Конфликты в окружении Путина обострились

Сечин под ударом, Ротенберги ослабли, Шойгу настроен против Чемезова.
29.01.2015
Этот год принесет обострение внутриэлитных конфликтов по линии госкорпораций и правительства, в нефтяной и оборонной промышленности, банковском секторе. Предстоит большая перегруппировка элит, считают источники и эксперты Znak.сom.
 
Несколько месяцев назад в докладе «Политбюро 2.0», описывающем взаимоотношения российских элит между собой и с президентом Владимиром Путиным, компания Minchenko Consulting сделала прогноз о том, что в 2015 году в условиях серьезного экономического кризиса борьба кланов заметно активизируется: ресурсов становится все меньше, господдержку получат не все, придется драться за место у кормушки.
 
Уже сейчас, глядя на то, кто получил деньги по первому требованию, а кому их обещали, но пока но не выдали (или кому выдали, но не так много, как другим), можно сделать ряд предположений о развитии нескольких известных в политических кругах внутриэлитных конфликтов.
 
Несколько дней назад государственное Агентство страхования вкладов обнародовало список банков, которые могут претендовать на господдержку. Из государственных банков на помощь претендуют группа ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, рассказали РБК два источника в правительстве. Банкам группы ВТБ АСВ выделит более 300 млрд руб.: ВТБ – 193 млрд руб., его розничной «дочке» ВТБ24 – 65,8 млрд руб., Банку Москвы – 49 млрд руб. Газпромбанку дадут 125 млрд руб., Россельхозбанку – 69 млрд руб.
 
Председателем правления банка ВТБ является Андрей Костин, среди его акционеров – правительство России, миллиардер Сулейман Керимов, фонды Geberali, TPG Capital, норвежский Norges Bank, Государственный банк Азербайджана, а также Chiba Construction Bank. Акционерами Газмпромбанка являются «Газпром», Внешэкономбанк, Сергей Розенберг, «Тинькофф», РДК, а также менеджмент банка. Председатель совета директоров – председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер. Председатель совета директоров «Банка Москвы» — все тот же Андрей Костин, его основной акционер – группа ВТБ.
 
Если обратиться к докладу «Политбюро» и изучить слайд «Орбиты власти», то получится, что Костин вместе с главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной, главой «Сбербанка» Германом Грефом, вице-премьером Игорем Шуваловым, министром финансов Антоном Силуановым и помощником президента Александром Белоусовым находится в одном секторе и в орбите влияния Юрия и Михаила Ковальчуков, а Алексей Миллер — в орбите влияния Геннадия Тимченко, тех же Ковальчуков и главы «Роснефти» Игоря Сечина.
 
Из частных банков господдержку могут получить Альфа-банк – 62,8 млрд руб., банки группы «Открытие» – 65 млрд руб., Промсвязьбанк – 30 млрд руб., Московский кредитный банк – 20 млрд руб., банк «Россия» – 13 млрд руб., банк «Уралсиб» – 12 млрд руб., МДМ Банк – 9 млрд руб. Материнской компанией «Альфа-банка» является компания на Кипре. Не напрямую контрольный пакет акций контролируют Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев. К банкам группы «Открытие» имеют отношение миллионер Александр Мамут, вице-президент «ЛУКОЙЛа» Леонид Федун,  миллионеры Вадим Беляев, Рубен Аганбегян, Александр Несис, Сергей Гордеев и другие. Председателем совет директоров «Промсвязьбанка» является экс-сенатор Алексей Ананьев, его брат Дмитрий до сих пор находится с Совете Федерации. Основной собственник МКБ – Роман Авдеев, банка Уралсиб – Николай Цветков, МДМ-Банка -  различные финансовые структуры, в том числе – офшорные.
 
Фридман также относится к орбите влияния Ковальчука, Мамута считают довольно близким человеком к первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину, Фридмана – к помощнику президента Владиславу Суркову, также считается, что у Фридмана прохладные отношения с Сечиным после того, как «Роснефть» купила ТНК-ВР (Фридман тогда возглавлял совет директоров ТНК-ВР, однако покинул свой пост после завершения сделки, с которой не был согласен).
 
Таким образом, поддержка банковского сектора пока выглядит разнонаправленной: Кремль старается успокоить самые разные финансовые кланы.
 
Более того, банковский сектор имеет приоритетное значение и для еще одной структуры: согласно неофициальным данным, в этом рынке имеет большой интерес ФСБ.
 
