Концерн "Газпром": конец монополии?

По чьему сценарию будут делить компанию.
15.09.2015
Самое громкое событие в российской газовой промышленности  в последнее время произошло благодаря не «Газпрому», а «Роснефти». Именно компания Игоря Сечина выдвинула передовой, даже сверхрадикальный план развития газового сектора страны, который предусматривает либерализацию рынка, лишение «Газпрома» монополии на экспорт газа и в конечном итоге разделение «Газпрома» на три компании – добывающую, газотранспортную и управляющую подземными хранилищами газа.

Более десяти лет назад, когда в правительстве еще сидели либералы, аналогичные планы реформирования газовой отрасли пытались составлять в Минэкономразвития. Однако к «Газпрому» реформаторов даже и близко не подпустили: высшее руководство страны постепенно осознавало, что опорой власти являются крупные государственные корпорации, а «Газпром» – это наше национальное достояние.

Прошли годы, и выяснилось, что монополизм «Газпрома» мешает не только независимым производителям газа, но и другим госкорпорациям. И чтобы уничтожить конкурента, Игорь Сечин был готов даже вспомнить про либеральные рецепты реформирования естественных монополий.

Правда, сегодня правительство не готово ущемлять «Газпром» буквально по плану Сечина, хотя и приняло решение о начале реформирования системы закупок газа у независимых производителей. Но давление на «Газпром» будет продолжаться – и со стороны «Роснефти», и со стороны прочих «противников». Тем более что «Газпром» не может, как прежде, прикрываться своей ролью «всеобщего кормильца». В 2015 г. «Газпром» добудет минимальное количество топлива за всю свою историю, предсказывает Минэкономразвития. Если прогноз сбудется, конфигурация рынка изменится. Проблемы в Турции и Китае, низкий спрос на газ, усиление позиций независимых игроков – все это в отдаленной перспективе может лишить «Газпром» статуса монополиста. «Ко» разбирался, как снижение добычи скажется на работе корпорации и на присвоенном России звании энергетической сверхдержавы.

Все в минус

До конца года остается 4 месяца, и уже становится ясно, что нефтегазовый сектор России закончит его с отрицательной динамикой. Падает все. Отрасль находится под давлением множества факторов. Меняется структура спроса, снижаются цены на энергоносители, ухудшается макроэкономическая ситуация. Очевидно, что ТЭК – ключевой сегмент российского хозяйства. Когда его показатели уходят в минус, вся система начинает сыпаться вслед за ним. 

В 2015 г. добыча «Газпрома» опустится до минимального значения за всю историю корпорации – 414 млрд куб. м. Такой прогноз содержится в мониторинге Министерства экономического развития по итогам I полугодия. В ведомстве считают, что монополия сумеет выкачать из недр на 7% меньше газа, чем в 2014 г. (показатель прошлого года – почти 444 млрд куб. м). Само предприятие планирует добыть в этом году 450 млрд куб. м. 

В целом по РФ производство «голубого топлива» упадет до 626 млрд куб. м (минус 2,2%; в 2014 г. удалось добыть 640 млрд куб. м). На долю группы «Газпром» придется 66,1% российской добычи. Независимые компании выкачают 212 млрд кубов газа, предсказывает Минэкономразвития. При этом с января по июль производство уже упало до 356,4 млрд куб. м (минус 5,3% к соответствующему периоду 2014 г.) за счет сокращения добычи «Газпрома» на 11,5%. 

Вниз движутся не только показатели производства углеводородов. Ухудшаются прогнозы продаж уже добытого газа. За рубеж в 2015 г. отправят 164,6 млрд куб. м, что на 5,6% меньше, чем годом ранее (по данным ФТС и Росстата, в 2014 г. удалось продать 174,3 млрд куб. м). Если прогноз ведомства Алексея Улюкаева сбудется, то 2015-й станет третьим годом кряду, когда поставки из России уменьшаются. 

Пока же (за первые 6 месяцев) Москве удалось продать 88,5 млрд куб. м «голубого топлива» (минус 13% по сравнению с аналогичным временным промежутком прошлого года). В результате снижения спроса в ЕС – а он вызван снижением потребления и активным использованием газа в подземных хранилищах – поставки РФ в страны дальнего зарубежья упали на 6,2%, до 66,8 млрд куб. м.

