Контракты на 400 миллиардов были получены друзями Владимира Путина и Дмитрия Медведева без торгов

Контракты без конкурса отдаются структурам и бизнесменам, близким к федеральной власти.
28.02.2019
Принимая ряд законодательных актов о развитии конкуренции, президент и правительство активно пользуется возможностью обойти конкурентные процедуры. Особой благосклонностью, к примеру, в 2017 году пользовались компании Агаларова, Куснировича и Ротенберга. В то же время назначенные единственные поставщики услуг зачастую передают в субподряд свои заказы, оставляя себе часть выделенных бюджетных денег.

Непонятные и неконкуретные

Согласно исследованию, проведенному Центром «Трансперенси Интернешнл – Россия», только в 2017 году президент и правительство своими указами и распоряжениями сделали неконкурентными закупки на 418 млрд рублей по 3 тыс. 837 контрактам. Контракты достались либо структурам, связанным с исполнительной властью, либо компаниям бизнесменов, приближенным к первым лицам государства. При этом больше всего из выделенных денег ушло на 499 контрактов с начальной ценой более 30 млн рублей. Из 93 актов, которыми устанавливались неконкурентные закупки, в 45 не были указаны основания отхода от конкуренции. 34 актов нет в открытом доступе, 31 из них определен как для служебного пользования и три — секретные.

В качестве заказчиков чаще всего выступали организации, подчиненные правительству (317 контрактов) и президенту (162 контракта). Затем идут региональные власти (17 контрактов). По одному контракту заключили Генпрокуратура, Верховный суд и Центризбирком.

При этом контракты почти на 400 млрд рублей оказались распределенными между 112 подрядчиками, из которых 81 так или иначе связан с федеральной властью.

Оставшийся 31 контракт распределился между частными компаниями, которые, по мнению «Трансперенси», не являются случайными. Это, в частности, АО «Крокус Интернешнл» (Арас Агаларов), ООО «Спорттовары Боско» (Михаил Куснирович), ООО «Дружба народов» (Борис Кантемиров), адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры» (Николай Егоров), ООО «Стройгазмонтаж» (Аркадий Ротенберг), АО «ВАД» (Виктор Перевалов), АО «ОЗК» (Зиявудин Магомедов).

Медицинские переплаты

В качестве примера внешне законных, но с крайне неэффективным расходованием бюджетных средств контрактов, антикоррупционная организация называет 266 заказов, заключенных в 2017 году. Их общая сумма составила около 18,5 млрд рублей, которые достались АО «Нацимбио», ФГУП «РМП “Медтехника”» и ФГУП «Межбольничная аптека», как единственным поставщикам.

Функционирующее по сути как монополист, АО «Нацимбио» на основании распоряжения правительства в 2017 году получило 36 контрактов с ФСИН на общую сумму 681 млн 32 тыс. 957 рублей. Фармацевтический холдинг приобрел все лекарства и медицинские изделия по этим контрактам у других поставщиков. Семь из них — производители, три — посредники, причем в двух из трех работает по одному сотруднику. «За счет разницы цен в 2017 году АО «Нацимбио» заработало на закупках для ФСИН 84 млн 623 тыс. 358 рублей», — отмечают в «Трансперенси».

Похожий случай был и с ФГУП «РМП “Медтехника”», которой в ноябре 2017 года достался заказ ФГБУ «ЦКБ с поликлиникой» на нейроэндоскопическую стойку с принадлежностями за 24 млн 922 тыс. 390 рублей. «Медтехника» закупила у единственного поставщика, ООО «Мир и Здоровье», за 23 млн 676 тыс. 276 рублей, заработав на этом больше 1,2 млн рублей.

Получается, что одни подведомственные Управделами организации закупают у других подведомственных Управделами организаций медицинские изделия и лекарства, а последние приобретают товары и услуги у частных поставщиков по более низким ценам, также используя неконкурентные процедуры.

