Китайское далеко

Инвестиции из Поднебесной в экономику России не оправдывают ожиданий.
30.03.2016
В начале марта «Газпром» заключил самую крупную по объему финансирования в своей истории сделку с привлечением всего лишь одной кредитной организации. Концерн получил 2 млрд евро от китайского Bank of China Limited, London Branch сроком на пять лет.

Деньги ему пригодятся – в разгаре «стройка века», газопровод «Сила Сибири», по которому голубое топливо из месторождений в Иркутской области и Якутии будут поставлять, в том числе, в Поднебесную.

Инфраструктурный проект, подкрепленный кредитом, казалось бы, призван продемонстрировать, что партнерство России с Китаем – это всерьез и надолго, а разворот страны на Восток, о котором так много говорилось в последние годы, состоялся.

Впрочем, не все так просто. В отличие от газового монополиста, к примеру, корпорации «Новатек», руку помощи китайские партнеры пока не протянули. $12 млрд обещали выделить китайские China Development Bank и China Eximbank, однако вопрос пока окончательно не решен. Деньги нужны для компании «Ямал СПГ», в которой почти 30% принадлежит Китайскому фонду Шелкового пути и нефтяной компании CNPC. Но это, похоже, роли не играет – китайские банки не хотят портить отношения с Западом, ведь компания находится под санкциями. По отношению к инвестициям в Россию других стран доля Китая не выглядит слишком значительной. На 2014 г., по данным Центробанка, на прямые инвестиции Китая приходилось лишь 5,6% от общего объема иностранных прямых инвестиций (1,3 млрд руб. против 23 млрд руб.). Правда, при этом в 2013 г. доля прямых инвестиций Китая была еще меньше – менее 1% от общего объема прямых иностранных инвестиций.

«Никакого глобального поворота на Китай в России не происходило. Российский орел стоит на месте и смотрит в обе стороны – как на Запад, так и на Восток, – считает глава отдела экономического анализа IPT Group Сергей Лик. – Китай – это стратегический партнер США, он не торопится развивать инвестиционное сотрудничество с Россией, и мы не должны надеяться, что к нам из Китая хлынет поток инвестиций. На глобальном уровне такого мы ожидать не должны».

Взяли паузу

Китай, несомненно, становится все ближе к России. Более благосклонно стали смотреть на российские компании китайские банки. Уже сегодня российские компании получают в Китае необеспеченные кредиты – в декабре такой кредит в размере $350 млн получила АФК «Система», до этого кредитовался в Китае без обеспечения и «Мегафон».

На конец прошлого года пришлось несколько знаковых сделок с участием частных компаний из России, причем не из нефтяного сектора, в капитал которых зашли китайские партнеры. Например, соглашение о приобретении 13,33% в проекте «Быстринский ГОК» подписал «Норникель» с китайским Highland Fund в обмен на инвестиции в размере $100 млн.

Сюда же можно отнести и приобретение российско-китайским фондом доли в акционерном капитале магазина «Центральный «Детский мир» (за 23% акций инвестор заплатил 9,75 млрд руб.).

Чем чаще будут заключаться сделки с участием российских компаний, тем больше уверенности будет у китайских партнеров в целесообразности работы на отечественном рынке, полагает Игорь Даниленко, управляющий директор Fosun Eurasia Capital.

Тем не менее в первом полугодии 2015 г., по данным Министерства коммерции КНР, объем прямых инвестиций Китая в Россию сократился сразу на 25%. При этом инвестиции в экономику США за тот же период по сравнению с 2014 г. выросли на 30%, а в страны АСЕАН – почти на 93%.

«Мы вдруг поверили, что китайцы нам друзья и будут обращаться с деньгами так же, как это делаем мы при поддержке партнеров типа Венесуэлы или Белоруссии, то есть на политических условиях не будут считать денег. Было много нереалистичных ожиданий», – объясняет эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев.

Причины в целом понятны: в условиях падения цен на нефть и нестабильности рубля инвестиции в Россию выглядят довольно рискованными. Настолько, что некоторые китайские компании выходят из российских активов – так поступил, к примеру, инвестфонд Chengdong Investment Corporation (CIC), продавший сначала принадлежавший ему пакет акций «Уралкалия», а затем и Московской биржи.