Примечательно, что банку «Россия» Юрия Ковальчука пока выделяют сравнительно небольшую господдержку, что стало поводом пошептаться о снижении влияния этого бизнесмена, попавшего под санкции в числе первых.
 
Господдержки пока не получил и банк братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов (СМП-банк), что также отметили собеседники издания в кулуарах. Зато большая сумма господдержки ГК «Открытие» вызвала немало шуток о том, что владельцы банков, входящих в группу, вошли в фавор, при этом есть гипотеза о том, что банки группы пользуются покровительством Центробанка.
 
Профессор Высшей школы экономики Константин Сонин отмечает, что в ближайшем будущем конфликты в банковской сфере могут только обостриться. «В банковском секторе деньги ходят свободнее, чем в госкорпорациях, тем более что расплата за выделенные средства наступает не так публично, как за средства ФНБ. Главным местом борьбы сейчас будет банковский сектор, а не промышленный», — считает Сонин.
 
Такого же мнения придерживается экс-вице-премьер правительства, ныне – сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов. «Базовым приоритетом в кризис, как мне видится, будет помощь банкам. Тут будут играть роль не столько экономические соображения, сколько «понятийные», и тут не будет иметь значения позиция правительства. На уровне кооператива «Озеро» имеет смысл коммуникация с президентом Путиным, а не с правительством», — считает Немцов.
 
Большой конфликтный потенциал есть еще в двух других отраслях, нефтяной и оборонной.
 
Так, трудности с прямой господдержкой возникли у «Роснефти», это может быть связано со старым конфликтом между руководителем компании Игорем Сечиным и нынешним правительством во главе с Дмитрием Медведевым.
 
«В конце 2014 года «Роснефть» просила о предоставлении средств из ФНБ, при этом ее заявка, по данным наблюдателей, превышала 2 трлн рублей. После того как компания не получила этих средств, ее запрос оценивается уже в 1 трлн, — говорит редактор отдела рынков «Oil & Gas Journal Russia» Илья Альков. — Однако на днях вновь появилась информация, что правительство не санкционирует предоставление этих денег. История, как представляется, не закончена, и нефтегазовый гигант еще будет предпринимать попытки добиться помощи. Не забудем, что госкорпорация буквально вчера провела очередной крупный выпуск облигаций и привлекла серьезные рублевые средства. Понятно, что «Роснефть» сосредоточила сегодня львиную долю российской нефтедобычи, под разработку месторождений взяты крупные кредиты, и их необходимо обслуживать, нужно обеспечивать налоговые платежи (в том числе от экспорта сырья), также корпорации необходимо вести крупные проекты, в частности в области модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Какие-то инвестпрограммы могут быть секвестированы, но многие будут продолжены, поскольку они выполняются под эгидой повышения стандартов качества бензина, стабильности его поставок, избежания бензиновых кризисов и скачка цен на топливо. А вот судьба такого проекта, как строительство Восточной нефтехимической компании, (ВНХК) в условиях ужесточающегося кризиса - явно под угрозой. В любом случае дискуссия «Роснефти» с правительством в области финансовой поддержки продолжится», - считает Илья Альков.
 
Источник Znak.com, близкий к администрации президента, говорит, что в последний месяц правительство жаловалось в Кремль на поведение «Роснефти» на валютном рынке в декабре 2014 года, которое могло спровоцировать обвал рубля. В Кремль был даже написан правительственный отчет об этом, говорит собеседник.
 
Экс-замминистра энергетики, лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов считает, что позиции главы «Роснефти» Игоря Сечина в последнее время ослабели.
 
«Эта история напоминает историю Сергея Чемезова перед кризисом 2008 года, когда он был одним из самых влиятельных людей в окружении Владимира Путина. Однако потом выяснилось, что возглавляемая им госкорпорация «Ростехнологии» нахватала проблемных активов. Сейчас его звезда немного потускнела. То же самое происходит и с Сечиным: «Роснефть» оказалась главной мишенью в проблемной ситуации, которая сложилась в связи с кризисом. У нее есть большие корпоративные долги, которые надо быстро отдать, «Роснефть» — крупнейший проситель денег от государства и правительства. Сечин сейчас находится в зависимом положении от финансово-экономического блока правительства, и правительство может ему отплатить. «Роснефти» пока не дали денег, ее «мурыжат», госкомпания в тяжелой ситуации, хотя ради них уже допустили эмиссию. Теперь правительство будет давать отраслевые заключения на все проекты «Роснефти» и, думаю, включится в кампанию против Сечина. Однако у «Роснефти» есть политическая поддержка, есть отношения с Владимиром Путиным», — сказал Милов Znak.com.
 
