Корона для Коли Томского

Как следствие доказывает статус вора в законе.
14.10.2020
Прошлой весной по инициативе Владимира Путина законодатели дополнили Уголовный кодекс статьей 210.1 УК (занятие высшего положения в преступной иерархии): если раньше, чтобы отправить криминального авторитета в колонию, силовикам нужно было связать его с конкретным преступлением, то теперь этот неформальный статус — сам по себе преступление. «Медиазона» изучила материалы самого первого дела по новой статье и выяснила, как следствие доказывало, что многодетный отец Николай Кузьмичев из Томска и коронованный вор Коля Томский — одно и то же лицо.

О ворах в законе слышал, наверное, каждый взрослый россиянин: о них пишут новости и книги, снимают сюжеты для центрального телевидения и документальные фильмы. Хотя люди, называющие себя ворами в законе и признаваемые в этом качестве окружающими, действительно существуют, в российском законодательстве их статус никак не определен.

До недавнего времени наиболее близкая к этому понятию формулировка содержалась в части 4 статьи 210 УК — «создание преступного сообщества, совершенное лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии». Однако за последние десять лет по этой статье был осужден лишь один человек.

Как отмечал доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-исполнительного права Томского государственного университета Лев Прозументов, такая невостребованность статьи может быть связана с оценочностью самого понятия «высшее положение в преступной иерархии».

В 2010 году Пленум Верховного суда указывал, что при рассмотрении дел предполагаемых криминальных лидеров судам следует устанавливать, «в чем конкретно выразились действия такого лица по созданию или по руководству преступным сообществом».

В феврале прошлого года президент Владимир Путин предложил выделить занятие высшего положения в преступной иерархии в отдельный состав преступления. Так в Уголовном кодексе появилась статья 210.1. Частей и подразделов статья не имеет; наказание по ней составляет от восьми до 15 лет лишения свободы.

Закон, дополнивший УК новой статьей, вступил в силу в апреле 2019-го. Уже через месяц стало известно о первом подозреваемом — им стал 42-летний Николай Кузьмичев из Томска.

«В ходе расследования установлено, что житель города Томска, находясь на территории города Томска и Томской области, имея статус "вора в законе" и сферу своего преступного влияния на территории Томской области, занимал высшее положение в преступной иерархии региона», — рапортовало местное управление МВД. Источник «Интерфакса» в тот же день назвал Кузьмичева «главным "вором в законе" Томской области», известным как Коля Томский.

С тех по статье 210.1 УК в разных регионах России было возбуждено еще не менее десяти уголовных дел; во всех случаях суды отправляли подозреваемых под стражу.

Дело Кузьмичева было передано в суд 12 августа. Обвиняемый попросил о суде присяжных — ходатайство было удовлетворено, но из-за пандемии COVID-19 Томский областной суд перенес формирование коллегии на 5 ноября. В ожидании процесса «Медиазона» изучила обвинительное заключение и рассказывает о доказательствах, которые будут представлены заседателям.

Первый приговор по новой статье 210.1 УК был вынесен Мосгорсудом 8 октября 2020 года — уроженец Грузии Шалва Озманов по прозвищу Кусо получил 11 лет колонии строгого режима. Однако судили его не присяжные, а профессиональный судья.

Помимо статьи о занятии высшего положения в преступной иерархии Озманову вменяли также причинение тяжкого вреда здоровью с применением оружия (пункт «з» части 2 статьи 111 УК; предусматривает до 10 лет колонии) и часть 1 статьи 222 УК (незаконное хранение оружия; до четырех лет). 

Согласно материалам дела, при аресте Озманова по СИЗО-3 Москвы прошел «прогон», в котором говорилось, что новый арестант — «брат, которому следует оказывать уважение и "беспрекословно выполнять" все его распоряжения». Кроме того, суд счел, что на высшее положение подсудимого в преступной иерархии указывают его татуировки: эполеты, пистолеты на груди, восьмиконечные звезды на коленях и ключицах, кресты и пауки. Культурологическая экспертиза установила, что эти изображения говорят о принадлежности Озманова к воровской касте. Оперативники МУРа и управления «К» ФСБ на опросах подтвердили, что такие татуировки могут быть только у коронованного вора — с самозванца их снимут «вместе с кожей», писал «Коммерсант».