«В газовой отрасли наблюдается устойчивая тенденция к снижению спроса на газ на внутреннем и внешнем рынках, что определяет сокращение объема добычи газа. На рынке Евросоюза наблюдается тенденция к диверсификации импорта газа, а также замещения газа другими видами топлива, в том числе углем и возобновляемыми источниками энергии», – резюмируют в Минэкономразвития. 

И даром не надо

Еще одна плохая новость для компаний, занимающихся добычей энергоносителей (и очень хорошая для потребителей), – снижение цен на углеводороды. Так, по информации Росстата, в I полугодии этого года за 1000 кубов российского газа давали $245,4. Показатель упал на 27% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ($334,5). За это же время нефть марки Brent потеряла 40% стоимости. «Газпром» вынужден следовать за рынком и снижать стоимость топлива. В частности, скидку на газ получила Армения ($165 за 1000 куб. м.) и Молдавия ($210). Ведутся напряженные переговоры о дисконте для Турции, да и Украина периодически говорит о несправедливых ценах. 

Все эти факторы ведут к уменьшению инвестиций в отрасль. По данным «Газпрома», вложения в добычу «голубого топлива» в январе – апреле снизились на 60,3%. Кроме того, сокращаются инвестиции в освоение новых месторождений и расширение уже действующих. Ожидается, что объем финансовых вливаний в производство газа в РФ по итогам года не превысит 234,3 млрд руб. 

Начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике аналитического центра при правительстве России Александр Курдин напоминает, что добыча «Газпрома» неравномерными темпами снижалась с 2011 г. (тогда она составила около 505 млрд куб. м) по 2014-й (432 млрд куб. м). В этом году возник новый негативный фактор – риск сокращения внутреннего спроса из-за спада в экономике, комментирует он. Кроме того, на внешних рынках наблюдается снижение поставок. В I полугодии 2015 г. экспорт российского газа упал до 89 млрд куб. м с 99 млрд за первые 6 месяцев 2014 г. «В значительной степени это связано с сокращением поставок на Украину», – поясняет Александр Курдин. 

«Один из крупнейших покупателей газа, Украина до сих пор не заключила нового контракта с Россией, предпочитая более дорогой реверсный газ из Словакии (по $275 по сравнению с $247, которые предлагает «Газпром»)», – прокомментировал «Ко» ситуацию ведущий аналитик инвестиционной компании «Прагматика» Роман Ткачук. Он добавляет, что в целом Европа взяла курс на диверсификацию поставок энергоносителей.

«Газпром» добудет столько газа, сколько сможет продать», – утверждает гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Он отмечает, что объемы продаж зависят от погоды и цен: чем холоднее зима, тем выше спрос на топливо, а низкая стоимость газа дополнительно стимулирует потребление. «Если зима в России и Европе будет холодной, то потребление газа окажется на 20–30 млрд куб. м выше прогноза министерства», – считает Михаил Корчемкин. 

Таковы общие черты развития российского газового сектора на ближайшее время. В этих непростых условиях у монополии не так уж и много пространства для маневра. По сути, у нее всего два пути. Либо повышать свою эффективность, чтобы смягчить падение добычи и спроса (сокращать издержки, совершенствовать технологии производства, активнее заниматься сжиженным топливом), либо молиться на иностранных потребителей. «ЕС затратил гигантские средства на «зеленую» энергетику. Это привело к снижению спроса на российский газ», – сообщает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. Для решения проблем «Газпрому» нужно избавляться от географической зависимости. «Альтернативой может стать развитие технологий производства и транспортировки СПГ», – уверен он. 

Второй вариант – наиболее привлекательный и простой. В то же время он и самый рискованный. Ставка на успех амбициозных зарубежных проектов оставляет «Газпром» в плену внешних обстоятельств. У корпорации появляются уязвимые места, и она легко поддается манипуляциям. 

Заграница нам поможет?

Ярчайший пример такой манипуляции – поведение турок. «Газпром» в прямом смысле дергают за ниточки. Монополия рассчитывала на то, что через территорию Турции пройдет 4 магистрали. Одна предназначается для внутренних потребностей республики. Остальные должны обеспечить «голубым топливом» Европу. Так корпорация рассчитывала убить двух зайцев разом – и подружиться с Анкарой, и избавиться от Киева как от транзитера газа в ЕС. Но пока не срастается. Турции важно получить углеводороды для себя, причем по максимально низкой цене. Интересы Москвы ее волнуют мало. 