«Накопленные прямые инвестиции составляют около $10 млрд по состоянию на конец 2014 г. Наши страны находятся на начальном этапе сотрудничества, и было бы некорректно говорить о тенденции к снижению инвестиций из Китая в Россию, – говорит Александр Крылов, директор департамента «Россия и СНГ» Deloitte в Пекине. – Риски при инвестировании в Россию такие же, как и в других развивающихся странах, например, в Бразилии. Только Россия ближе для Китая, поэтому потенциал выше».

Накормить Китай

В какие же сферы будут инвестировать китайцы?

«Если опираться на опыт инвестиционных «круглых столов», которые мы проводили в 2015 г. в шести городах Китая, компании, которые вступали в китайско-российский диалог, были из самых разных секторов – от добывающей промышленности до потребительского сектора, от строительства до высоких технологий. Кстати, сейчас китайские компании проявляют повышенный интерес к российской сельскохозяйственной отрасли», – рассказывает Александр Крылов.

Агропромышленный комплекс и правда сфера традиционного интереса со стороны Китая, а в условиях девальвации рубля поставки произведенной в России продукции стали особенно выгодными, к тому же, она считается в Китае качественной и вкусной, говорит Александр Габуев. Общая цифра увеличения экспорта – около 200%, но есть отдельные ниши и регионы с баснословными цифрами. Например, экспорт сои из России в провинцию Хэйлунцзян увеличился в 17 раз, поставки кукурузы – в 12 раз. К этому стоит добавить еще приграничную торговлю и товар, который вывозят «челноки».

В Китае у пищевой промышленности чудовищная репутация, объясняет эксперт, и на этот рынок пришли уже очень многие страны. При этом о русском сложилось преставление как о качественном, дешевом и неотравленном.

«Главная цель китайского правительства – прокормить собственное население, поэтому освоение российских сельскохозяйственных земель идет с целью экспорта продукции в Китай», – соглашается директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Летом 2015 г. много шума наделала попытка передачи в аренду китайской компании 115 000 га земли в Забайкальском крае (впоследствии бывший губернатор региона опротестовал передачу земли). Территориальные предпочтения мало кого удивили. Краткосрочная аренда земли довольно широко практикуется в Приморском крае и Амурской области, в том числе для выращивания овощей. Много земли арендуют китайцы в Еврейской автономной области (ЕАО), например, компания «Баоцюаньлин» выращивает на них сою. Не далее как в прошлом году в ЕАО оценивали площадь арендованных китайскими компаниями земель в пределах 400 000 га.

Определенные сложности может создавать негативное отношение местного населения к китайским инвесторам, особенно если речь идет о приезжей рабочей силе. «Это проходили 10–15 лет назад в Австралии, куда китайцы устремились с инвестициями в сельское хозяйство, а австралийцы думали, пускать или не пускать их. Решили пускать точечно, и выяснилось, что при жестком соблюдении законодательства и долгосрочной аренде все работает», – уточняет Александр Габуев.

В итоге, например, в Липецкой области стартует строительство завода по производству сухих и прессованных дрожжей, инициированное китайской компанией Angel Yeast, крупнейшим в мире производителем дрожжей (в России в рамках этого проекта создано и работает ООО «Ангел ист Рус»). Сейчас идут проектные работы, а инвестиции в завод составят около 5,3 млрд руб. После выхода на производственную мощность – до 20 000 т в год – предприятие сможет обеспечить продукцией около 12% российского рынка, а также производить продукцию на экспорт. Помимо дрожжей, ежегодно будет выпускаться 30 000 т органических удобрений для сельского хозяйства. Завод планируется построить к лету 2017 г.

Еще один стратегический интерес китайских партнеров – развитие молочного производства на территории России. Такой проект обсуждается в ЕАО с упомянутой выше компанией «Баоцюаньлин» – руководство региона предлагает запустить животноводческий комплекс, речь идет о производстве молока с последующей переработкой и, в том числе, экспортом в Китай. А в Томской области при участии китайских партнеров должны появиться крупное молочное производство, для чего предполагается построить ферму на 100 000 голов скота, рыбоводно-воспроизводственный комплекс «Аквабиоцентр Томской области» и теплицы для выращивания овощей. Около 50 млрд руб. до 2030 г. в томские проекты намерена вложить Китайско-российская компания по развитию сельского хозяйства. Возможно расширение сотрудничества за счет строительства завода по производству сухого молока и комбикормовых заводов.

