«Киллера нашли мы сами»

Мама жертвы заказного убийства вместе с подругой уверены, что раскрыли преступление, с ними согласны и следователи, однако главный подозреваемый был отпущен.
20.05.2014
Вот уже десять лет пенсионерка из Ярославля Галина Дугина разыскивает убийц своей единственной дочери. И ей вместе со школьной подругой удалось вычислить местонахождение находящегося в федеральном розыске предполагаемого киллера и установить других лиц, возможно, причастных к преступлению. Результаты частного расследования женщин полностью совпали с данными официального расследования, однако дело все равно зашло в тупик. Наш корреспондент побывал в Ярославле, встретился с «оперативниками»-пенсионерками и выяснил дополнительные подробности заказного убийства.

Инна Дугина росла одаренным ребенком — все у нее всегда получалось: в школе училась на отлично, серьезно занималась спортом, с красным дипломом окончила Ярославский технологический университет и вела очень спокойный образ жизни, не отличаясь тусовочным характером.

Вечером 26 ноября 2003 года 25-летняя Инна и ее знакомый — коммерческий директор ЗАО «Локотранс» Алексей Гвоздев — после работы сели в автомобиль и направились в магазин за подарками. И — пропали: дочь дома так и не появилась, мать забила тревогу:

— Я уже чувствовала, что случилась беда. Позвонила в милицию — там пообещали с утра приступить к поискам.

Не дождавшись обещанных результатов от милиции, руководство «Локотранса» арендовало вертолет: спустя сутки на окраине Ярославля пилоты обнаружили автомобиль и изрешеченные пулями тела Гвоздева и Дугиной. По версии следствия, заказ пришел на бизнесмена, а девушку убрали как ненужного свидетеля.

А за пять месяцев до убийства Гвоздева и Дугиной в центре Ярославля расстреляли генерального директора «Локотранса» Ярослава Моисеева.

ЗАО «Локотранс» занимается железнодорожными перевозками, владеет своим парком подвижного состава, и годовая выручка составляет сотни миллионов рублей.

— Накануне убийства Ярослав очень нервничал и сказал, что у него очень большие проблемы с Москвой, — рассказала вдова погибшего Екатерина. — Но подробностей сообщить не успел.

— А как проходит расследование? — поинтересовался я.

— Никак! За десять лет я получила всего три бумажки.

Поначалу следователи полагали, что убийства Моисеева и Гвоздева каким-то образом связаны, и проверяли менеджмент «Локотранса». Но, отработав большинство версий, пришли к мнению: в преступлениях — разные заказчики и исполнители. К примеру, в убийстве гендиректора Моисеева сначала подозревали некоего «афганца» Степанова, представлявшегося сыном генерала. Однако «генеральский сынок» пропал без вести, и главным подозреваемым стал местный юрист Алексей Ж., попутно проходивший подозреваемым по другому покушению.

Частный сыск

Время шло, а результатов все не было. Следователи постоянно обещали Галине Ивановне, что обязательно найдут убийц ее дочери то к Новому году, то ко Дню Победы… Надежда сменилась отчаянием.

— Я готова была наложить на себя руки, но тут позвонила школьная подруга и предложила помощь.

Подруга, назовем ее Анна, ранее работала в МВД и неплохо знала «расклады» в местных силовых структурах. Она и сообщила Галине, что надеяться нужно только на свои силы, поскольку руководство областного УВД погрязло в межклановых войнах: офицеры пишут друг на друга доносы и занимаются подставами.

И женщины договорились провести собственное расследование: одна будет заниматься оперативной работой, а другая — «бомбить» запросами и жалобами правоохранительные органы.

Первым делом изучили биографию убитого Гвоздева. Как выяснилось, коммерсант был довольно состоятельным человеком: торговал медикаментами, занимался строительством, организовывал детские шахматные турниры с участием Анатолия Карпова и активно помогал юным художникам. К примеру, на родине Гвоздева — в городе Приволжске (Ивановская область) до сих пор в память о нем проводятся шахматные турниры.

