Карлос Гон стал самым известным беглецом в мире

Невероятный побег бывшего главы альянса Renault-Nissan-Mitsubishi из-под домашнего ареста в Токио войдет в историю.
13.01.2020
До 2018 г. Карлос Гон был одним из самых известных и уважаемых топ-менеджеров на планете. В Японии про него, «могучего гайдзина», спасшего от банкротства Nissan, рисовали комиксы. На исторической родине, в Ливане, с его изображением выпускали почтовые марки. Про жизненный путь создателя одного из крупнейших автопроизводителей в мире писали книги, а решения Гона изучали в бизнес-школах. Новый поворот судьбы Гона наверняка вдохновит авторов авантюрных романов и фильмов. 

Его славной карьере пришел конец в ноябре 2018 г., когда Гон в очередной раз прилетел в Японию на заседание правления Nissan: топ-менеджера арестовали прямо в аэропорту, обвинив в финансовых нарушениях, и посадили в одиночную камеру той же самой тюрьмы, где сидели сектанты из «Аум Синрикё» (организация запрещена в России), в 1995 г. совершившие теракт в токийском метро, от которого пострадали более 5000 человек. 

После этого Гона – гражданина Бразилии, Ливана и Франции – несколько раз выпускали под залог, арестовывали и вновь выпускали. Но в канун нового 2020 года СМИ распространили сенсацию: Гон сбежал из-под домашнего ареста в Токио и объявился в Ливане. Реальная жизнь оказалась еще более невероятной, чем авантюрный роман или фильм: бывший топ-менеджер, покинувший Японию в ящике, укрылся в особняке в Бейруте, принадлежащем Nissan. Этот особняк японская компания в свое время приобрела под резиденцию для Гона и его семьи, а теперь безуспешно пытается выселить оттуда своего бывшего руководителя.  

Новогодний сюрприз

По обвинениям, предъявленным в Японии, 65-летнему Гону грозил десяток лет тюрьмы, и он всерьез задумался, не закончит ли он свои дни в японской тюрьме: в Японии выносится только 1% оправдательных приговоров. И Гон решился бежать. Идеологом побега, как подозревают японские правоохранители, была новая жена Гона – Кэрол, с которой они сыграли свадьбу в октябре 2016 г. (Гон обвинения в ее адрес, как и в адрес других членов своей семьи, отрицает.)

Время для побега было самое подходящее: в декабре в Японии продолжительные новогодние праздники, когда отдыхают даже правоохранители. В Японии не принято надевать электронный браслет при домашнем аресте. Вместо этого у Гона отобрали паспорта, взяли залог ($14 млн) и повесили перед входной дверью видеокамеру. Ему позволялось выходить из дома. Обычными маршрутами были поход до французской пекарни и спортзала. На улице за Гоном могли идти сразу три агента в штатском: из полиции, из прокуратуры и из частного агентства, которое наняла Nissan, пишет WSJ. Но правоохранители не вели постоянного наблюдения. А частникам адвокаты Гона пригрозили иском, напирая на неприкосновенность частной жизни. 29 декабря частная слежка была приостановлена.

И в тот же день около 14.30 камера слежения зафиксировала, как Гон вышел из дома, пишет Bloomberg. На нем была шляпа и медицинская маска – их носят в Японии многие, опасаясь микробов. Около 16.30 Гон сел на скоростной поезд на станции Синагава в Токио и через три часа прибыл в Осаку – в местном аэропорту его уже ждал арендованный бизнес-джет.

Терминал для бизнес-джетов в Осаке был выбран потому, что в его рентгеновскую установку не входил ящик для музыкальной аппаратуры, в котором спрятали Гона. В 23.10 Bombardier вылетел в Стамбул. Возможности самолета вполне позволяли взять курс прямо на Бейрут, но это вызвало бы подозрения: туда из Осаки почти никто не летает. Примечателен и маршрут бизнес-джета. Самый короткий путь лежал над Китаем, Монголией и Казахстаном. Но самолет направился на северо-северо-запад, тщательно избегая воздушного пространства Южной Кореи, у которой есть договор об экстрадиции с Японией. И потом летел над Россией, из воздушного пространства которой вышел только над Черным морем.