Есть и менее масштабные проекты: например, в Башкортостане с участием китайской компании Yanbian Kangrun Economic & Trade Co. Ltd. построят завод по переработке сахарной свеклы, на базе ГУП «Башплодородие» с участием китайского партнера будут производить гербициды, а совместно с ООО «Чжифан» планируется разработка кормов и добавок для пчел с расчетом на экспорт полученного меда в Китай.

 Хижина дяди Тао

Еще один сегмент, который сейчас активно изучают китайские инвесторы, заинтересованные во вложениях в Россию, – это недвижимость.

В 2011 г. о совместных планах по строительству жилья с китайской Shandong Tiantai Construction Company заявляла группа «Мортон» (китайская сторона якобы планировала вложить около $100 млн в подмосковные объекты). Много было разговоров о строительстве центра по торговле китайскими товарами «Москва – Иу» с участием группы «Ташир» и китайской компании «Шифэн». Однако проекты не состоялись – партнер «Мортона» ушел из России, а «Ташир» построил торговый центр, уже под названием «Бухта», самостоятельно.

«Китайские инвесторы очень активно изучают рынок российской недвижимости. Однако пока не идет речи об их значительном присутствии. Это происходит, в том числе, по причине существующего дисбаланса ожиданий повышенной доходности и низкого аппетита к инвестиционному риску», – отмечает руководитель департамента рынков капитала компании Colliers International Russia Станислав Бибик.

Сейчас в Москве крупнейшим остается бизнес-центр «Гринвуд» в районе Красногорска. Собственник объекта площадью 130 000 кв. м – китайская корпорация «Чэнтун», купившая его в 2010 г. за $350 млн, а строили его российские компании. До открытия «Гринвуда» крупнейшим девелоперским активом китайцев оставался ТЦ «Дружба» у метро «Новослободская». Потеснить «Гринвуд» в перспективе может деловой центр «Пак Хуамин» в районе метро «Ботанический сад», который с переменным успехом строят с 2004 г.

Более активно работают инвесторы в Санкт-Петербурге. Здесь самым крупным проектом остается комплекс «Балтийская жемчужина», который строит «дочка» «Шанхайской заграничной объединенной инвестиционной компании», учрежденной пятью крупнейшими шанхайскими корпорациями. Проект стартовал еще в 2005 г., предполагаемый срок его завершения – 2020 г., общий объем финансирования – 99 млрд руб. Коттеджным строительством занимается группа компаний «Хуа Жэнь», в ближайшей перспективе она будет перестраивать в Северной столице гостиницу «Пекинский сад», на месте которой появятся китайский деловой центр и апарт-отель. Также компания планирует строительство центра «Дружба» за 34 млрд руб.

Один из наиболее крупных региональных проектов с участием китайских инвесторов – застройка трех кварталов с ветхим жильем в Якутске, которую полностью финансирует китайская корпорация «Чжода». Стоимость проекта – около 40 млрд руб.

«Мы не выбирали из толпы желающих, а сами сформировали проект и искали инвестора, – говорит пресс-секретарь мэра Якутска Ирина Ефимова. – Там большие инвестиции – порядка 40 млрд руб. Это примерно четыре годовых бюджета города Якутска. Мы не вкладываем ни рубля в этот проект».

Предполагается, что квартиры впоследствии город сможет выкупить по госцене (около 50 000 руб. за кв. м).

Пошли в лес

Одним из ключевых интересов для китайских инвесторов в России является конечно же участие в сырьевых проектах, причем не только нефтегазовых. «Основные отраслевые направления вложений – разработка полезных ископаемых, сельское и лесное хозяйство, то есть ресурсная сфера. Экономика нашего восточного соседа остро нуждается в сырье, – отмечает аналитик ГК «Телетрейд» Марк Гойхман. – Для России такое сотрудничество в целом выгодно, поскольку позволяет увеличивать выпуск продукции, развивать инфраструктуру периферийных районов».

