/
29.11.2016

Казус арбитражного управляющего Султанбикова: от «29-го комплекса» ушел, а налоговая съест?

УФНС хочет пустить по миру кризис-менеджера, который заявил суду, что 12 лет бился с мафией и не дал отравить Бугульму аммиаком.
Налоговая требует личного банкротства Салиха Султанбикова, экс конкурсного управляющего ОАО «Бугульминский мясокомбинат», который 12 лет держал предприятие на плаву вместо того, чтобы распродать, и все это время тратил деньги на юристов. Сам он объясняет расходы битвой с ОПГ «29-й комплекс». Пока управляющий находится на краю краха, член ОПГ, курировавший мясокомбинат, отсидев свое, живет в Ялте, где сдает в аренду шхуну «Эспаньола». Эксперты «БИЗНЕС Online» называют процесс нонсенсом.

«ТЯНУЛ С РАСПРОДАЖЕЙ ИМУЩЕСТВА, НЕ ОСТАНОВИЛ РАБОТУ МЯСОКОМБИНАТА»

Федеральная налоговая служба потребовала признать банкротом некоего 65-летнего Салиха Султанбикова из-за долга в 1,7 млн. рублей. Дело могло оказаться вполне тривиальным, если бы не последствия, которые привели стороны в зал суда...

В 2003 году Султанбиков был назначен конкурсным управляющим ОАО «Бугульминский мясокомбинат», в роли которого он должен был распродать имущество банкротящегося предприятия, а за счет вырученных средств раздать долги кредиторам и погасить налоги. Долгов у «Бугульминского мясокомбината» скопилось на 162 млн. рублей. Однако начиная с 2011 года ФНС начала подавать жалобы в арбитраж на действие Султанбикова, а затем и вовсе потребовала его отстранения. Причин для возмущения налоговой было несколько. Во-первых, никакой деятельности предприятие-банкрот вести не должно, а при Султанбикове мясокомбинат продолжал работать, хотя и очевидно, не в полную меру. Соответственно, появились дополнительные расходы, что привело к уменьшению конкурсной массы, а это не соответствует интересам кредиторов. С распродажей имущества конкурсный управляющий намеренно тянул, посчитали в ФНС. В итоге банкротство закончилось реализацией имущества должника, за которое удалось выручить 42,8 млн. рублей. При этом расходы на проведение конкурсного производства составили 45,6 млн. рублей. Самим же кредиторам, среди которых, помимо ФНС, были Сбербанк и ОАО «Татэнерго», досталось всего... 5,6 млн. рублей, погашение остальных требований кредиторов по реестру не производилось ввиду недостаточности имущества.

Во-вторых, Султанбиков непонятно для чего привлек к сотрудничеству три юридические компании. Двум — ООО «Консэко» и ООО «ПАИ» — было перечислено в общей сложности 1 млн. рублей. Третья — ЮК «Юмарк» — получила вознаграждение в 150 тыс. рублей за переговоры с компанией со схожим названием «Мясокомбинат бугульминский» и за представление интересов Бугульминского комбината в суде. Было оговорено, что «Юмарк» получает 50% от того, что удастся «вытащить» из «Мясокомбината бугульминского». За такие услуги это «неразумное вознаграждение», прикинули в налоговой. В итоге ФНС посчитала, что в бюджет было недополучено 18 млн. рублей в виде налоговых платежей. Значит, они должны быть взысканы с конкурсного управляющего.

Бугульминский мясокомбинат, согласно базе данных «Контур-Фокус», был учрежден министерством земельных и имущественных отношений РТ. Выпускал около 5,5 тонн продукции в смену, что является средним показателем — такие же мощности были на Спасском мясокомбинате, а вот Шермоданский мясокомбинат — это 20 - 25 тонн продукции в смену, Агрызский мясокомбинат — 6,5 тонн в смену.

