Кино для сутяги Сечина

Избавившись от иска на 3 млрд рублей, холдинг РБК снял фильм о руководителе «Роснефти».
13.12.2016
Глава государственной компании «Роснефть» Игорь Сечин любит судиться со средствами массовой информации. Например, российская версия Forbes пострадала за оценку годового дохода Игоря Ивановича в сумму $50 млн. После Сечин подал иск к издателю газеты «Ведомости» и журналисту Ринату Сагдиеву, посмевшему предать гласности информацию о строительстве руководителем «Роснефти» загородного дворца на Рублевке, где только земельный участок должен был обойтись в $60 млн. Через суд Сечин выяснял отношения с журналистом «Ведомостей» Кириллом Харатьяном, требуя убрать из его публикации упоминания о том, что истец может влиять на «принятие основных государственных решений» и действовать в обход правительства РФ. Совсем недавно Сечин обратился к судьям с просьбой уничтожить тираж «Новой газеты», рассказывавшей о поездке с новой молодой женой-блондинкой на роскошной океанской яхте, оформленной на анонимные офшоры.



Судебный процесс против холдинга РБК Михаила Прохорова  отличался тем, что «Роснефть» запросила у СМИ невиданную доселе материальную компенсацию в 3,179 млрд рублей — за публикацию о том, как Игорь Сечин якобы просил правительство России помешать BP собрать блокирующий пакет акций «Роснефти». В итоге суд снизил сумму требований до 390 тыс рублей, что в РБК  расценили как своеобразную победу, посвятив ей фильм-расследование о пути Игоря Ивановича Сечина к дворцам, нефти, деньгам и власти.

В 1991 году молодого ленинградца Игоря Сечина, ранее работавшего переводчиком советских военных советников в Мозамбике и Анголе, взял в свой аппарат заместитель мэра Санкт-Петербурга Владимир Путин. Многие годы Сечин будет составлять для шефа список встреч, фильтровать состав посетителей приемной Путина и сопровождать начальника в поездках, в том числе и после переезда будущего президента в Москву.

Бенефициар Межпромбанка Сергей Пугачев вспоминает, что тогда Сечин занимался «канцелярскими вопросами». «Указы на подпись приносил — в общем, получился такой мощный ресурс», — говорит Пугачев.

Владимир Милов, в 2002 году занимавший пост заместителя министра энергетики, рассказал, что в то время не замечал интереса Сечина к нефтегазу: «Когда Сечин пришел в секретариат Путина-премьера [Владимир Путин был премьер-министром России с 1999 по 2000 и с 2008 по 2012 годы], никаких признаков интереса к нефтегазу, к энергетике не было. Впервые такой сигнал поступил в начале 2003-го, когда они купили компанию «Северная нефть». Были большие вопросы к самой этой сделке, Михаил Ходорковский лично высказывал свое недовольство Путину на их пресловутой встрече в Кремле».

В октябре 2003 года Ходорковского арестовали и обвинили в уклонении от уплаты налогов. Сам он считает, что за организацией атаки на ЮКОС мог стоять Сечин: «Это была абсолютно достоверная информация, которую нам постоянно доставляли, что он выбрал в качестве точки для атаки именно компанию ЮКОС. После моего ареста Сечин выходил на сотрудников компании, предлагал им варианты и договоренности. Для моих коллег все эти обещания закончились тем, что некоторым из них пришлось уехать, а некоторые из них оказались в тюрьме».

Директор фонда Национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что случившееся с ЮКОСом было началом «экспансии» Сечина. «Очевидно, это экспансия. Сначала был ЮКОС, потом ТНК-ВР, потом «Итера», сейчас «Башнефть». Он изначально шел к этой цели, это была долгосрочная стратегия — быть больше, больше, больше», — считает Симонов.

Во время премьерства Путина Сечин был одним из десяти вице-премьеров, но занимался и внешней политикой. Он договаривался с Латинской Америкой, заключал соглашения о поставках оружия, оформлял кредиты. Тогда же Никарагуа и Венесуэла признали независимость Абхазии и Южной Осетии. Не раз бывал Сечин и на Кубе.

В 2012 году Путин вернулся из правительства в Кремль, а Сечин — в «Роснефть». И не прекратил экспансию. Сегодня о методах ведения бизнеса компаниями Сечина в основном рассказывают из-за пределов России. Так, Сергей Пугачев считает, что Сечин «пытается использовать административный ресурс во всех его проявлениях, независимо от закона, правил и чего бы то ни было».

В 2015 году «Роснефть» все-таки назвала официальный размер зарплаты Сечина — около 240 млн рублей в год без учета премий. В 2016 году он стал главным ньюсмейкером: до сделки года по приватизации «Роснефти» случился арест Алексея Улюкаева. Министра экономического развития арестовали при участии нового главы службы безопасности «Роснефти», генерала ФСБ Олега Феоктистова — до этого он уже вел коррупционные дела губернаторов Александра Хорошавина, Вячеслава Гайзера и Никиты Белых.

В декабре 2014 года «Роснефть» разместила облигации на 625 млрд рублей — рекорд для российского долгового рынка. Через пять дней наступил тот самый «черный вторник», когда зарплата по отношению к доллару упала вдвое. Бывший министр финансов и другие эксперты тогда заявили, что рынок негативно «разогрела» непрозрачная сделка «Роснефти». Сечин назвал подобные выводы провокациями.

В начале 2015 года СМИ предполагали отставку Сечина. Но ничего страшного ни с Сечиным ни с «Роснефтью» не произошло. Несмотря на плотный график, Игорь Сечин успевал и выигрывать суды против СМИ. Из одного телефонного разговора мы теперь знаем его правила жизни. Главному редактору газеты «Ведомости» Татьяне Лысовой Сечин позвонил с телефона приемной Путина. «Вот зачем это было нужно, позвонить именно из приемной Путина, приплести президента даже вот к этой мелочи? — недоумевает Лысова. — Возможно, у него такой стиль — произвести впечатление, напугать. Он уже тогда пытался объяснить, что ни к чему задавать вопросы, ни к чему интересоваться, <...> да и вопросы неправильные и вообще, мы спрашивать не должны. Вот есть официальная информация — и хватит».

В прошлую среду Игорь Сечин в среду доложил президенту России Владимиру Путину о сделке по приватизации 19,5% акций компании консорциумом из швейцарского трейдера Glencore и катарского инвестфонда Qatar Investment Authority. Механизм выкупа был организован не самым выгодным образом для государства, которое к тому же теряет большинство в совете директоров «Роснефти», на что указывал и министр Улюкаев. Тот факт, что министр в итоге оказался под арестом, свидетельствует лишь о том, что Сечин на пути к успеху не ограничивается штрафами.