Гон – герой видеоигры

Побег Гона впечатлил японцев. 23 января должна выйти видеоигра Ghone is Gone, в которой нужно помочь бывшему руководителю альянса Ruso, Nisson и Bishibishi Лоскару Гону сбежать из страны от своих врагов, «используя различные приспособления».

В июне 2009 г. Гон лично показывал Владимиру Путину, тогда премьер-министру, первый автомобиль Nissan Teana, собранный на заводе в Санкт-Петербурге. Гон был одним из инициаторов покупки 75% акций «АвтоВАЗа», в 2013–2016 гг. возглавлял его совет директоров, а в 2017 г. «АвтоВАЗ» показал прибыль. Так что Гон мог надеяться как минимум на задержку с приказом на перехват, если японцы спохватились бы и потребовали у российских властей его арестовать, считает Bloomberg.

Но японцы проморгали побег. Около 5.30 утра по местному времени самолет Bombardier совершил посадку в стамбульском аэропорту им. Ататюрка. С прошлого года он закрыт для пассажирских самолетов, остались только грузовые рейсы и бизнес-джеты. Скорее всего, Гон снова залез в ящик, и его перегрузили в другой Bombardier, стоявший в 25 м от первого.

Сотрудник турецкой авиакомпании MNG Jet Havacilik, сдавшей в аренду оба самолета, не упоминал в документах имя Гона. Оба полета – из Дубая через Осаку в Стамбул и из Стамбула в Бейрут – он оформил как не связанные между собой рейсы. Авиакомпания написала на него заявление в полицию и заявила о готовности сотрудничать с властями. Он арестован, как и четверо пилотов, ведется следствие.

А Гон прилетел в Бейрут, где ему не надо было больше скрываться. Он въехал в Ливан, показав свой второй французский паспорт: часто путешествующим гражданам Франции позволено иметь два паспорта на случай, если надо ехать в путешествие и одновременно подавать документы на визу в другую страну. Японский суд оставил второй паспорт Гону: иностранцы обязаны иметь с собой удостоверение личности, объясняет телеканал France24. Документ хранился в пластиковой коробке с кодовым замком. Код знали только его адвокаты, но этот импровизированный сейф легко было взломать, пишет Bloomberg.

Бегство обошлось Гону приблизительно в $20 млн, считает FT. $14 млн из них – утраченный залог. Впрочем, Гон был одним самых высокооплачиваемых менеджеров в Японии: только в 2017–2018 гг. он заработал $17 млн.

Кто освободил Гона

Bloomberg предполагает, что главный организатор побега Гона – Майкл Тейлор, ветеран «зеленых беретов» (элита спецназа США). В 1980-х Тейлора направили в Ливан тренировать христианскую милицию. Он обзавелся обширными знакомствами в местной христианской общине, к которой принадлежит и Гон. В 1983 г. Тейлор ушел из армии, но остался в Ливане как частный военный инструктор. Вскоре он женился на местной девушке. Тейлор свободно говорит по-арабски, двое из трех его сыновей окончили колледж в Ливане. Позже Тейлор переехал в Массачусетс, но часто ездил в Ливан, будучи тайным агентом ФБР, Агентства по борьбе с наркотиками США и других структур. В 1994 г. он основал охранную фирму American International Security Corporation, специализирующуюся на широком спектре дел – от охранных услуг до вызволения заложников. 

Уже на следующий день после побега Тейлор дал интервью сайту для ветеранов ВС США Connecting Vets. Он наотрез отказался отвечать на вопросы о своей роли в деле, но охотно его комментировал: «Этот парень [Гон] был, черт подери, заложником. Если бы он спасся из Северной Кореи или Китая, о нем бы говорили совсем иначе».