Что следствие знает о Николае Кузьмичеве и в чем его обвиняют

Николай Кузьмичев родился в Томске в 1976 году. От двух браков у него есть восемь детей: старшему 25, младшему три года. Детей воспитывают их матери; сам Кузьмичев, согласно его показаниям, живет в многоэтажке на окраине города вместе с женщиной, которую зовут Василиса Прекрасная. По словам адвоката Кузьмичева Ульяны Лаврененко, с Прекрасной ее подзащитный в романтических отношениях не состоит, она родственница жены его старшего сына.

Кузьмичев никогда не был судим, формально у него нет никакого недвижимого имущества — квартиры записаны на детей и бывших жен, следует из материалов дела.

На вопрос следователя об источниках дохода Кузьмичев отвечал, что работает с 17 лет: успел побывать и рабочим на заводе, и автослесарем, и индивидуальным предпринимателем «в сфере торговли», и директором строительной организации «СПТК Томсклесстройсервис»; занимался распиловкой древесины, ремонтом жилых домов, торговал запчастями для тракторов. При этом, если верить справкам о доходах Кузьмичева как физического лица, за пять лет — с 2013-го по 2018 год — он заработал меньше миллиона рублей.

Согласно обвинительному заключению, в мае 2013 года Кузьмичев, находясь в Турции, прошел «процедуру инициации», в которой участвовали люди, «имеющие преступный авторитет» и «право в силу сложившихся криминальных традиций и правил присваивать другим лицам высшее положение в преступной иерархии».

С наречением вором в законе, говорится в обвинении, Кузьмичев получил право «влиять на систему неформальных взаимоотношений, складывающихся в криминальной среде», тем самым заняв «высшее положение в преступной среде». Это положение, уверены следователи, он сохранил и после вступления в силу статьи 210.1 УК.

«В отведенной ему зоне преступного влияния в пределах территории Томской и Кемеровской областей», гласит обвинение, Кузьмичев, «реализуя полномочия "вора" ("вора в законе"), <...> осуществлял управление криминальной средой».

По версии следствия, он организовывал сбор общака и его распределение в местах лишения свободы, назначал смотрящих, контролировал соблюдение криминальных традиций и их пропаганду среди «криминально-ориентированной молодежи». Обвинение настаивает, что Кузьмичев участвовал в собраниях «воров в законе» — как дистанционно «посредством сложившейся законспирированной системы коммуникации», так и очно — и покровительствовал нижестоящим членам преступной иерархии «с целью предотвращения конфликтов интересов».

Наконец, Кузьмичев наказывал провинившихся — так, по данным следствия, он «с целью применения мер дисциплинарой ответственности» присвоил «статус "гад" (также известный как "негодяй")» криминальному авторитету Андрею Соколику по кличке Соколик и неизвестному по кличке Була.

На чем строится обвинение?

Секретные свидетели

Уголовное дело в отношении Кузьмичева было возбуждено старшим следователем следственного управления МВД по Томской области Андреем Шатовым 25 мая 2019 года. В тот же день Кузьмичева задержали — и, поставив на колени, снимали на камеру. Судя по многочисленным видео задержаний других воров в законе, в этой среде принято игнорировать вопросы силовиков. Кузьмичев ответил на каждый из них.

— Имя? — спрашивает оперативник.

— Кузьмичев Николай Николаевич.

— Уголовное имя?

— Нету уголовного имени.

— Вы являетесь вором в законе?

— Нет.

Накануне следователь Шатов составил рапорт о том, что при расследовании дела о мошенничестве ему удалось выяснить: у Кузьмичева есть статус «вора в законе». Такой вывод подкреплялся показаниями двух секретных свидетелей, допрошенных Шатовым неделей ранее — Иванова Ивана Ивановича и Петрова Петра Петровича.