Пояснения Султанбикова оказались крайне интересны. Так, в суде он заявил, что юристы «Юмарка» согласились работать за 50% от того, что удастся фактически (это конкурсный управляющий подчеркивает отдельно) «вытащить» из «Мясокомбината бугульминского», поскольку — далее по тексту объяснительной — «в данном вопросе замешены мафиозные группировки города Бугульмы и имеет место быть коррупции». Конкурсный управляющий пояснил, что на момент ведения процедуры в отношении ОАО «Бугульминский мясокомбинат» в ноябре 2001 года основная часть имущества, как выяснилось позднее, уже была в собственности ПФК «Агрофирма Бугульма», которая была подконтрольна ОПГ «29-й комплекс» из Набережных Челнов. В то время в большом объеме проводились следственные действия по документации на территории мясокомбината прокуратурой и МВД по РТ, которые вели разработку челнинской ОПГ. Остальные юридические компании были привлечены из-за большого объема работы.

В итоге в течение 2002 - 2005 годов в ОАО «Бугульминский мясокомбинат» было возвращено имущества на 21 млн. рублей, которое было выведено ранее. А также отказано в исковых претензиях на сумму 35 млн. рублей все той же ПФК «Агрофирма Бугульма», которая, предположим, пыталась завладеть имуществом мясокомбината...

ОПГ «29-й комплекс» родом из Набережных Челнов действительно считается одной из самых грозных группировок Татарстана. Действовала она на протяжении 10 лет на территории автограда, Казани, а также в Удмуртии, Московской, Самарской и Оренбургской областях, в Одессе, Кипре и Мальте. В пик могущества ОПГ насчитывала до 500 человек. Зарабатывала на рэкете, наркотиках и проституции. За «двадцатьдевятниками» числится 21 убийство, при обыске изъято более 50 единиц оружия — гранатометы, автоматы, обрезы, ружья, пистолеты, гранаты, а также большое количество патронов и тротила.

Суд над участниками ОПГ состоялся в 2006 году. Один из лидеров Александр Еременко был приговорен к пожизненному сроку заключения в исправительной колонии особого режима. Другой лидер Адыган Саляхов осужден на 25 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Александр Беленко, выполнявший роль киллера, осужден на 25 лет с отбыванием первых 10 лет в тюрьме. Другие участники ОПС приговорены к различным срокам заключения в колонии строгого режима — от 6 до 25 лет. Всего суд вынес приговор в отношении 33 человек.

«В СЛУЧАЕ ОТКЛЮЧЕНИЯ ОБОРУДОВАНИЯ КОЛИЧЕСТВА АММИАКА БЫЛО ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ ПРИВЕСТИ К ПОЛНОМУ ОТРАВЛЕНИЮ БУГУЛЬМЫ»

Вернемся в зал Арбитражного суда. Что касается работы мясокомбината, то на сохранении предприятия в рабочем состоянии настояли администрация района, минсельхоз и санэпидемстанция, пояснил Султанбиков. Дело в том, что Бугульминский мясокомбинат являлся единственным специализированным предприятием по вынужденному забою скота, он обеспечивал санитарную безопасность юго-востока Татарстана. Более того, остановив единовременно работу предприятия, можно было спровоцировать экологическую катастрофу, чего уже не могло допустить МЧС, рассказал Султанбиков. «Часть технологического процесса производства невозможно было остановить, так как было задействовано применение аммиака, и неподдержание в рабочем состоянии холодильных камер площадью более 40 тыс. кв. метров могло привести к выходу из строя холодильного оборудования и как следствие — к экологической катастрофе в городе Бугульме, — сказано в его пояснении, а смена температурного режима могла привести к обрушению здания. — В случае отключения оборудования количества аммиака в зависимости от направления ветра было достаточно, чтобы привести к полному отравлению города Бугульма и привести к большим человеческим жертвам». МЧС разрабатывало схему постепенного отключения производства.

В итоге арбитраж сначала отказал в удовлетворении ФНС, однако в последующем решение оспаривалось и в итоге привело к снятию Султанбикова с должности конкурсного управляющего Бугульминского мясокомбината. В июне 2013 года им стал Виктор Прокофьев, а уже в декабре того же года процедура конкурсного производства была прекращена. Поскольку часть затрат была признана обоснованной, претензии ФНС были сокращены до 1,7 млн. рублей. Из-за этой суммы теперь и требуют признать банкротом Султанбикова.