«Заинтересованность Китая в российских природных ресурсах позволяет держать инвестиции на стабильном уровне. Все, что нужно Китаю от России, – это нефть, газ, лес и пахотные земли», – говорит Никита Исаев.

С точки зрения сырьевого потенциала Россия конечно же интересует китайских соседей не только как источник газа или нефти, кстати, объемы поставок последней по итогам прошлого года выросли очень значительно. Есть и более экзотические виды экспорта – например, правительство Бурятии подписало соглашение с китайской компанией «Цзинь Бэй Юань» о строительстве завода по розливу воды из Байкала. Продукцию предполагается экспортировать в Китай, мощность завода – более 2,5 млн т в год.

Еще один предмет интереса – это российский лес. За последние годы стартовало сразу несколько проектов с участием китайских инвесторов, связанных с промышленной обработкой и переработкой древесины.

«Китайцы вывозят из России много древесных ресурсов, в последние годы из-за экспортных пошлин на круглый лес они переориентировались на деревообработку – есть немало компаний, которые занимаются глубокой обработкой дерева в России», – отмечает главный редактор издания WhatWood Кирилл Баранов.

Например, еще в 2012 г. было достигнуто соглашение о вхождении в состав акционеров связанной с Романом Абрамовичем RFP Group Российско-китайского инвестиционного фонда (РКИФ). Напомним, RFP Group – крупнейший холдинг в сфере лесного хозяйства на Дальнем Востоке России. Сегодня он входит в тройку лидеров по поставке круглых пиломатериалов в Китай, на его долю в российском экспорте леса в Поднебесную приходится около 20%.

С 2001 г. на российском рынке присутствует китайская Дальневосточная корпорация лесной промышленности (специализируется на инвестициях в переработку леса и производство ДСП с последующим экспортом в разные страны мира). В России компания базируется в Иркутской области (известна как ООО «Евразия-леспром групп»), а ее продукция экспортируется, в том числе, в Китай – для нужд местного подразделения компании IKEA.

Не далее как в прошлом году в Томской области заработала первая очередь завода по производству шпона в рамках проекта, инвестор которого, компания «Роскитинвест» – «дочка» AVIC Forestry, зашел в регион еще в 2008 г.

Компания инвестировала в экономику региона 13 млрд руб. и планирует до 2022 г. вложить еще 17 млрд руб. Всего в регионе появится более 10 лесообрабатывающих производств, на 2018 г. намечен запуск второй очереди комплекса по изготовлению шпона.

Впрочем, есть планы и помасштабнее: китайцы объявили о намерениях построить в Томской области целлюлозно-бумажный комбинат (участвовать будут «Роскитинвест» и Xinjiang Zhongtai Group («Джонгтай групп»). Стоимость проекта оценивается в 50 млрд руб. По предварительной оценке, он будет приносить с 2024 г. 20 млрд руб. в год, без учета производства целлюлозы. Ежегодные налоговые отчисления составят 2,9 млрд руб.

Новые совместные предприятия появятся и в Бурятии – в 2015 г. здесь заработала первая очередь деревообрабатывающего комплекса российско-китайского ООО «КР-ДженьКей». Проект предусматривает восстановление лесного фонда, а из отходов производства будут делать топливные брикеты. Кроме того, в Улан-Удэ планируется построить производственные и торгово‑складские помещения, административное здание, железнодорожный тупик и базы первичной переработки древесины. Прирост ежегодных налоговых поступлений при выходе проекта на полную мощность оценивается в 70 млн руб. Общий объем инвестиций в этот деревообрабатывающий комплекс – 1 млрд руб.

Выносить приговор отношениям с Китаем еще рано, серьезные инвестиции оттуда в нашу страну еще попросту не успели прийти, полагает Александр Крылов. Прошло слишком мало времени, считает эксперт.

С тем, что главные китайские инвестиции в Россию еще впереди, согласен Игорь Даниленко. Fosun Eurasia Capital, российская «дочка» китайской Fosun Group, начала работать в России минувшей осенью, а интерес китайской корпорации российский рынок привлек после обвала рубля. Сегодня у Fosun пока нет закрытых сделок, но это не значит, что они не будут заключены в ближайшем будущем. В такой же ситуации, уверен Игорь Даниленко, находятся и другие инвесторы из Китая – сделки с их участием попросту еще не успели состояться.