Каждый вор – как на ладони

Как Грузия поборола коррупцию быстрее всех в мире.
08.09.2020
В Грузии живут 40 тысяч мигрантов из России. По откликам, их привлекает не только природный, но и общественный климат. Грузины говорят, что страна стала дружелюбнее и более открытой, когда провела свои антикоррупционные реформы, которые поменяли ситуацию на дорогах, на улицах, в госучреждениях, местах отдыха. 

Безопасные горы

Москвичка Ольга живет в Тбилиси третий год. Говорит, что город выбрала сознательно, но спонтанно.

– Приехала в страну – и влюбилась! Потом приехала во второй раз, и чувства только окрепли. В третий раз я ехала, чтобы остаться. Причин несколько: радушные люди, дешевая жизнь, еда и вино, абсолютная безопасность – можно ночью ходить и никто тебя не тронет. Хотя друзья меня пугали: там все-таки горцы, у них свой темперамент и свои понятия. Но реальность меня пока не разочаровала, – перечисляет Ольга причины, по которым ее визит в Грузию затянулся на три года. 

Ее коллеги по переезду из России в Тбилиси, Батуми, Кутаиси могут добавить к этому еще и возможность быстро и легко оформить любые документы, зарегистрировать легальный бизнес буквально за несколько дней. Эксперты считают, что большая часть позитивных изменений в стране произошла после того, как Грузии удалось практически ликвидировать взятки, отстранить нерадивых чиновников и коррумпированных работников.

Все платили всем Г

Грузия долгое время считалась одной из самых коррумпированных стран в мире. 

«Здесь гордились своей коррупцией», – характеризовал Марк Маллен из Transparency International Georgia.

Заплатить при поступлении в вуз, за регистрацию компании или получение лицензии, гаишнику на дороге – это в Грузии долго считалось нормой жизни. Самые большие взятки были при поступлении на работу в ГАИ, а новоиспеченные дорожные инспекторы с первого дня начинали усиленно брать на лапу, чтобы отбить свой «входной билет» в профессию. 

В 2003 году страна находилась на 127-м месте из 133 в мировом рейтинге восприятия коррупции. А уже в 2020 году Грузия вошла в десятку стран с самыми низкими показателями взяточничества и коррупции. Но основной рывок страна совершила в 2004–2005 годах.

Преобразования начал не Саакашвили

 – В историю грузинских реформ закралась ошибка – главным промоутером преобразований в стране принято считать Михаила Саакашвили, ведь именно после его прихода к власти Грузия начала резко меняться. На самом деле главная заслуга принадлежит предпринимателю Кахе Бендукидзе – министру без портфеля в грузинском правительстве, который курировал специально созданное так называемое министерство реформ. Уроженец Тбилиси, он учился, работал и создавал бизнес в России, много времени проводил за границей. В свою команду он набрал очень молодых, еще не завязших в повсеместной коррупции людей, которые учились в США, Великобритании, России. Это были люди совершенно иного склада, и мотивация у них была одна – изменить страну так, чтобы в ней было комфортно жить и работать, – рассказывает «Собеседнику» заместитель директора российского отделения Transparency International Илья Шуманов.

Времени у нового правительства было в обрез, поэтому действовать приходилось шоковыми методами. 

– Главная цель правительства Саакашвили и Бендукидзе была привлечь инвестиции в страну, а для этого нужно было улучшить инвестиционный климат – дерегулировать целые отрасли и исключить ситуации, когда огромные средства будут уходить в черную дыру коррупции и бездонные карманы чиновников всех уровней, – продолжает Илья Шуманов. – Это было сделано достаточно быстро – буквально одним волевым решением целые отрасли потеряли статус лицензируемых.

Так, для производства знаменитого грузинского вина уже не нужно было получать отдельную лицензию, за которую приходилось давать взятки, – конкретизирует Шуманов. – Благодаря этому производство вина стало проще, а цена конечного продукта ниже, так как в нее уже не закладывалась коррупционная составляющая. И так по многим направлениям. В стране появились дома юстиции – это как службы одного окна, где можно получить паспорт за 1 час, а предприятие зарегистрировать за 1 день. Всё максимально автоматизировано, процессы цифровизованы, участие человека минимальное. Всё вместе это работало на устранение коррупционных практик. 

За стеклом

Самые мощные преобразования произошли в полиции. ГАИ просто была уволена полным составом (16 тысяч человек!) за один день, взяточников с жезлами заменили камерами на дорогах. Из полиции тоже увольняли целыми службами и отделами. На освободившиеся места набирали новобранцев без опыта, но и без коррупционных привычек. 

– Вреда от неопытности необученных сотрудников оказалось меньше, чем от действий их предшественников, – считает Илья Шуманов.

– Из репрессивной структуры мы превратились в службу услуг, – рассказывала позже журналистам Эка Згуладзе, которая в 2005 году в возрасте 27 лет стала заместителем министра внутренних дел Грузии. – Даже борьба с криминалом… зачем это делается? Чтобы обществу жилось лучше, спокойнее и безопаснее – это самое важное. 

Бывшие полицейские ушли в таксисты. Многие из них так и не приняли произошедшие реформы.

– Твой же напарник тебя сдаст и подставит, – рассуждает бывший оперативный сотрудник, теперь водитель такси Тамази. – Разве так можно что-то построить? 

Сами полицейские участки стали наглядной иллюстрацией к главному лозунгу реформ «За прозрачность системы». Здания были построены в буквальном смысле почти целиком из стекла, чтобы каждый налогоплательщик страны мог видеть, как работают стражи правопорядка. 

– Сейчас уже, конечно, большая часть этих окон оказалась завешена жалюзи, потому что работа в аквариуме не так комфортна. Но принцип прозрачности остался, – комментирует Шуманов.

«Алчность непобедима до конца» 

Оппозиционные к новым грузинским порядкам политики говорили, что за яркой мишурой борьбы с коррупцией скрывается репрессивная машина. На самом деле в стране начался период посадок. За взятку в 100 долларов можно было отправиться в тюрьму на несколько лет. Госмашина не делала различий – за колючей проволокой оказались и рядовые граждане, и министры, в том числе и новые, которые сами боролись со взятками, но свою личную битву проиграли. 

Глава МВД, затем премьер-министр Грузии Вано Мерабишвили получил почти 5-летний тюремный срок за целый букет преступлений – от подкупа избирателей, присвоения и растраты госсредств до злоупотребления должностными полномочиями. 

– Эта история говорит только о том, что человеческая алчность непобедима до конца, – считает Шуманов. – Но здесь важнее другое – неизбирательность привлечения к ответственности, жесткость и неотвратимость наказания. Это все необходимо для борьбы с прогнившей системой.

По мнению эксперта, усилия страны по созданию более привлекательного облика не прошли незамеченными. 

– Грузия стала одной из самых притягательных для российских туристов стран, – говорит Шуманов. – Даже сейчас фанаты страны умудряются туда добираться окольными тропами. Подсчитано, что каждый доллар, привлеченный через инвестиции в строительство аэропорта в Батуми, принес прибыль 10 долларов. Это все благодаря туристическому потоку, и не только из России. Грузинам удалось создать сектор гостеприимства и климат в стране, которые обеспечивают постоянный поток гостей.

Цифра 

1,4 млн граждан РФ посетили Грузию в 2018 году, до охлаждения отношений между Россией и Грузией и отмены авиасообщения (каждый пятый турист – 21% – был из России).