28 июля этого года глава Минэнерго Александр Новак заявил, что Москва готова подписать межправительственное соглашение по первой нитке «Турецкого потока» в самое ближайшее время – в течение одной-двух недель. В Анкаре рвение российского чиновника не оценили. Уже через два дня, 30 июля, стало известно, что Турция приостанавливает переговоры о газопроводе. Она хочет скидку на газ в 10,25% (сама стоимость топлива для Анкары «Газпромом» не раскрывается). Окончательного решения о снижении цены пока нет. 

В компании уже понимают: что-то идет не так. Если заглянуть в последний отчет «Газпрома» (за II квартал 2015 г., опубликован 14 августа), то станет видно, как изменилось отношение предприятия к «Турецкому потоку». 

В этом документе говорится, что мощность газопровода «при полном развитии составит 63 млрд куб. м в год». Раньше (в отчете за I квартал) формулировка была жестче: «Производительность новой газопроводной системы, которая будет состоять из 4 ниток, составит 63 млрд куб. м в год». Разница налицо: у монополии появились сомнения в полномасштабной реализации своих планов. Недаром из последнего варианта убрали число ниток. Если Турция и дальше станет упорствовать, дело может закончиться газопроводом локального масштаба – его функцией будет исключительно обслуживание интересов турецких потребителей. В этом случае «Турецкий поток» может превратиться в «турецкий ручеек». Как итог – задача по диверсификации поставок в ЕС провалится. 

Читаем дальше – про параметры поставок. Первая нитка мощностью 15,75 млрд кубов – для нужд Анкары. «Остальные 47 млрд куб. м газа будут поставляться на границу Турции и Греции», – сказано в отчете. Раньше было так: «Остальные 47 млрд куб. м газа будут поставляться на новый газовый хаб на границе Турции и Греции». Напомним, приграничный хаб был основой новой экспортной политики «Газпрома». Алексей Миллер неоднократно грозил европейцам тем, что они останутся без топлива, если не протянут трубы к этому распределительному центру. Его строительство создало бы предпосылки для строительства полноценной альтернативы «Южному потоку». Судя по всему, идея хаба отложена до лучших времен. 

Разумеется, новый потребитель в виде Турции поможет «Газпрому» нарастить добычу. Сейчас республика – один из важнейших партнеров компании. По данным «Газпром экспорт», в 2014 г. на турок пришлось 18,64% от всего экспорта в Европу (или 27,33 млрд куб. м). Если удастся завершить первую нитку потока, поставки в республику подскочат на 58% и превысят 40 млрд кубов в год. По разным оценкам, Анкара получает от Москвы газ по цене около $350–370. Допустим, стороны договорятся о скидке. Тогда стоимость опустится до $315–330. В итоге за год «Газпром» сможет получить $12,6–13,3 млрд в виде выручки от продажи топлива в Турцию (всего за 2014 г. предприятие заработало около 3 трлн руб., или $79 млрд по среднегодовому курсу в 37,97 руб./$).

Но этого мало. «Газпрому» нужно не только развивать отношения с Турцией. Компания нуждается в надежном транзитном коридоре в Восточную и Южную Европу. Анкара пока не готова его предоставить. Это значит, что поставки объемом около 60 млрд куб. м (в 2014 г. Россия прокачала через Украину 58 млрд кубов) могут быть сорваны. Ведь Москва все еще планирует перекрыть вентиль Киеву в 2019 г. Нет надежного транзитера – нет экспорта. Нет экспорта – нет и добычи. 

Дракон затаился

Новости с Востока также не могут радовать Миллера. Поставки газа через трубопровод «Алтай» (или «Сила Сибири – 2») – его исток должен быть заложен в Ямало-Ненецком АО, он уйдет в КНР на границе с Республикой Алтай – оказались под вопросом. Все, кто смотрел трансляцию Парада Победы 9 мая 2015 г., видели, что среди почетных гостей был китайский лидер Си Цзиньпин. 8 мая в ходе его визита в Москву «Газпром» и China National Petroleum Corporation (CNPC) подписали соглашение об условиях прокачки газа через «Алтай». Объем экспорта – 30 млрд куб. м в год на протяжении 30 лет. Стоимость постройки трубы – $55 млрд, или почти 4 трлн руб. по курсу на конец августа. По крайней мере, такую цифру назвал министр энергетики Александр Новак 27 августа. 