До «Локотранса» бизнесмен работал экономистом в ОАО «Ярэнерго» и будто бы по-прежнему владел акциями этого предприятия. Незадолго до убийства стало известно, что «Ярэнерго» разделят на шесть самостоятельных структур. Между руководством и акционерами начались как скрытые, так и публичные конфликты с участием арбитражных судов. Особенно всех интересовал вопрос: что за люди стоят за кипрским офшором Wakeman Enterprises Limited, владеющим 8,5% уставного капитала «Ярэнерго».

Подруги опросили друзей и компаньонов Гвоздева, и — появилась важная зацепка: на похороны не пришел близкий знакомый покойного — Сергей Майоров, ранее работавший коммерческим директором все в том же «Ярэнерго». Сразу после убийства он неожиданно исчез, и семья якобы ничего не знала о его местонахождении. Женщинам даже удалось разыскать свидетеля, который уверял: в ту роковую ночь Майоров будто бы приезжал в особняк гендиректора «Ярэнерго» Виктора Рогоцкого и просил «50 тысяч долларов, чтобы откупиться от ментов».

Справка «Новой»

Виктор Рогоцкий с 2000 по 2012 год  избирался депутатом областной думы Ярославской области. 25 марта 2008 года избран председателем Ярославской областной думы. Секретарь политсовета «Единой России». 18 декабря 2012 года назначен представителем от исполнительного органа Ярославской области в Совете Федерации.

Сенатор Рогоцкий

Вся жизнь Виктора Рогоцкого связана с электроэнергетикой. Сначала он работал инженером-электриком в ОАО «Ярэнерго», а затем стал генеральным директором компании. Попутно господин Рогоцкий активно занимался политической деятельностью и частным бизнесом.

После реорганизации «Ярэнерго» Рогоцкий вошел в совет директоров ОАО «Ярославской сбытовой компании» (ЯСК), где помимо него заседает сын бывшего губернатора области Дмитрий Вахруков. Согласно официальной отчетности, 89,59% акций «ЯСК» владеет ООО «Группа компаний ТНС энерго». В свою очередь, 100% уставного капитала «ТНС энерго» принадлежит зарегистрированной на Кипре компании Sunflake Limited.

Помимо работы в «ЯСК» Рогоцкий учредил в Москве три ООО: «Проминвест С», «Проминвест ЭК», «Проминвест ГК» (все фирмы на 100% принадлежат кипрскому офшору «Тезин Трейдинг Лимитед») и ЗАО «Резонанс-Энерго» (51% акций принадлежат Рогоцкому).

Супруга Наталья работает в Торгово-промышленной палате Ярославской области.

Согласно официальным данным, в собственности у Рогоцких находятся три квартиры (63, 180 и 70,2 кв. м), жилой дом (307,2 кв. м), земельный участок под жилищное строительство (1368 кв. м) и нежилое помещение (711 кв. м).

В 2013 году, будучи сенатором, господин Рогоцкий прославился на всю страну: являясь членом совета директоров «ЯСК», он проголосовал за выделение Фонду поддержки «Единой России» в общей сложности 55 млн рублей и заявил, что «Единая Россия» — это, мол, не совсем партия, а социальный проект.

В федеральных СМИ тут же появились ехидные заголовки типа: «Единую Россию» финансируют кипрские офшоры, связанные с «ЯСК», а некоторые миноритарные акционеры на интернет-форумах стали высказывать свое возмущение такой благотворительностью.

Заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман направил запрос в Совет Федерации, в котором попросил проверить сенатора на причастность к бизнесу. Однако комиссия СФ никаких нарушений не выявила, а сам Рогоцкий заявил, что бизнесом теперь не занимается и произошла какая-то ошибка*.

Задержание Майорова

На розыски исчезнувшего Майорова ушло шесть лет. И все-таки подруги его нашли: Майоров перебрался в Москву и оформил на своих знакомых несколько квартир в элитном доме в Тепличном переулке. Подруга Анна отправилась в столицу и опросила соседей. Они сообщили, что жилец якобы сдает квартиры уроженцам Вьетнама и его несколько раз вызывали в милицию.

С собранными материалами Галина Ивановна пришла к следователю и привела с собой того самого свидетеля, который будто бы слышал ночной разговор Майорова и Рогоцкого. И тут ее ждал сюрприз: оказывается, в уголовном деле Майоров тоже проходил главным подозреваемым и его уже объявили в федеральный розыск. Правда, в отличие от пенсионерок, следователи не знали, где он скрывается.

