Конец "Югры" находится в руках Генпрокуратуры и ЦБ РФ

Что стоит за вниманием Генпрокуратуры к действиям ЦБ в банке «Югра» и как это может сказаться на карьере Набиуллиной?
24.07.2017
Банк «Югра», судя по всему, повторит судьбу «Пересвета», Татфондбанка и других кредитных организаций, исчезнувших в результате масштабной зачистки банковского сектора. Но ситуация вокруг «Югры» уникальна – впервые в истории России против действий ЦБ публично выступила Генеральная прокуратура. На сегодняшний день высказываются три версии, которые объясняют противостояние Генпрокуратуры и главного финансового регулятора.

Начнём по порядку. 10 июля 2017 года Центробанк ввёл в банке «Югра» временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Вдобавок регулятор на три месяца приостановил исполнение банком обязательств перед кредиторами и вкладчиками. Причиной всего этого в ЦБ назвали сомнения в достоверности отчётов «Югры», руководство банка заподозрили в выводе активов и работе с забалансовыми вкладами.

Введение временной администрации является страховым случаем, поэтому в минувшую среду АСВ объявило о начале выплаты компенсаций вкладчикам проблемного банка. В тот же день Генеральная прокуратура направила в ЦБ протест, потребовав отозвать временную администрацию и приостановить выплату компенсаций. Ведомство заявляет, что действия Банка России не обоснованы, поскольку ранее проверки в ПАО «Банк «Югра» не выявили нарушений обязательных нормативов по капиталу. Следовательно, этот банк вполне может оставаться финансово-устойчивой кредитной организацией с необходимым запасом ликвидности, достаточным для ведения дальнейшей деятельности.

Молча и быстро

В Центробанке пообещали ответить на протест Генпрокуратуры в пятницу 21 июля. Но по факту претензии ведомства были проигнорированы – в четверг АСВ начало выплату компенсаций вкладчикам «Югры» через пять банков-агентов: ВТБ 24, Сбербанк, Россельхозбанк, ФК «Открытие», «Уралсиб». Спешка, с которой это делается, не может не вызывать удивления. В первый день выплат Сбербанк выдал вкладчикам «Югры» почти 22 млрд рублей, ВТБ 24 – 10 миллиардов. Всего же планируется выплатить более 170 млрд рублей 260 тыс. физических лиц, и скорее всего этот процесс займёт считанные дни.

Четыре года нам рассказывают, что всё плохо и будут умирать банки. Но как же при вашем потрясающем контроле они уже четвёртый год подряд умудряются рушиться «неожиданно»?

Впрочем, запрос Генпрокуратуры вряд ли повиснет в воздухе. Поскольку это уникальный для России случай, когда действия главного финансового регулятора поставили под вопрос. Причём сделало это главное надзорное ведомство. Говоря о причинах активности прокуроров, эксперты предлагают несколько версий. Бизнес-издания, близкие по духу к либеральному крылу правительства, начали предполагать, будто у собственников «Югры» были какие-то особые завязки. Но на фоне подчёркнуто публичного протеста прокуроров подобное предположение выглядит сомнительно.

Вторая версия, политическая, основана на слухах о том, что председатель ЦБ Эльвира Набиуллина фигурирует в числе кандидатов на пост главы нового правительства России, которое будет сформировано после президентских выборов в 2018 году. Дескать, сейчас у взвешенных сил стоит задача не допустить подобного развития событий, указав на явные просчёты её ведомства. Но более жизнеспособным кажется другое объяснение прокурорской активности.

Куда смотрели?

Банк «Югра» выдержал несколько масштабных проверок, а затем ЦБ «внезапно» обнаружил проблемы, которые якобы уже нельзя исправить. Это не может не указывать на низкое качество работы регулятора. Некоторые эксперты считают, что вопросы к деятельности банка «Югра» должны были возникнуть ещё несколько лет назад. Так, по словам главного эксперта «Интерфакс-ЦЭА» Алексея Буздалина, банк контролировал значительную долю рынка, но толком не присутствовал ни в одном кредитном рейтинге.