В почти идентичных протоколах говорится: ранее неоднократно отбывавшие наказание в Томской области Иванов и Петров знают о сложившейся в регионе преступной иерархии. Так, указывали секретные свидетели, им известно, что в 2013 году Николай Кузьмичев по прозвищу Коля Томский был «коронован», «стал занимать высшее положение в преступной иерархии» и назначать своих людей на нижестоящие позиции.

Оба свидетеля называли конкретные фамилии: по их словам, смотрящим по Томску стал Владислав Аверичев по прозвищу Влад Юргинский, а смотрящим за областным СИЗО-1 — Магомед Исмаилов по прозвищу Мага. Выбор кандидатур, объясняли рецидивисты, обусловлен тем, что Исмаилов и Аверичев «обладали организаторскими способностями», «криминальными связями» и «преступным авторитетом», благодаря чему могли «сплотить вокруг себя людей <…> для совершения, в том числе, тяжких преступлений».

«Данные "смотрящие" и "старшие" лица следят за соблюдением воровских традиций и пополнением общака, который контролирует Кузьмичев», — говорил Иванов. «Данные "смотрящие" и "старшие" лица, назначенные Кузьмичевым как лицом, занимающим высшую ступень в преступной иерархии Томской области, следят за соблюдением воровских традиций, воровских законов и негласных норм поведения, пополнением "общака", который контролирует Кузьмичев», — вторил ему Петров.

Помимо назначения смотрящих и распределения общака, указывали оба свидетеля, Кузьмичев выполнял функции «судьи» при разрешении конфликтов в среде криминалитета. «Кузьмичев является негласным "главой региона", им производится "подмена власти" на территории Томской области», — как под копирку повторяли Иванов и Петров.

В дальнейшем защита Кузьмичева закажет в АНО «Томский центр экспертиз» независимое исследование протоколов, и профессор-лингвист Елена Шевченко установит, что оба текста составил один и тот же человек. Специалист придет к выводу: либо при редактировании протоколов участие Иванова и Петрова было сведено к минимуму, либо такового участия не было вовсе. «Вероятно, автор-составитель текстов имеет высшее юридическое образование, высокий уровень грамотности и речевой культуры, опыт работы в правоохранительных органах», — характеризует стиль протоколов профессор Шевченко.

Кузьмичев и его защита обращали внимание на это исследование в суде, однако судья Томского областного суда Екатерина Галяутдинова, хоть и не усомнилась в выводах эксперта, интерпретировала их по-своему.

«В случае, если показания свидетеля будут записаны с использованием лексики, применяемой в местах лишения свободы, без какой-либо адаптации к общегражданской лексике, то такой протокол будет малоинформативен, поэтому изложение показаний с применением общепринятой лексики само по себе не свидетельствует о том, что эти показания не могут использоваться в уголовном судопроизводстве. То обстоятельство, что протоколы допроса составлены следователем, указано в самих протоколах, <…> поэтому и без вероятностных предположений эксперта можно утверждать, что допрашивающий имеет высшее юридическое образование, высокий уровень грамотности и речевой культуры и имеет опыт работы в правоохранительных органах», — объяснила судья Галяутдинова на одном из заседаний по продлению меры пресечения.

В течение последующих пяти месяцев в деле появились еще 16 секретных свидетелей, добавивших подробностей в описание воровской жизни Кузьмичева.

Все они утверждали, что знают: Коля Томский был коронован в Турции в 2013 году — но большинство не называли источник такой информации. Некоторые сказали, что узнали о коронации из «прогонов», другие — те, кто якобы встречался с Кузьмичевым в СИЗО после его ареста — вспоминали, что тот сам не скрывал своего статуса.