Строительные переподряды

Схожая ситуация складывается и в строительстве. Так, Управделами президента заключило в 2017 году 19 контрактов на сумму более 9 млрд рублей. Главным подрядчиком выступило его же РСУ. Но оно в свою очередь взялось самостоятельно исполнять лишь 9 из 15 контрактов. Остальные были переданы на субподряд, причем в большинстве случаев по открытому конкурсу.

«Это говорит о том, что на этом рынке есть конкуренция, и многие компании были готовы побороться за контракты. Поэтому есть основания полагать, что заключать контракты без конкурса не было необходимости», — делают вывод в антикоррупционной организации, отмечая, что на разнице между полученными деньгами за госзаказ и переданными на исполнение субподряда РСУ заработало 800 млн рублей.

Управление делами президента также весьма лояльно относится к тем своим единственным поставщикам, которые нарушают сроки работ. Например, по федеральной адресной инвестиционной программе был заключен контракт на 1,1 млрд рублей на реконструкцию объектов социальной инфраструктуры ФГБУ «Санаторий „Красные камни“» Управделами президента в Кисловодске. Работы должны были завершиться до декабря 2018 года. Однако по взаимному согласию заказчика и подрядчика сроки перенесли на октябрь 2019 года, изменив суммы бюджетных ассигнований по годам.

Юридические представления

Петербургское адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», в котором работает однокурсник Владимира Путина Николай Егоров, неоднократно представляло интересы России в правовых спорах за рубежом как единственный поставщик услуг. Наиболее крупными госзаказами для бюро стали помощь Росимуществу в споре с индийскими акционерами совместного предприятия по производству титановых продуктов на 80 млн рублей и участие на стороне Минфина в процессе в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма о взыскании денег по соглашению о разделе продукции по проекту «Сахалин-1» на 250 млн рублей.

В обоих контрактах была оговорена возможность привлекать в процессы сторонних специалистов, а не выполнять услуги самостоятельно. Такой нюанс ставит под сомнение необходимость объявлять бюро сокурсника президента единственным поставщиком.

Таможенная безальтернативность

«Трансперенси» насчитала 10 контрактов на 3,15 млрд рублей, которые Федеральная таможенная служба (ФТС) заключила с АО «Крокус Интернешнл» бизнесмена Араса Агаларова. В основном контракты касались обустройства контрольно-пропускных пунктов в Киргизии во исполнение российско-киргизского межправительственного соглашения. Причем в документе было указано, что компания Агаларова получит заказы на 8,5 млрд рублей как единственный поставщик. По данным антикоррупционной организации, такая безальтернативность почему-то касается лишь заказов ФТС относительно киргизской границы — все подряды от таможенной службы там уходят АО «Крокус Интернешнл».

Зерновые дела Магомедова

Находящийся ныне в СИЗО Зиявудин Магомедов в 2017 году был в фаворе у власти. Это подтверждается по крайней мере тем, что именно в том году Минсельхоз, ранее проводивший открытые конкурсы по отбору агентов для зерновых интервенций, вдруг заключил с компанией коммерсанта АО «Объединенная зерновая компания» (АО «ОЗК») контракт на 142 млн рублей как с единственным поставщиком.

Необходимые ограничения

По мнению «Трансперенси», право, данное президенту и правительству, назначать единственного поставщика ничем не обосновано и позволяет пользоваться им безо всяких ограничений.

«Во многих случаях в качестве единственного поставщика определяют организации, которые ничего не производят, а выступают посредниками между заказчиком и производителем, отдавая закупки на субподряды, необоснованно получая при этом прибыль за счет разницы в цене», — отмечают в антикоррупционной организации, указывая, что зачастую такими поставщиками становятся учрежденные властью организации.

В то же время неконкурентные закупки очень часто и безосновательно делаются и у приближенных к представителям высшей власти коммерсантов.

«Трансперенси» обратилась к субъектам законодательной инициативы с просьбой выступить с законопроектом об отмене действия нормы, позволяющей президенту и правительству неограниченно вмешиваться в закупочную деятельность.