Методы зачистки банковского сектора, которые использует ЦБ под руководством Эльвиры Набиуллиной, а также механизмы работы АСВ вызывают всё больше вопросов. По закону временная администрация «Югры» должна была разработать план по предупреждению банкротства банка. Но, по сведениям партнёра юридического агентства «Ионцев, Ляховский и партнёры» Игоря Дубова, этого не случилось. Он отмечает, что аналогичные нарушения присутствовали при разбирательстве с «дырами» в балансе Татфондбанка и банка «Пересвет». Возможно, на третий раз попросту лопнуло терпение, и Генеральной прокуратуре пришлось вмешаться, ведь «Югра» входит в топ-30 российских банков по величине вкладов и в топ-15 по размерам активов. Латание этой дыры обойдётся государству в 170 млрд рублей.

Форсированная выплата компенсаций вкладчикам «Югры» фактически говорит об уничтожении этой кредитной организации. ЦБ вряд ли сможет дать обратный ход своему решению, а Генеральная прокуратура уж точно не позволит банкирам игнорировать свои вопросы. Будущее Эльвиры Набиуллиной на фоне всего этого выглядит туманным. Вполне вероятно, что при решении конфликта между прокурорами и банкирами в Кремле обратят внимание на то, что компенсации клиентам «внезапно» лопнувших банков выплачиваются фактически за счёт государственного бюджета. Страховых взносов, которые платят АСВ банки, уже давно не хватает для покрытия потерь, поэтому агентство выдает компенсации за счёт бюджетных кредитов. В конце минувшего года Центробанк расширил ему кредитное плечо до 820 млрд рублей. В феврале нынешнего года гендиректор агентства Юрий Исаев не исключил, что ему потребуется дальнейшее увеличение кредитного лимита.

Зачем уничтожаются банки

В развитых странах падение банков подобным образом, как в России, привело бы неминуемо к отставке главы ЦБ и её коллег. Эльвира Набиуллина возглавила Центробанк со всеми его полномочиями мега­регулятора с июня 2013 года. И это не фигура речи журналиста – это действительные супервозможности контролировать весь финансовый рынок и уж тем более детально анализировать состояние каждого банка. Четыре года нам рассказывают, что всё плохо и будут умирать банки. Но как же при вашем потрясающем контроле они уже четвёртый год подряд умудряются рушиться «неожиданно»? За рубежом средние и крупные банки удаётся либо присоединить к конкурентам, либо спасти с помощью государства.

Правительство выкупает допэмиссию, помогая банку на время закрыть кассовый разрыв, а заодно показывая вкладчикам, что контролирует банк и готово само рисковать, входя в его акционеры. Закрытие вкладов останавливается, управленцы от иностранных ЦБ перетряхивают баланс, и – о чудо! – через несколько лет акции банка удаётся продать на рынке даже с прибылью. В нашей стране банки закрываются внезапно, дыры обнаруживаются невероятных масштабов, а все проблемы почему-то закрывает госфонд, которому уже не хватает денег, собранных с банков, и он вынужден залезать в карман государства. Банки, которые под контролем ЦБ продаются более здоровым коллегам, почему-то влачат жалкое существование, а их новые собственники бесконечно просят у ЦБ дополнительных кредитов на их содержание. Это что же за «неожиданность», в течение четырёх лет продолжающаяся?

В частности, по «Югре» оставались варианты уговорить собственника оптимизировать состояние банка и, даже если бы понадобилось, довнести средства в банк. Основные владельцы банка Хотины уже доказали, что готовы отвечать за свой актив, когда докапитализировали банк прежде и раскрывали структуру своей собственности по требованию ЦБ. Зачем надо раздавать деньги АСВ? И почему из-за проблем с контролем в отчётности в очередной раз должен страдать бюджет?

На рынке обсуждают несколько версий, что побуждает к подобным крушениям банков. Кто-то утверждает, что при каждой проверке контролёры будто так запугивают управленцев, что получают от них благодарности невероятных размеров в обмен на пару недель зачистки балансов банка и возможность успеть купить билеты за рубеж. В сходных формулировках обсуждается заинтересованность контролирующих органов в последующем контроле «расшивания» бюджета банка, то есть распродаже его имущества; на балансах крупных банков встречаются интереснейшие активы, упакованные так хитро, что их удаётся распродать за смешные деньги. Есть версия, что благодаря последовательному крушению банков клиенты в перманентном состоянии страха всё больше предпочитают крупнейший и будто бы надёжнейший Сбербанк, возглавляемый Германом Оскаровичем, бывшим протеже Эльвиры Сахипзадовны. Так раз за разом крупнейший банк наращивает свою долю рынка без каких-либо рисков и без необходимости покупать или обходить конкурентов. Есть, однако, множество шуток о слабой компетенции отдельных менеджеров ЦБ, не понимающих того, что они делают.