«Коля Томский начал спрашивать [у меня] о том, какое положение вещей на Томском централе, <…> поступает ли в СИЗО со свободы чай и сигареты, есть ли "дороги" (система связи между камерами). Далее Коля Томский попросил, чтобы осужденные в СИЗО не суетились из-за того, что туда заехал "вор" Коля Томский. <…> Таким образом, на момент июня 2019 года Коля Томский признал, что является "вором в законе", то есть занимает высшее положение в преступной иерархии на территории Томской области», — показал один из таких свидетелей.

«Прайм Крайм»

Еще до появления протокола допроса первого секретного свидетеля Иванова оперативники МВД осмотрели посвященную Коле Томскому страницу на сайте «Прайм Крайм» — авторы этого проекта называют его «плодом 20-летнего труда по сбору и обобщению информации по истории воровского мира».

«Прайм Крайм» утверждает, что Николай Кузьмичев и Коля Томский — один и тот же человек, указывает дату его коронации и цитирует «прогон» о пополнении в «воровской семье». Все эти данные оперативники скачали с сайта и записали на компакт-диск с в присутствии понятых. Позже в показаниях некоторых из секретных свидетелей имена авторитетов, якобы присутствовавших при коронации Кузьмичева, будут перечислены в том же порядке, что и на странице «Прайм Крайм».

Главный редактор проекта Виктория Гефтер заверила «Медиазону»: о том, что материалы с сайта фигурируют в деле Кузьмичева, она не знает; томские следователи с редакцией не связывались. Гефтер подчеркнула, что хотя издание имеет источники как в преступном мире, так и в правоохранительных органах, авторы проекта сохраняют нейтралитет по отношению к обеим сторонам. «Мы сотрудничаем с государством в той же степени, как и любое зарегистрированное СМИ. И мы не преступники, и клятвы верности воровскому миру с нас никто не брал», — объяснила она.

33 фотографии

Важными доказательствами против Кузьмичева следствие считает 33 фотографии, изъятые при обыске в квартире на окраине Томска.

Эти изображения следователь Шатов описывает как «фотографии, на которых зафиксирован Кузьмичев с участием лиц, входящих в преступную иерархию»; они не раз упоминаются в обвинительном заключении. Людей, изображенных на них, следствие идентифицировало с помощью свидетелей.

Магомед Истомилов, которого секретные свидетели называют смотрящим за СИЗО-1 по кличке Мага, опознал Кузьмичева на каждом из 33 изображений, но сказал, что не узнает других людей, запечатленных на этих снимках.

Зато узнали их допрошенные в качестве свидетелей полицейские — начальник отдела по борьбе с оргпреступностью УМВД по Томской области Максим Мицкевич и начальник ОМВД по Кировскому району Томска Андрей Стороженко. Первый насчитал на фотографиях четырех воров в законе, другой — целых десять.

Кроме полицейских, узнал Кузьмичева на фото содержавшийся на момент допроса в СИЗО-1 Андрей Соколик — единственный не засекреченный свидетель, прямо называющий обвиняемого вором в законе.

В своих показаниях Соколик рассказывает, что познакомился с Кузьмичевым в середине 2000-х, когда тот был предпринимателем и торговал запчастями. Со временем Кузьмичев «стал укрепляться» в криминальной среде Томска, «стал заниматься торговлей наркотиками, возглавил значительный сектор торговли в области».

В 2013 году Соколик, находясь в ИК-1 Томской области, из пущенного по колонии «прогона» узнал, что Кузьмичеву присвоили статус вора в законе.

«Будучи "вором", Кузьмичев стал занимать высшее положение в преступной иерархии Томской области, имел право назначать лиц, осуществляющих преступную деятельность, на более низкие позиции в преступной иерархии, ставить "смотрящих", принимать судьбоносные решения по людям криминальной среды, толковать "воровской закон", разрешать конфликты, распределять денежные средства, добытые преступным путем: "общак" (поддержка содержащихся в исправительных учреждениях»), "казна" (на текущие расходы преступной среды)», — в несколько неожиданной для рецидивиста манере рассказывал о Кузьмичеве свидетель.