А 21 августа директор департамента Восточной Европы и Центральной Азии Министерства коммерции Китая Лин Цзи сообщил, что переговорный процесс с Россией осложнен из-за резких колебаний нефтяных котировок (стоимость газа в контрактах КНР и РФ привязана к «черному золоту»). Подписание окончательного договора под вопросом, поскольку Китай не в состоянии угадать, как именно себя поведут цены на углеводороды. В случае их резкого подорожания договор с Россией может оказаться крайне невыгодным для Пекина. И наоборот. 

Еще один фактор, способный сорвать глобальный разворот РФ на Восток – экономические трудности в КНР. ВВП Поднебесной по итогам II квартала 2015 г. вырос на 7%. С января по март он также увеличился на 7%. При этом во II квартале 2014 г. экономика прибавила 7,5%. Китай растет не так быстро, как ожидалось. Как следствие – снижение уровня потребления. Замедляющейся экономике нужно меньше газа и нефти. Это также ставит под сомнение возможность наращивания добычи «Газпромом» в ближайшей перспективе.

Сложившаяся ситуация может привести к смещению сроков по некоторым проектам и корректировке их масштабов. Тем не менее корпорация продолжит двигаться в направлении диверсификации, пусть и медленнее, полагает Александр Курдин. 

Как мы видим, на данный момент «Газпром» находится в жестких тисках своих зарубежных партнеров. Они могут диктовать свои условия. Чтобы и дальше продавать газ, с ними придется соглашаться. 

Тень независимости

Сокращение добычи может привести и к тому, что «Газпром» потеряет статус экспортного монополиста. Как сообщало Минэкономразвития, в 2015 г. другие игроки произведут 212 млрд кубов газа, или 33,9% от общего объема добычи. У российских компаний появился шанс потеснить «Газпром».

Первый претендент на газовый престол – это «Роснефть». В недрах компании Игоря Сечина созрел план реформирования отрасли. Там считают, что у «Газпрома» не должно быть исключительного положения в вопросе поставок «голубого топлива». 

Согласно программе радикальных преобразований, уже в 2016 г. первые партии газа от независимых компаний пойдут в Европу. В этом же году необходимо освободить рынок сжиженного природного газа (СПГ) и позволить экспортировать его всем желающим. К 2022 г. ценообразование внутри России будет либерализовано, а энергетические предприятия смогут начать полноценный экспорт сырья на Запад. В 2025 г. «Газпром» разделят, забрав у него функции оператора топливных магистралей и систем подземного хранения газа. Подробности плана были обнародованы в весьма подходящий момент – как раз на фоне накапливающихся трудностей у монополии. Ранее появлялась информация, что «Роснефть» собирается консолидировать все газовые активы в мощную структуру (см. «Ко» №847 (19) от 25.05.2015, «Империя восходящего газа»). В свете плана реформ создание такого предприятия выглядит все более вероятным. 

«Доля «Газпрома» на внутреннем рынке продолжает снижаться – его теснят «Роснефть» и «Новатэк», предлагая более гибкие условия для потребителей», – говорит Роман Ткачук. Действительно, при падении добычи «Газпрома» до исторического минимума может поднять голову еще один конкурент корпорации, один из крупнейших игроков на энергетическом рынке России – «Новатэк» Леонида Михельсона.

По итогам 2014 г. предприятие добыло более 62 млрд куб. м газа. Оно занимает 2-е место в РФ по производству «голубого топлива», ему принадлежит почти 10-процентная доля рынка. В 2015 г. компания планирует нарастить производство на 6%. За первое полугодие «Новатэк» выкачал 33,04 млрд куб. м (+7,8% к аналогичному периоду 2014 г.). При этом добыча жидких углеводородов выросла сразу на 52,8%, до 4,19 млн т. 