Всего команда, организовавшая побег Гона, состояла из 10–15 человек разной национальности и была разделена так, чтобы выполняющие одно задание не знали, что делают другие, пишет WSJ. Более чем 20 поездок в Японию дали информацию о десятке возможных терминалов (от аэропортов до морских портов), где хромал досмотр.

Но куда было бежать? После ареста Гон просил о помощи власти всех трех стран, гражданином которых он является, – Франции, Бразилии и Ливана. Хлопотали за него только ливанцы (министр иностранных дел страны Гебран Бассил – зять Гона), хотя и без особых успехов. Для многих в Ливане Гон – национальный герой. Выпущена даже серия марок с его портретом. Наконец, у Ливана нет договора о выдаче с Японией. И бывший топ-менеджер выбрал историческую родину.

От чего бежал Гон

7 января Гон собрал пресс-конференцию в Бейруте, на которой заявил, что перед ним стоял выбор, «умереть в Японии или бежать». «Я не бегу от правосудия. Я сбежал от несправедливости и политического преследования», – добавил Гон. Он жаловался, что японские прокуроры обращались с ним «жестоко и безжалостно», допрашивали до восьми часов в день без присутствия адвокатов, угрожали: «Если не сознаешься, будет только хуже», дали понять, что под ударом может оказаться его семья. В тюрьме его держали в «крошечной камере без окна», мыться он мог только дважды в неделю, прогулки были не более 30 минут в день только по будням якобы из-за нехватки персонала.

До побега Гона японские прокуроры обвиняли его по четырем эпизодам. Это два случая сокрытия доходов (с 2010 г. Гон скрыл вознаграждение в размере около $89 млн) и два – злоупотребления доверием. Якобы Гон в 2008 г. понес от своих инвестиций ущерб в 1,85 млрд иен (около $21 млн) и придумал схему, как переложить эти потери на Nissan. И якобы Гон украл часть из $35 млн, направленных Nissan в 2011–2018 гг. для стимулирования продаж оманскому дилеру Suhail Bahwan Automobiles. (Компания связана с другом Гона.) Часть этих денег, пройдя через цепочку сделок, якобы была инвестирована в компанию его сына Энтони Shogun Investments, а часть потрачена на покупку яхты через фирму Beauty Yachts, принадлежащую его жене.

У Nissan гораздо больше претензий к своему бывшему руководителю. Например, в 2003–2011 и 2014–2016 гг. со счетов японской компании было выплачено $755 000 старшей сестре Гона Клодин – якобы она консультировала некий «глобальный консультативный совет по благотворительности». В Nissan уверяют, что такой структуры в альянсе нет, пишет FT.

9 марта 2014 г. Гон закатил в Версале роскошную вечеринку по случаю «15-й годовщины альянса Renault-Nissan». Она стоила 635 000 евро, присутствовало 200 человек, среди которых было всего два менеджера Renault и ни одного – Nissan. На попавшей в сеть видеозаписи вечеринки не видно ни одного логотипа компаний. И дата заключения альянса – 27 марта, а 9 марта – это день рождения самого Гона, которому в 2014 г. исполнилось 60 лет. Его адвокаты уверяют, что все-таки речь идет о годовщине альянса, а собственный юбилей топ-менеджер праздновал на следующий день за свой счет.

Ту юбилейную вечеринку оплатило нидерландское СП Renault-Nissan BV, где Гон числился гендиректором. Аудит этой компании выявил, что в 2009–2018 гг. она израсходовала 10,9 млн евро на нечто, очень похожее на личные траты Гона, писала WSJ. Например, как расценить ужин за 15 000 евро Гона и его друзей в музее Мармоттан-Моне в Париже в 2015 г.? Или покупку за 29 200 евро часов Cartier в 2010 г.? Или развлечения для гостей ежегодного кинофестиваля в Каннах? Или гонорар в 899 000 евро ливанской юридической фирме Abou Jaoude & Associates, основатель которой – личный юрист Гона? Это были деловые расходы и подарки партнерам, уверяют адвокаты Гона.