Причины столь активного сотрудничества Соколика со следствием станут понятнее, если обратиться к протоколу его допроса от 1 августа 2019 года. Тогда свидетель рассказал, что после коронации Кузьмичева их отношения стали натянутыми; в результате в ноябре 2014-го новоиспеченный вор в законе собрал на сходку около 60 авторитетов, и, напомнив о старом конфликте Соколика с одним из них, объявил того «гадом», которому «нет места среди людей». После этого присутствующие избили Соколика, и больше он с Кузьмичевым не общался.

Адвокат Лаврененко отмечает, что 33 фотографии, об изъятии которых говорится в протоколе обыска, никак не описаны следователем.

«То есть в деле нет фототаблицы с этими фотографиями — просто сначала при обыске было написано, что изъяты какие-то 33 фотографии, где Кузьмичев якобы изображен "в криминальном кругу", а потом уже через свидетелей были определены участники этого круга, и затем некие фотографии, на которых изображен Кузьмичев, были приобщены в качестве вещественного доказательства. Таких фотографий дома у Кузьмичева быть не могло», — уверяет защитница.

При этом, обращает внимание Лаврененко, все фотографии, приобщенные к делу, можно обнаружить на странице Кузьмичева на сайте «Прайм Крайм» — отсюда адвокат делает вывод, что оперативники просто-напросто распечатали снимки из интернета, а не нашли их в квартире ее подзащитного.

Телефоны

В ходе обысков по адресам Кузьмичева и его бывших жен были изъяты несколько телефонов, которые упомянуты в обвинительном заключении как вещественные доказательства.

Так, в деревенском доме неподалеку от Томска оперативники изъяли аппарат Huawei, на котором сохранилась фотография Кузьмичева «в кругу лиц, входящих в преступную иерархию». Там же был изъят и телефон Fly с контактами «Мага» и «Магомеда жена».

В четырех дешевых мобильниках, изъятых на квартире, где, согласно показаниям Кузьмичева, проживал он сам, были обнаружена контакты «Влад Положенец», «Магамед» и «Марина Мага». Можно предположить логику следствия: «Мага» — это Исмаилов, которого секретные свидетели и полицейские называют смотрящим за СИЗО-1, а «Влад Положенец» — смотрящий за Томском Влад Юргинский. Но в обвинительном заключении не упоминаются запросы, которые следователь мог бы отправить мобильным операторам для идентификации этих абонентов.

При этом адвокат Лаврененко утверждает, что всеми изъятыми телефонами пользовался не сам Кузьмичев, а его дети и бывшие жены. «Мага», по словам защитницы, это компаньон Василисы Прекрасной по бизнесу Магомед Арачков, а «Влад Положенец» — приятель одного из сыновей Кузьмичева, «обычный студент» Владислав Стариков. Лаврененко обещает, что Арачков и Стариков дадут показания в суде.

При этом телефон, которым сам обвиняемый пользовался на протяжении последних десяти лет, говорит адвокат, в число вещдоков не вошел — в нем не нашлось сколько-нибудь интересных следствию контактов или фотографий.

Записки

Среди вещественных доказательств в деле оказались рукописные листы с текстами, первые строчки которых цитируются в обвинительном заключении: «День и час в Радость! Тепло приветствуем Влада Юргинского…»; «День и час в радость! Тепло приветствуем Илью и Весь Добропорядочный…»; «День и час в радость! Тепло приветствуем Вову…».

На других приобщенных к делу листах, очевидно, велся учет общего имущества заключенных; типичная запись выглядит так: «Приход. 28.05.2018 5 кг Чая, 5 кг 200 гр конфет 50 карабков спичек 50 пачк сигарет х67 Витек».

Адвокат Лаврененко уверяет, что изъяты эти записи были не у Кузьмичева, а по адресу, где живет семья Владислава Аверичева.

«Эти записки изъяты не у нас, мы не знаем, чьи они, и к нам они отношения не имеют», — настаивает защитница.