В газовом пакете «Новатэка» – потенциально сильные позиции на СПГ-рынке. Проект «Ямал СПГ» (60% – у «Новатэка», компания планирует продать долю в 9,9% китайским инвесторам; еще по 20% – у Total и CNPC) базируется на Южно-Тамбейском месторождении. Это крупнейший углеводородный актив компании (запасы оцениваются в 490 млрд куб. м). Компания Михельсона планирует добывать здесь 27 млрд куб. м ежегодно и получать 16,5 млн т сжиженного газа. Предполагаемая дата запуска проекта – 2017 г. «Ямал СПГ» – одно из немногих предприятий, попавших в «белый список» правительства. Ему позволено экспортировать СПГ. Так что в этом отношении экспортная монополия «Газпрома» будет нарушена после того, как «Новатэк» отправит первые танкеры с жидким газом в заморские порты. 

Не стоит сбрасывать со счетов еще один аргумент. Если РФ обзаведется несколькими поставщиками «голубого топлива», у ЕС не останется к нам никаких претензий. Нормы Третьего энергопакета будут соблюдены, если в трубопроводы на территории Старого света допустят сторонние компании и сами эти трубопроводы заберут из-под власти «Газпрома». Это может быть выгодно как с экономической, так и с политической точки зрения. Россия наконец сможет спокойно продавать свой товар в Европу без антимонопольных разбирательств – евробюрократы успокоятся и, быть может, забудут об Энергосоюзе (он призван сократить зависимость континента от крупных поставщиков, читай – от Москвы). Так что Кремль вполне может принять решение о распределении полномочий «Газпрома». Гегемония корпорации пошатнется. Сокращение добычи на фоне внешних экономических проблем – триггер для этого процесса. 

Уроки для сверхдержавы

Проблемы «Газпрома» – проблемы России. При сильной зависимости страны от продажи углеводородов падение показателей бьет непосредственно по ее экономическому развитию. Существует несколько не самых приятных последствий, вызванных сокращением добычи газа. 

Во-первых, деньги потеряет сам «Газпром». «Сокращение объема производства скажется на деятельности компании двояко. С одной стороны, «Газпром» сэкономит на расходах на нефтеразведку и добычу. С другой – падение добычи снижает прибыль предприятия», – констатирует управляющий партнер консалтинговой компании Heads Александр Базыкин.

Проблема не столько в падении добычи, сколько в стоимости газа, указывает начальник отдела промышленной политики рейтингового агентства «Эксперт РА» (RAEX) Федор Жердев. Стоимость нефти, к которой привязываются газовые контракты, снижается. При сокращающемся спросе уменьшается и экспортная выручка. «В прошлом году средняя цена поставок в дальнее зарубежье была на уровне $345 за 1000 куб. м, в нынешнем, как ожидают в самом «Газпроме», этот показатель будет в лучшем случае на $100 ниже. Внутренний рынок или поставки в ближнее зарубежье покрыть эту разницу вряд ли смогут», – отметил Федор Жердев в беседе с «Ко».

Второе следствие из снижения добычи – страдающий бюджет. Министерство экономического развития подсчитало, что в первом полугодии доходы казны на 45% покрывались нефтегазовым сектором. Продажа углеводородов принесла стране около 3 трлн руб. Конечно, урон от падения производства и экспорта «голубого топлива» не такой сильный, как от обвала нефтяных цен. Тем не менее денег бюджет недосчитается. 

«В 2014 г. НДПИ и экспортная пошлина на газ обеспечили суммарно чуть более 10% нефтегазовых доходов федерального бюджета. С учетом девальвации рубля, цены на углеводороды влияют на его сбалансированность в ограниченной степени. Если в связи с этим и возникает угроза повышения бюджетного дефицита, то в гораздо большей степени это связано с нефтяным сектором, а не с газовой отраслью», – сообщает Александр Курдин.

Обвал рубля бьет по кошельку россиян, привыкших к импортным товарам и отдыху за границей, зато помогает «национальному достоянию» составлять красивые отчеты. «В I квартале 2015 г. благодаря девальвации российской валюты чистая прибыль «Газпрома» по МСФО в рублях увеличилась на 71%, а выручка – на 6%», – отметил Дмитрий Лукашов из IFC Markets.

Еще несколько лет назад статус России как «энергетической сверхдержавы» казался незыблемым, а прогнозы были самыми смелыми. Алексей Миллер в 2008 г. говорил, что «черное золото» подорожает до $250 за баррель. Подсчитывая в голове сверхприбыли, он мечтал о том, как стоимость газа взлетит к $1000 за 1000 куб. м. Буквально через несколько месяцев после этого нефть обвалилась со $140 до $70. Были ли извлечены из этого какие-то уроки? Судя по всему, нет.