Как рухнула мечта Гона

Гон родился 9 марта 1954 г. в Бразилии в семье ливанских иммигрантов. Детство его прошло в Бейруте, а инженерное дело он изучил в Париже в престижной Политехнической школе. Гон свободно говорит на английском, французском, португальском и арабском.

Страсть к машинам у него с детства. Он уверял, что еще мальчишкой мог узнать марку по звуку клаксона. Впервые он сел за руль в 15 лет в Peugeot 404 матери. Первую собственную машину завел студентом в Париже – крохотный Fiat 127.

После вуза он пошел стажером в Michelin, где быстро продвинулся по службе. В какой-то момент его отправили в Бразилию возглавить убыточное производство – и Гон сделал его прибыльным. Он возглавлял североамериканский филиал, был гендиректором производства шин и покрышек для малотоннажных грузовиков. В конце концов у него не осталось карьерных перспектив внутри компании, так как Michelin – это семейный бизнес. В 1996 г. Гона сманили в убыточную тогда Renault вице-президентом.

Там его окрестили Le cost killer («Убийца издержек» на английском, но с французским артиклем). В соответствии с разработанным им планом был закрыт завод в Бельгии, по компании прокатилась волна массовых сокращений. Зато появились средства на разработку новых моделей.

В 1999 г. Renault инвестировала в Nissan, которая была на грани краха. Гона послали в Токио спасать автопроизводителя. Всего через четыре месяца он, первый не японец во главе Nissan, презентовал скандальный по местным меркам план. Он закрыл пять заводов. Сократил 21 000 рабочих мест, половина из которых пришлась на административных работников. Отказался от ряда моделей. Разрушил связи с традиционными поставщиками – продал их акции, принадлежащие Nissan, и разорвал многие контракты, разорив ряд компаний. На вырученные средства Гон удачно обновил модельный ряд. Его заслуги признала даже британская королева Елизавета: Гону был пожалован рыцарский титул за вклад Nissan в экономику Великобритании.

В 2005 г. в нагрузку к руководству японской компанией Гону поручили управлять и Renault. Он вернулся в Париж и превратил альянс в эффективный механизм.

В начале 2000-х гг. Гон пылко доказывал на встрече с инвесторами, что гендиректор должен работать пять лет, после чего переходить в другую автокомпанию. Но сам же не последовал этому совету ради мечты. «Он все время пытался сделать альянс все больше и больше, – говорил источник FT в окружении Гона. – Это были его личные амбиции». В середине 2000-х ходили слухи, что Гон договаривается о союзе с General Motors. Дело заглохло.

За три года до ареста, в 2016 г., Гон объявил о приобретении Nissan 34%-ной доли в Mitsubishi Motors. Это была шедевральная сделка: один из самых известных брендов Японии вошел в автоимперию за относительно небольшие деньги – $2,2 млрд. Помог скандал: Mitsubishi Motors признала, что четверть века занижала данные о расходе топлива автомобилей. В том числе для микролитражек, производившихся ей для Nissan под брендом Nissan.

В итоге три автопроизводителя второго эшелона – Nissan, Renault и Mitsubishi – вошли в элитный клуб, производящий более 10 млн автомобилей в год. То есть каждую девятую-десятую машину в мире. У альянса осталось два серьезных конкурента – Toyota и Volkswagen. Например, если исключить из результатов продаж тяжелые грузовики, то в 2018 г. альянс занял первое место по производству автомобилей (а если включить все типы машин, то лидер – Volkswagen).

Гон не скрывал, что намерен один за другим отказаться от постов в альянсе. На пресс-конференции 7 января он уточнил, что готовился уйти в отставку еще до лета 2018 г., но его уговаривали остаться: «К сожалению, я согласился».