Открытки

30 мая 2019 года, через несколько дней после задержания обвиняемого, следователь осмотрел две «лимитированные поздравительные открытки», изъятые по месту его проживания. В обвинительном заключении говорится, что открытки «адресованы Кузьмичеву как лицу, занимающему высшее положение в преступной иерархии».

На первой — с изображением православного храма и иконы — напечатан следующий текст: «Николай! Поздравляем Тебя с Днем Рождения! От всей Души и чистого сердца Желаем Крепкого Здоровья, Фарту Воровского и простого человеческого счастья! Да пусть хранит Тебя Бог! С искренним уважением, Костя Александренок, Серега Гараж и Весь добропорядочный Люд 41-й командировки!».

На другой изображено поле с подсолнухами, голубое небо и черно-белый орел с восьмиконечной звездой над ним. Изображение сопровождается надписью: «Коля уважаемый! Поздравляем Тебя с Днем Рождения! Искренне желаем Тебе Крепкого Здоровья, Долгих лет жизни! С уважением Костя Пряха, Братва и Мужики 41 зоны». При осмотре открыток следователь отметил, что все обращения к адресату — «Николай», «Коля», «Тебя», «Тебе» — подчеркнуты одной чертой.

Больше чем через полгода после изъятия открыток, в январе 2020-го, следователь в третий раз допросил секретного свидетеля под псевдонимом Роман Кауфман, на прошлых допросах называвшего Кузьмичева вором в законе и подробнейшим образом описывавшего криминальную иерархию Томской области. На этот раз следователь попросил Кауфмана прокомментировать текст поздравлений; при этом на представленных ему открытках обращения были подчеркнуты уже не одной, а двумя чертами.

«Данные открытки адресованы "вору в законе" Коле Томскому. Такой вывод я делаю по содержанию открыток, а также по тому, что при обращении к "вору в законе" имя "вора" подчеркнуто двумя чертами. Подчеркивание двумя чертами — это атрибут "вора в законе". Одной чертой может быть подчеркнут или положенец, или смотрящий, однако здесь черты две, значит, обращались к "вору в законе"», — объяснил секретный свидетель.

Обвиняемый в своих показаниях настаивает: эти открытки были адресованы его знакомому, судимому более десяти раз Николаю Баранову. После смерти старого рецидивиста его брат отдал их Кузьмичеву.

«При изъятии этих открыток их осматривал один следователь, а спустя больше, чем полгода их осмотрел со свидетелем Кауфманом уже другой, — недоумевает адвокат Лаврененко. — Была одна полоска подчеркнута, — а к Баранову, судя по количеству его судимостей, действительно могли относиться как к авторитету и обращаться с таким подчеркиванием, — а стало две, непонятно по какой причине. Мы писали по этому поводу жалобы, но нам ответили, что это невнимательность и халатность первого следователя», — говорит адвокат Лаврененко.

Брата Баранова, который мог бы подтвердить, что передавал открытки Кузьмичеву, допросить не удалось — недавно он скончался от рака.

Видео задержания

В обвинительном заключении среди вещественных доказательств упомянут видеофайл под названием «КУЗЬМИЧЕВ Н. Н. ВОР В ЗАКОНЕ», а также протокол прослушивания наложенной на него фонограммы, на которой, как пишет следователь, «зафиксировано признание Кузьмичева в занятии высшего положения в преступной иерархии».

Адвокат Лаврененко не смогла продемонстрировать «Медиазоне» эту запись — по словам защитницы, следователь не разрешил ее скопировать. Защитница утверждает, что речь идет о съемке инцидента, случившегося в 2013-м году: тогда Кузьмичев «сидел в кафе», а в заведение ворвались оперативники и «повязали всех подряд».

«На аудиозаписи сами опера говорят, что задержали так называемую "сходку". Всех ставят на колени; Кузьмичева тогда избили, хотели подкинуть ему пистолет. Он стоит на коленях, его спрашивают: "Вор?". Он, так как получил приличных люлей, отвечает: "Да, вор". Потом они задают ему вопросы ни о чем — где живешь, кого знаешь. Он говорит, что никого не знает. И потом проходит время, они к нему обращаются: "Николай Николаевич, извините, не того задержали". По этому факту никакого уголовного дела возбуждено не было, просто его вместе со всеми взяли, а потом отпустили, а сейчас эта кассета пригодилась», — рассказывает Лаврененко.

