Константину Пономареву икнулась ИКЕА

Завершено дело о покушении на мошенничество и неуплате налогов бизнесменом.
03.04.2020
Как стало известно “Ъ”, СКР завершил расследование уголовного дела бизнесмена Константина Пономарева, получившего известность благодаря своим судебным разбирательствам с ИКЕА. Он уже отбывает восьмилетний срок за ложный донос и фальсификацию доказательств, а на этот раз ему вменяют в вину неуплату более 3 млрд руб. налогов с отступных, полученных в свое время от ИКЕА, и покушение на особо крупное мошенничество. По версии следствия, бизнесмен пытался незаконно добиться взыскания с ПАО «Кубаньэнерго» 5,3 млрд руб. за поставки дизель-генераторов в Крым в 2014 году. Защита называет обвинение «абсолютно беспочвенным».

Обвинение в окончательной реакции в уклонении от уплаты налогов с физического и юридического лица (ч. 2 ст. 199 и ч. 2 ст. 198 УК РФ), а также покушении на особо крупное мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) Константину Пономареву было предъявлено в конце марта. Он был допрошен в СКР, причем, как сообщила его адвокат Анна Ставицкая, вину бизнесмен признавать категорически отказался.

По данным “Ъ”, в основу эпизода с попыткой мошенничества легла история с поставкой дизель-генераторных установок (ДГУ) в Крым. По версии следствия, предположив, что обострение отношений между Россией и Украиной в 2014 году после возвращения полуострова в состав РФ может вызвать его энергетическую блокаду с украинской стороны, предприниматель решил воспользоваться ситуацией. Тогда для бесперебойного обеспечения энергией Черноморского флота и населения Крыма Минэнерго России доставило туда множество оборудования, включая 71 ДГУ, принадлежавшую структурам господина Пономарева. Сами установки перебрасывались силами входящего в «Россети» ПАО «Кубаньэнерго».

При этом, считают в СКР, Константин Пономарев «путем подписания фиктивных договоров и актов приемки-передачи» создал цепочку посредников, с помощью которой эти генераторы передавались от одной компании к другой, что увеличивало конечную арендную стоимость оборудования.
А поскольку «Кубаньэнерго» отказалось оплатить расходы на посредников, Константин Пономарев обратился с гражданским иском в Краснинский райсуд Смоленской области (там он в свое время получил прописку) о возврате 71 ДГУ на том основании, что те использовались в Крыму незаконно. В 2016 году иск был удовлетворен, а через несколько месяцев суд удовлетворил еще один иск бизнесмена — о выплате ему 5,3 млрд руб. за пользование его техникой. Последнее дело, впрочем, было прекращено Смоленским облсудом, а Верховный суд РФ впоследствии отклонил жалобу бизнесмена. После этого Константина Пономарева и обвинили в покушении на мошенничество.

Второй эпизод дела касается неуплаты налогов на сумму более 3 млрд руб. с полученных ранее от ИКЕА в качестве отступных 25 млрд руб. Кстати, стоит отметить, что взыскание и самой этой суммы было признано незаконным. Так, в июле прошлого года предприниматель был осужден Люберецким горсудом на восемь лет заключения за то, что вместе со своим адвокатом Максимом Загорским добился с помощью подставных свидетелей судебных решений, которые впоследствии использовал в спорах с ИКЕА о взыскании с концерна многомиллиардных сумм за якобы незаконное использование поставленных им ДГУ. В приговоре суд констатировал, что осужденные обещали подставным свидетелям за ложные показания от $20 тыс. до $70 тыс.

Защита бизнесмена называет обвинения в покушении на мошенничество и неуплате налогов «абсолютно беспочвенными».

«Обвинение в покушении на мошенничестве — это перевод гражданско-правового спора в ранг уголовного преступления,— сказала адвокат Ставицкая.— Пономарев обратился в суд с иском и имел на это полное право. Суд мог отказать в его иске или удовлетворить, но в любом случае обращение в суд не может рассматриваться как покушение на мошенничество».

Не согласна Анна Ставицкая и с обвинением в неуплате налогов. «Главное, что нужно усвоить: мой подзащитный Константин Пономарев с документами на руках доказывает, что все налоги с полученных от ИКЕА сумм им были уплачены. А следствие утверждает, что это было сделано неправильно»,— сказала она.

По словам Анны Ставицкой, ее клиент уверен, что второе уголовное дело против него было «инспирировано» руководством российского отделения ИКЕА, чтобы не дать бизнесмену выйти на свободу условно-досрочно и продолжить судебные тяжбы с компанией. Срок подачи ходатайства об УДО наступил в марте. «Теперь из-за эпидемии коронавируса и прекращения работы судов он не имеет возможности обратиться с ходатайством об УДО,— отметила госпожа Ставицкая.— При этом наши СИЗО на случай эпидемии не имеют достаточного оборудования для лечения подследственных, что может привести к летальным исходам».