Тогда Гон вряд ли жалел об этом решении. Он тайно, встречаясь в снятых на чужое имя гостиничных номерах, вел переговоры об объединении с Fiat Chrysler Automobiles. Если бы задумка удалась, Гон встал бы в учебниках рядом с Ли Якоккой или Джеком Уэлчем, считает Bloomberg. А еще получил бы неплохой доход. По данным FT, Гон планировал стать почетным председателем нового альянса. Эта работа не требует много времени, фактически Гон вел бы жизнь пенсионера, но с ежегодным доходом в $40 млн и бонусом до $6 млн.

Важнейшая встреча с председателем Fiat Chrysler Automobiles Джоном Элканном была назначена на январь 2019 г. Но в ноябре 2018 г. Гона арестовали, а в октябре 2019 г. FCA согласился на сделку с Peugeot, похоронив все надежды на альянс с Renault-Nissan.

В 2018 г. восемь супружеских пар получили приглашение от супругов Гон на карнавал в Бразилию. Renault-Nissan BV оплатила 260 000 евро за проживание, культурную программу, подарки – словом, всё, кроме авиабилетов. Nissan спонсировала школу самбы, выступавшую на карнавале, а руководство компании традиционно приглашает важных гостей на корпоративное мероприятие, объяснили адвокаты.

Под подозрение попали пожертвования на 2 млн евро, большинство которых досталось организациям в Ливане.

Были проверены и покупки Гона по корпоративной карте Nissan. В 2012–2013 гг. с нее потрачено около $30 000 на костюмы Louis Vuitton. Адвокаты Гона парировали, что это делалось по настоянию дизайнеров Nissan, которым не нравился стиль Гона. В 2014–2015 гг. Гон не раз расплачивался корпоративной кредиткой в токийском бутике Ermenegildo Zegna. Это были подарки деловым партнерам, сделанные с ведома Nissan, объяснили юристы Гона.

$10 000 ушли на аренду вертолета на свадьбе дочери Гона Кэролайн в Японии в 2018 г. Nissan рекомендовала Гону передвигаться по воздуху из соображений безопасности, сказали адвокаты: в том регионе в разгаре было наводнение из-за проливных дождей.

Защита Гона уверяет, что все перечисленные обвинения – попытка Nissan очернить бывшего руководителя. Но им сильно мешают случаи, когда Гон согласился выплатить компенсацию после обвинений. 

Гон прожил более 25 лет в браке с первой женой, ливанкой по имени Рита. У них три дочери и сын. Но брак распался.

Свадьбу с новой женой, Кэрол, Гон отмечал в одном из дворцов Версаля – Большом Трианоне. В феврале 2019 г. Nissan обвинила Гона в том, что аренда дворца – 50 000 евро – была оплачена со счета компании и оформлена в виде благотворительного пожертвования Версалю. Пресс-секретарь Гона в ответ заявил, что Гон готов возместить эту сумму. А адвокат Гона добавил, что его подзащитный понятия не имел, что дворец предоставлен ему не бесплатно, а в счет благотворительной программы компании. И обратил внимание, что все остальные траты на свадьбу Гон оплатил из личных денег.

В сентябре прошлого года Гон согласился выплатить SEC $1 млн (а Nissan выплатила регулятору еще $15 млн), чтобы урегулировать обвинения в том, что не он задекларировал более $140 млн отсроченной компенсации, которую должен был получить от Nissan после выхода на пенсию. Как принято в подобных случаях, Гон не признал, но и не отрицал обвинение.

Эти обвинения представляют Гона алчным человеком, любящим дорогие вещи и путающим корпоративные счета и личные. Но когда в год своего 15-летия в 2014 г. «Ведомости» признали Гона «самым общительным международным ньюсмейкером» (с 2001 по 2013 г. топ-менеджер дал «Ведомостям» пять интервью) и выразили желание вручить лауреату приз, то первое, что спросил представитель Гона: «Какова стоимость приза?» Узнав, что это просто фаянсовая статуэтка, Гон принял ее.