Майорова задержали и под конвоем доставили в Ярославль.

Вызвали на допрос и Виктора Рогоцкого, на тот момент занимавшего пост спикера Ярославской облдумы. В первую очередь следователей интересовало: с какой целью в ночь убийства Майоров приезжал в особняк Рогоцкого и почему последний срочно усилил свою охрану? От каких ментов Майоров собирался откупиться и почему подался в бега?

— Мы были уверены, что теперь дело сдвинется с места и виновные в убийстве понесут наказание, — с грустью вспоминает Галина Ивановна. — Тем более звонил следователь и радостным голосом заверил, что преступление практически раскрыто.

Но начались чудеса: спикер Рогоцкий вернулся к исполнению своих обязанностей, а Майорова отпустили на все четыре стороны, и он уехал в столицу. Самое неприятное, что на очной ставке пришлось рассекретить свидетеля, которого с трудом уговорили дать официальные показания.

Почему никому не предъявили обвинение в убийстве, остается только догадываться. У подруг на этот счет имеется свое мнение:

— Мы считаем, что с самого начала следствие работало спустя рукава: небрежно было осмотрено место преступления, не собраны важные улики, и мотивы убийства Гвоздева до конца не изучены, — нервничает «оперативник» Анна. — Мы также считаем, что кроме Майорова на месте преступления находился еще один человек. И, как мы предполагаем, собранная нами информация постоянно «сливалась» заинтересованным лицам.

— А какова роль Рогоцкого в этом деле?

— Понимаете, тела Гвоздева и Дугиной еще не были обнаружены, а охранник Рогоцкого звонил в милицию и интересовался деталями. Откуда он узнал?

…Корреспондент «Новой» встретился с бывшим заместителем начальника криминальной полиции УМВД по Ярославской области Алексеем Балабиным, проводившим оперативное сопровождение расследования убийства. Как выяснилось, Балабин и подозреваемый Майоров раньше учились в Таллинской школе милиции.

— Майорова я раньше никогда не знал, — заявил Балабин. — По нему мы наработали четыре тома. И предателей в нашей команде не было…

— И все же информация уходила?

— Я так думаю, что «утечки» были из другого ведомства.

— А почему никому не предъявили обвинение?

— Этот вопрос не ко мне. Хотя перед Рогоцким мы не пасовали и вызывали на допросы.

— И что в итоге-то?

— Понимаете, во всем виновата наша правоохранительная система: «палки», отчеты, а на собирание улик и доказательств времени не остается. Например, я был против поспешного задержания Майорова и просил начальство дать мне время подработать этого фигуранта. Но мне прямо заявили, что всем нужна «палка» о задержании подозреваемого в убийстве. Вот все и скомкали…

К сожалению, мы не смогли разыскать еще одного куратора уголовного дела — генерала Сергея Шляпужникова. Как выяснилось, после скандала с выдачей спецталонов и госномеров на автомобили он уволился из МВД и перешел на работу в Генпрокуратуру.

Бастрыкин

В апреле 2011 года в Ярославль прибыл глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, и Галина Дугина пришла к нему на прием. По ее словам, в кабинете находился и руководитель управления СК по Ярославской области Олег Липатов.

— Прочитав мою жалобу, Бастрыкин поднял глаза на Липатова, — вспоминает Галина. И тот стал сетовать: мол, есть сложности, поскольку в деле фигурирует политик Рогоцкий из «Единой России».

— И чем закончилась встреча?

— Я встала и молча ушла.

…Мы еще долго вместе с Галиной Ивановной сидели возле могилы Инны. На прощание она сказала, что не успокоится, пока не посадят убийц ее дочери, и будет продолжать собирать улики. Кстати, Майорова так и не сняли с федерального розыска.

*«Новая» связалась с помощником Виктора Рогоцкого, и он пообещал в ближайшее время устроить нам встречу или телефонный разговор со своим шефом. Однако пока этого не случилось, а известные нам телефоны молчат. Мы готовы предоставить слово всем заинтересованным лицам.