«То, что подали заявление на банкротство в отношении самого арбитражного управляющего, — это, конечно, нонсенс», — комментирует Андрей Михайлов, арбитражный управляющий, экс-руководитель некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация «Гильдия арбитражных управляющих». Подобные иски если и случаются, то крайне редко.

КАК ЭКОНОМИСТ ОПГ «ВСПЛЫЛ» В КРЫМУ

Сам Султанбиков не стал комментировать газете «БИЗНЕС Online» ни процесс о его банкротстве, ни ситуацию вокруг Бугульминского мясокомбината. После одного из заседаний о банкротстве его спутник, очевидно, юрист, нервно бросил корреспонденту: «Предприятие находилось под контролем „29-го комплекса“. Комментариев не будет. Несколько сотен трупов, наверное, даст вам основание, чтобы в это дело не лезть».

Сообщения о том, что Бугульминский мясокомбинат каким-то образом был связан с ОПГ «29-й комплекс», действительно, несколько раз мелькали в СМИ. Так, газета «Вечерние Челны», описывая в 2005 году судебный процесс над ОПГ, сообщила, что за экономику в ОПГ отвечал некто Сергей Миронов. «По данным правоохранительных органов, Миронов в ОПГ отвечал за экономику, о чем свидетельствует и его послужной список. В разные времена он занимал посты: директора Елабужского мясокомбината, директора спиртзавода в Удмуртии, также возглавлял Бугульминский комбинат хлебопродуктов, там же руководил центральным рынком, потом стал главой тамошнего мясокомбината (похоже, к мясному профилю он был особенно неравнодушен)».

Один из специализирующихся на новостях мира криминала порталов писал, что ОПГ только подбиралась к бугульминскому предприятию, но елабужский мясокомбинат «Модуль», ижевский свинокомплекс «Восточный» уже поставила под контроль.

Согласно базе данных «Контур-Фокус», Миронов (кстати, бывший следователь ОБХСС) был соучредителем все в той же ПФК «Агрофирма Бугульма». Вторым учредителем являлся Валерий Афонин, который владел долей через ООО «Инвестпром Холдинг». Ныне все эти компании ликвидированы. Официально связи Миронова с Бугульминским мясокомбинатом не прослеживаются.

Что касается Миронова, который, по данным «Вечерки», возглавлял бугульминский мясокомбинат, то жизнь его сложилась интересно. В феврале 2004 года Бугульминский городской суд отправил его на три года в колонию общего режима по статье «Мошенничество». В 2006 году уже Верховный суд РТ признал его виновным по более тяжкой статье — «Организация преступного сообщества» — и назначил ему наказание в виде 14 лет колонии строгого режима. Наказание Миронов отбывал под Иркутском, в зоне для осужденных сотрудников правоохранительных органов СССР и России строгого режима.

В марте 2012 года, то есть когда налоговая уже требовала отстранить Султанбикова, Миронов был освобожден досрочно, не отсидев 3 лет 8 месяцев. За это время предпринимательскую жилку он не утратил и в сентябре 2014 года открыл в уже в российском городе Крыма Ялте «Идеал Инвест Групп» (предоставление прочих финансовых услуг, кроме услуг по страхованию и пенсионному обеспечению, не включенных в другие группировки). Интересно, что в других учредителях — партнер, владеющий свинокомплексом в Ростовской области (мясной бизнес чем-то, видимо, действительно привлекает), а также предприниматель из Набережных Челнов. Спустя еще два месяца, в ноябре 2014-го, в Ялте Миронов зарегистрировал уже компанию по подаче напитков «Порто-франко». Крымские журналисты писали, что Миронов владеет рестораном-шхуной «Эспаньола» и обзорной беседкой «Ореанда». Последнюю Миронов открывал вместе с мэром Ялты. Причем в некоторых крымских СМИ пишут, что не все там чисто и есть криминальный налет.

ПОКРОЕТ СТРАХОВКА?