В оборонной отрасли тоже все сложно. На этом поле есть два самых влиятельных на сегодня игрока — министр обороны Сергей Шойгу и глава ГК «Ростехнологии» Сергей Чемезов, а также игрок послабее – вице-премьер Дмитрий Рогозин. Влиятельный глава холдинга УВЗ Олег Сиенко, согласно докладу «Политбюро 2.0», также входит в орбиту влияния Шойгу (впрочем, он немало контактирует и с Рогозиным).
 
Собеседники издания, близкие к правительству, обрисовывают отношения между «Сергеями» и «Дмитрием» сейчас как «весьма сложные».
 
В частности, согласно информации от двух собеседников, Шойгу высказывал предложения по реструктуризации  ГК «Ростехнологии»  (ее возглавляет Сергей Чемезов) ради демонополизации отрасли, однако пока успехом идея не увенчалась. Фактически потеряв внешние рынки, ГК «Ростехнологии» оказалась полностью зависима от государства и того же Минобороны.
 
Дмитрий Рогозин же продолжает претендовать на неформальную должность «главного политического вице-премьера» и постоянно высказывается в поддержку отечественного ОПК, ополченцев Донбасса и так далее. Впрочем, как отмечают источники, значимость этой персоны не стоит сравнивать с такими титанами, как Шойгу и Чемезов, которые в ситуации кризиса, вероятно, найдут общий язык.
 
В итоге расклад пока такой: «Ростехнологии» не переформатируют, но вопрос по средствам поддержки предприятий ВПК пока не решен. Из Госдумы поступило предложение от депутата Владимира Гутенева выделить им 4 трлн рублей, однако пока финального решения не принято.
 
Собеседники издания советуют обратить внимание на то, кто именно будет главным лицом, ответственным за распределение господдержки, и отмечают, что на этой почве может возникнуть конфликт по линии Шойгу - Рогозин, в котором, скорее всего, победит Шойгу.
 
В общем и целом, как выразился один из источников Znak.com, «запасаемся попкорном»: грядет кризисная реструктуризация элит.
 
Источник отмечает, что в силу кризиса правительство Дмитрия Медведева, которое начали провожать в отставку с первого же дня, временно стабилизировалось, однако все внутриэлитные конфликты продолжат развиваться в течение текущего года.
 
Глава Центра политических технологий Игорь Бунин отмечает, что в элитах каждому приходится бороться за доступ к первому лицу, то есть – к исчезающим ресурсам, однако даже этого сейчас может оказаться недостаточно.
 
«Ранее близость к первому лицу давала карт-бланш, однако сейчас мы видим, что этот карт-бланш можно заблокировать. Надо стоять в очереди за господдержкой, можно отыграть в ней несколько мест, но обойти всю нельзя. Аргументом становится опасность социального взрыва в результате прекращения работы организации – например той же «Роснефти». То есть близость к первому лицу стала менее значимой, чем наличие потенциального крупного социального конфликта. Что касается правительства, оно обречено на заклание. Может, через три месяца, может, через полгода, может, через год. Но пока именно оно распределяет деньги и может сказать, что этому предприятию положена господдержка, а другому – нет», — отмечает Бунин.
 
«Есть два разнонаправленных процесса в элитах, — говорит политолог Ольга Крыштановская. — С одной стороны – это центростремительная консолидация, когда люди понимают, что есть внешний враг, и видят лидера, в чьей команде хотят быть; и чем сильнее натиск врага, тем сильнее сплочение. Но есть и второй аспект: государственная помощь, которую надо делить, и тут начинает играть большую роль внутренняя конкуренция, которая будет обостряться», — считает Крыштановская.
 
Автор доклада «Политбюро 2.0», глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает, что все-таки не стоит переоценивать усиление правительства: оно выполняет функцию бухгалтера, выдающего деньги.
 
«Я не согласен с точкой зрения, что госкорпорации ослабли, а правительство усилилось. Наоборот, оно находится под серьезным прессингом, и неизвестно, сколько проработает: хоть до конца президентского срока Путина, хоть досрочно уйдет в отставку. На мой взгляд, самое интересное происходит вокруг финансового «треугольника»: Греф (глава «Сбербанка»), Набиуллина (глава Центробанка), Костин (глава ВТБ). Первая атака на политику ЦБ была отбита, когда Путин сказал, что доверяет политике его руководства. Но есть вопрос, насколько хватит запаса доверия к ним», — считает Минченко.