Конфискация в особо крупном размере

Суд обратил в доход государства деньги, выделенные на оперативный эксперимент.
10.05.2017
Тверской райсуд Москвы определил судьбу денег, фигурировавших в громком уголовном деле бывшего руководителя главного управления информационных технологий ФТС Алексея Шашаева. Генерал-лейтенант Шашаев, его подчиненная, а также связанные с ними, по версии следствия, коммерсанты получили от трех до семи лет лишения свободы за мошенничество при исполнении контракта на программное обеспечение ФТС. В ходе процесса был удовлетворен иск на 90 млн руб. к осужденным, который, как рассчитывала защита, будет покрыт за счет изъятых у них же средств. Однако суд решил конфисковать эти деньги. Причем в казну отправились даже средства, выделенные на оперативный эксперимент, с которого и началось расследование.

Алексей Шашаев, его подчиненная — заместитель начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации Елена Соболева, а также гендиректор ООО "СБЛ-Техноложис" Вячеслав Лысаков и предприниматель Игорь Береговский в прошлом году были осуждены за особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ) — хищение 90 млн руб. (по первоначальной версии следствия сумма была на 30 млн руб. больше) при исполнении контракта, связанного с комплексно-технической поддержкой программы Oracle, используемой таможней. Отправив таможенников и коммерсантов в колонии общего режима, суд так до конца и не разобрался с деньгами, изъятыми и арестованными в рамках расследования. А это оказалась весьма приличная сумма. В нее, например, входили 6,5 млн руб., которые по просьбе сотрудников ФСБ выделил задержанный первым Вячеслав Лысаков для проведения оперативного эксперимента. Деньги под контролем чекистов он должен был передать своему заместителю Станиславу Сорокину (осужден отдельно от остальных в особом порядке на три года), а тот через Игоря Береговского направить их в качестве "отката" в ФТС. Однако схема дала сбой, поскольку господин Сорокин просто положил полученные средства в свою ячейку в банке.

В свою очередь из ячейки господина Береговского изъяли $2,1 млн и 5,5 млн руб., кроме того, в офисе его компании нашли 1 млн руб., еще 317 тыс. руб. и €8 тыс. изъяли у него лично, а 1,5 млн руб., €5,9 тыс. и $2,3 тыс.— забрали из его загородного дома и квартиры.

На днях, разбираясь со средствами в рамках отдельного заседания, Тверской суд снова постановил конфисковать деньги, выделенные на эксперимент и изъятые из ячейки господина Береговского, сочтя, что они использовались для финансирования организованной преступной группы, в которой состояли все обвиняемые. Показания супруги господина Береговского о том, что это были честно заработанные средства, суд счел несостоятельными, так как она вместе с мужем никак не смогла это подтвердить. При этом суд особо отметил, что, хотя по материалам дела у ФТС были похищены средства в рублях, часть из них обвиняемые, по мнению суда, вполне могли конвертировать в иностранную валюту. Все остальные средства, изъятые в рамках расследования, суд также освободил из-под ареста, однако господину Береговскому их не вернул, распорядившись направить их на погашение удовлетворенного гражданского иска к осужденным.

Их защитники собираются обжаловать постановление суда, указывая, что ч. 4 ст. 159 УК вообще не предусматривает конфискации, а то, что эти деньги имеют криминальное происхождение, в ходе расследования установлено вообще не было. "По закону право на возмещение ущерба в первую очередь имеет потерпевшая сторона, которой по данному делу признано федеральное казначейство. Таким образом, суд должен был обратить на арестованные деньги взыскание в счет погашения исковых требований. А вместо этого одни и те же деньги были признаны одновременно и похищенными, и использованными для финансирования преступления, что абсурдно",— сообщил "Ъ" адвокат экс-генерала Шашаева (у таможенников, кстати, по делу изымать вообще ничего не стали) Сергей Старовойтов. В свою очередь, фигуранты дела, не погасив ущерб, не смогут воспользоваться правом на условно-досрочное освобождение. Защита собирается обжаловать конфискацию.