Помимо Бугульминского мясокомбината, Султанбиков вел банкротство Казанской фабрики музыкальных инструментов, причем, по мнению участников рынка, деятельность конкурсного управляющего позволила сохранить и восстановить производство музыкальных инструментов. Также Султанбиков был конкурсным управляющим ряда менее известных компании и физлиц, в последних случаях был отстранен, поскольку над ним самим повисла угроза банкротства. В целом про Султанбикова можно найти довольно положительные характеристики: так, в рейтинге арбитражных управляющих — членов саморегулярующейся организации «Гильдия арбитражных управляющих РТ», составленном по итогам 2003 года он занял третье место (из 114). Впрочем, по данным реестра гильдии, Султанбиков из нее исключен в ноябре 2013 года и сейчас состоит в «Сибирской гильдии антикризисных управляющих».

На прошедшем заседании в арбитраже Султанбиков сообщил, что его деятельность застрахована в страховых компаниях и, возможно, удастся попасть под страховой случай. На этом основании он просил отложить рассмотрение дела. Заседание продолжится 14 декабря 2016 года.

«БАНКРОТСТВО В ОТНОШЕНИИ САМОГО АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО — ЭТО НОНСЕНС»

«БИЗНЕС Online» узнал мнения экспертов в области конкурсного производства о взаимоотношениях с мафией и про долгоиграющие «банкротства».

Андрей Михайлов — арбитражный управляющий, экс-руководитель некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация «Гильдия арбитражных управляющих»:

— То, что подали заявление на банкротство в отношении самого арбитражного управляющего, — это, конечно, нонсенс. А то, что все чаще вскрываются моменты, когда арбитражные управляющие наносят ущерб своими действиями предприятию, в отношении которого идет процедура, — это правда. Если 10 лет назад это были вопиюще, то сейчас это уже рабочий момент.

Султанбикова я знал, но тесно с ним никогда не общался.

Процедура, которая длится более трех-четырех лет, вызывает вопросы. У меня было около 50 банкротных предприятий по всему Татарстану, и самая большая процедура длилась четыре года — в отношении предприятия, которое имело несколько недостроенных домов с обманутыми дольщиками. Я долго вел процедуру, но была цель достроить дома и сдать их людям. 300 семей получили квартиры, и я ни копейки не взял дополнительно.

А технические вопросы по оборудованию и прочее решаются за три-четыре года. Затягиванию могли способствовать и местные власти, но если они были заинтересованы в деятельности, то им же и нужно было быстрее выкупить в своих целях.

В принципе, в конце 1990-х — начале 2000-х годов еще были какие-то следы криминальных группировок при банкротствах, но с 2005 года на практике они уже не встречаются.

Главные пострадавшие здесь, конечно, кредиторы — получить всего 5 миллионов спустя 10 лет...

Диана Насибуллина — арбитражный управляющий, член союза арбитражных управляющих «Саморегулируемая организация «Дело»:

— При банкротстве предприятий криминальный след нечасто, но бывает, но это уже скорее не следы преступных группировок. Причина в конфликте интересов: арбитражный управляющий стоит на страже имущества и им могут быть не довольны как должник, стремящийся это имущество скрыть, так и кредиторы. Бывают угрозы, меня это тоже касалось — дошло до того, что сожгли личную машину.

Деятельность управляющего при рисках нанести убытки своими действиями, конечно же, страхуется. И, наверное, из-за роста количества имущественных претензий к управляющим минимальный размер страховки со следующего года будет увеличен — с 3 до 10 миллионов рублей.

Банкротства крупных предприятий — процесс длительный, который может идти и более двух лет. Но 10 лет для банкротства — это, конечно, очень много. В период продолжения хозяйственной деятельности большинство расходов обычно составляют фонды заработной платы и налоги.

Сейчас, когда период банкротства госпредприятий остался далеко позади, при переходе на конкурсное производство деятельность предприятия прекращается при введении процедуры, и текущие налоги возникают только от реализации имущества, фонд заработной платы стремится к нулю. Даже если люди были трудоустроены, то в «конкурсе» их уведомляют о предстоящем увольнении через два месяца, при увольнении им оплачиваются эти месяцы плюс положенные платежи при увольнении.