Кассета

Согласно списку вещественных доказательств из обвинительного заключения, в ходе обыска по месту жительства Кузьмичева сразу после его задержания была изъята VHS-кассета в картонном футляре.

Спустя почти год, в феврале 2020-го, следователь допросил полицейского Мицкевича. Тот рассказал, что на кассете записана съемка задержания Магомеда Истомилова в 2005 году.

«Каким образом данная кассета могла оказаться по месту жительства Кузьмичева, мне неизвестно, — говорил на допросе полицейский. — Учитывая, что Истомилов участвует в преступной иерархии, а также то, что видеокассета обнаружена и изъята по указанному адресу, я делаю вывод, что Кузьмичев воспользовался своим авторитетом как лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, завладел видеозаписью в целях ознакомления и контроля за деятельностью Истомилова».

Адвокат Лаврененко настаивает, что съемка задержания 15-летней давности отношения к делу против Кузьмичева не имеет, а кассета ему не принадлежит.

«Откуда она вообще могла у него взяться, если это оперативная съемка? Я считаю, что как те 33 фотографии были заменены на фотографии с "Прайм Крайма", так и эта кассета была подброшена, а протокол ее изъятия сфальсифицирован. Они понимали, что у них ничего нет, кроме засекреченных свидетелей, поэтом решили добавить эту кассету на всякий случай», — рассуждает защитница.

Справка из Интерпола

Обвинение настивает, что Кузьмичев был коронован в Турции. В деле есть ответ оперативников на поручение следователя: установлено, что в мае 2013 года обвиняемый действительно вылетел в египетский Шарм-Эль-Шейх, а спустя две недели вернулся в Россию через Стамбул. Не отрицает, что бывал в Турции, и сам томич, однако он говорит, что никакой воровской инициации там не проходил.

При продлении меры пресечения Кузьмичеву следователь раз за разом аргументировал необходимость его содержания в СИЗО, ссылаясь на справку-меморандум, согласно которой обвиняемый является «вором в законе»; упоминается она и в обвинительном заключении.

В этой справке сказано, что Кузьмичев незадолго до задержания начал готовить себе в Турции убежище. Об этом же говорится в показаниях первых свидетелей — Петрова и Иванова.

Связь Кузьмичева с Турцией подтверждает и документ, подписанный старшей оперуполномоченной группы НЦБ Интерпола по фамилии Логинова: «Правоохранительные органы Турции сообщили, что Кузьмичев пересек границу Турции 30 апреля 2019 года и покинул страну 10 мая 2019 года».

При этом в деле есть акт наблюдения, составленный оперативниками томского управления МВД, которые следили за Кузьмичевым как минимум 6 и 7 мая 2019-го. Согласно этому документу, в эти дни обвиняемый был не в Турции, а в Томске — ночевал дома, отвозил детей в детский сад и ездил за продуктами. Из-за этих противоречий в апреле 2020 года, когда следователь хотел передать дело в суд, зампрокурора Томской области вернул его на доработку, указав, что в прокуратуре «ставят под сомнение достоверность оперативно-розыскных мероприятий».

Тогда следователь допросил оперуполномоченную Логинову, и та объяснила, что перепутала Кузьмичева с его полным теской.

Несмотря на это, справка о том, что обвиняемый пересекал границу Турции весной 2019 года, вошла и в новое обвинительное заключение. Адвокат Лаврененко подавала в СК заявление о возбуждении дела по статье о фальсификации материалов оперативно-розыскных мероприятий, но его так и не завели.

«Это не справка с Интерпола, мы видели и прекрасно знаем, как выглядят такие справки. Это просто на коленке написано, неизвестно что и кем. Они ведь сами доказали, что он находился в Томске, а не в Турции», — констатирует защитница.