоединения сети Крымского филиала ПАО «Укртелеком» от телекоммуникационной сети общего пользования Украины. Кроме того, сотрудникам ПАО «Укртелеком» был заблокирован доступ во все офисные и технологические помещения Крымского филиала. На всех ключевых объектах предприятия выставлена вооруженная охрана, представители которой заявляют о введении предприятием «Крымтелеком» временного административного управления Крымским филиалом ПАО «Укртелеком». ПАО «Укртелеком» расценивает случившееся как преднамеренную диверсию со стороны третьих лиц с целью незаконного захвата частной собственности», – говорилось в сообщении компании.
 
А сутки спустя этого актива у Ахметова не стало. Парламент разобрался.
 
«Укртелеком» предоставлял в республике услуги фиксированной телефонной связи и скоростной Интернет, а также услуги мобильного оператора «ТриМоб», на основании соглашения с которым абоненты «МТС Украина» получали возможность осуществлять звонки по украинским тарифам.
 
Крымское отделение «Укртелекома» обслуживает более 80% крымских абонентов фиксированной телефонной связи. На рынке предоставления услуг к сети Интернет в Крыму ПАО «Укртелеком» занимал порядка 40%.
 
Суд идет

О разбирательствах в международных судах заявили «Крымгаз», владельцы Ялтинской киностудии, холдинг Avangard миллиардера Олега Бахматюка, о «выкупе» принадлежащей которому птицефабрики «Южная» ранее сообщали крымские чиновники. Игорь Коломойский еще летом заявил о намерении судиться с Россией из-за инвестиций в компанию, владевшую аэропортом «Бельбек». Здание аэровокзала в аэропорту «Бельбек» в Севастополе еще остается в собственности украинского олигарха, но за долги было взято в оперативное управление властями города. Официально группа «Приват» отмалчивается. В пресс-службе нам намекнули: чтобы не навредить юридическому процессу.  
 
Обиженные украинские собственники в  российский суд не торопятся. Обращаться в туда – значит признать Крым российским.
 
Однако владелец Ялтинской киностудии направил иски: Сергей Аршинов – гражданин России. И Арбитражный суд Крыма признал неправомерной национализацию киностудии и отменил постановление Госсовета республики от 10 сентября 2014 года. Второй судебный процесс по иску собственников студии против решения Совета министров Крыма отложен из-за возникших у суда сомнений в правомерности закона от 8 августа 2014 года № 47-ЗРК «Об особенностях выкупа имущества в Республике Крым». Национализация студии была проведена именно по этому акту. Его соответствие российскому праву должен оценить Верховный суд РФ.
  
Севастопольский оазис

Настоящими везунчиками оказались коммерсанты, чьи активы сосредоточены в Севастополе. Этот субъект федерации решил идти иным путем. Председатель Законодательного Собрания Севастополя Алексей Чалый прямо сказал, что при рыночной экономике частная собственность является неприкосновенной, и назвал национализацию предприятий, находящихся в приватном владении, «ящиком Пандоры», который приведет к массовому исходу потенциальных инвесторов из региона. «Я бы никогда не пошел ни в один регион, где бы такое делалось, скажу честно, – заявил Алексей Чалый. – У нас не принят закон о национализации. И не будет принят».
 
Предприятия Севастополя, которые принадлежат неэффективным собственникам, планируют выставлять на продажу, а не национализировать. Также законным инструментом Чалый видит применение к неэффективным собственникам максимального налогообложения.
   
Исполняющий обязанности губернатора Севастополя Сергей Меняйло не раз входил в конфликты с председателем Заксобрания. Но в этом вопросе солидарен. Севастопольские предприятия, принадлежащие украинским олигархам, перейдут в государственную собственность в рамках законодательного поля, подтвердил он.
 
В частности, Сергей Меняйло отметил, что владельцу «Севастопольского морского завода», президенту Украины Петру Порошенко, уже было отправлено соответствующее письмо, и что Порошенко выставил завод на продажу. «Что касается севастопольского предприятия «Укртелеком», принадлежащего Ринату Ахметову, оно будет вытеснено с рынка естественным путем, когда в регион зайдут российские компании», – отметил и.о. губернатора.
 
Назло Конституции

Конечно, среди оправданий крымской национализации звучат вполне злободневные. Это ограничения поставок на полуостров ресурсов – воды и электроэнергии, нежелание некоторых крымских предпринимателей переходить в российское правовое поле и, как следствие, более низкие, чем хотелось бы субъекту федерации, поступления в бюджет от выплаты налогов. Наконец, кто-то из украинских коммерсантов решил свернуть деятельность в Крыму.
 
Но адекватная ли это мера «на недружественные шаги украинских бизнесменов» – отъем имущества? И является ли «обострение отношений с хозяйствующими субъектами Украины» уважительной причиной экспроприации в правовом государстве?
 
Такого в России и правда не было. Происходила национализация отдельных компаний, увеличение доли госкапитала в компаниях и секторах экономики. Под национализацией в Российской Федерации понимается принудительное, не зависящее от воли собственника, юридического или физического лица, обращение имущества в собственность государства. В России национализация возможна исключительно на основании специального федерального закона и с обязательным возмещением собственнику стоимости имущества и причиненных убытков. Более того, Конституция РФ, обладающая, как известно, высшей юридической силой и прямым действием, в статье 35 гласит: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».
 
Правительство Крыма утверждает, что в качестве метода перевода частной собственности в государственную выбрало принудительный выкуп. Но, во-первых, федеральный закон о принудительном выкупе только разрабатывается в Госдуме. Во-вторых, как мы видим, никакого выкупа просто нет – как в случае с активами Коломойского, Таруты и Ахметова.
 
Руководство республики, изымая (хотя правильнее сказать «экспроприируя») частную собственность, ссылается на Постановление Госсовета Республики Крым от 30 апреля 2014 № 2085-6/14 «О вопросах управления собственностью Республики Крым». Однако оно определяет вопросы управления государственным имуществом на переходный период, устанавливая, что до момента разграничения государственной собственности, находящейся на территории Республики Крым, на муниципальную, федеральную и собственность субъекта Федерации, вся государственная собственность учитывается как собственность Республики Крым.
 
21 января 2015 года в это Постановление просто-напросто внесли изменение. К пункту «1», где речь идет о «государственном имуществе (государства Украина) и бесхозяйном имуществе, находящемся на территории Республики Крым», которое «учитывается как собственность Республики Крым» добавили фразу «а также имущество, указанное в Приложении к настоящему Постановлению, учитывается как собственность Республики Крым». В указанное приложение росчерком пера внесли «ДТЭК Крымэнерго» – и дело в шляпе.
 
Однако постановление ГС РК прямо противоречит Конституции РФ, в частности, статье 35. Вместе с тем, пункт 3 статьи 23 Федерального конституционного закона от 21.03.2014 № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» гласит: «Нормативные правовые акты Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции Российской Федерации, не применяются».
 
Вдобавок, статья 8 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» гарантирует компенсации при национализации и реквизиции имущества коммерческой организации с иностранными инвестициями.
 
Сложно предположить, какое экономическое и правовое будущее ждет Крым, если Госсовет все вопросы решает своими стремительными постановлениями, пренебрегая Конституцией государства, частью которого вроде бы стала республика. С 1 января в Крыму вступил в силу закон о свободной экономической зоне, который должен привлечь новых инвесторов. Но кто из бизнесменов будет готов лавировать между экономическими санкциями и искать лазейки в транспортной блокаде, если законы тут прикладывают к одному месту, заменяя их «приложениями»?