Перерождение руководителя

Гон конца 1990-х был нетипичным для отрасли руководителем, считает FT: в плохо сидящих костюмах, странного вида очках, постоянно общающийся с рядовыми работниками, поставщиками, дилерами. Он редко выходил из себя. Провинившиеся получали шанс объяснить, почему все пошло не так, и могли предложить, как исправить ошибку. Гон в то время получил кличку Seven-Eleven, по аналогии с сетью мелких магазинов: работать он начинал с рассветом и еще долго трудился после заката.

В новом веке Гон задумался о внешности. Он похудел, сделал лазерную коррекцию зрения и стал носить дизайнерские костюмы. К каждому автосалону он заказывал новый костюм Louis Vuitton. Изменился и стиль управления. «Гон стал более авторитарным. Он стал твердить, что слышать не хочет о проблемах», – жаловался его бывший подчиненный FT.

Работавшие под началом Гона менеджеры Renault и Nissan, с которыми довелось пообщаться «Ведомостям» после его ареста, также говорили, что в последние годы их босс сильно изменился. Череда успехов и фактическая неподконтрольность Гона привели к тому, что он уверовал в свою непогрешимость, а долгие годы во главе Renault и Nissan – к тому, что он стал считать компании своими.

Визиты Гона уже обставлялись так, будто он глава государства, писала FT: команда помощников тратила недели, выверяя график в мельчайших подробностях. Один из визитов был отменен по анекдотичной причине: недостроенный объект отсутствовал на картах, и помощники не смогли просчитать с точностью до минуты время на поездку к нему и от него.

Прибытие Гона предварялось появлением ассистентов с наушником в ухе с возгласом: «Президент едет!» Подчиненные стали бояться говорить «нет» Гону и критиковать его. У Гона возникло чувство самоуспокоения. А в Nissan сформировалась группа менеджеров, которая принялась собирать компромат на Гона.

«Некоторые из моих японских друзей думали, что единственный способ избавиться от влияния Renault на Nissan – это избавиться от меня», – сказал Гон на пресс-конференции 7 января. Renault контролирует 43% Nissan, Nissan – 15% Renault без права голоса, и это далеко не всем нравится в Японии. Гон же настаивал на более тесной интеграции компаний.

«Мои немыслимые мучения – результат [действий] кучки недобросовестных, мстительных людей, – считает Гон. – Обвинения против меня беспочвенны. Я не знаю ни одной демократической страны, где бы вас отправили в тюрьму за подобные обвинения, даже если они обоснованны». Он полагает, что пал жертвой заговора топ-менеджмента компании и чиновников и даже перечислил имена «заговорщиков» из Nissan. Называть чиновников не стал – видимо, из-за юридических рисков. 

Ливанский пенсионер

Похоже, Гон застрял в Ливане. Дело не только в том, что 9 января он дал подписку о невыезде. Япония настояла, чтобы Интерпол выпустил уведомление Red Notice, и теперь Гону грозит арест во многих странах. 

Впрочем, такие беглецы могут жить вполне комфортно. Знаменитого режиссера Романа Полански в США обвинили в изнасиловании несовершеннолетней. В 1978 г. он бежал во Францию, которая не любит выдавать своих граждан. Там он живет и творит до сих пор, а его картины регулярно получают престижные награды. Например, за «Тэсс» (1979) присудили «Сезар», а «Пианисту» (2002) достался «Оскар» за лучшую мужскую роль. В 2009 г. Полански арестовали в Швейцарии, но власти отказались выдать его США. В ряде европейских стран суды также вынесли решение об отказе в экстрадиции.

У Гона в Ливане винодельческое хозяйство. Выйдя на пенсию, он планировал проводить в этой стране немало времени. А пока живет в особняке в Бейруте, который Nissan купила и отремонтировала за свой счет, потратив $15 млн. После ареста Гона японцы пытались выселить его семью из дома, но ей разрешили остаться до вердикта ливанского суда. Адвокаты Гона говорят, что его семья не отрицает, что это корпоративное жилье, и готова съехать, как только требования японцев будут признаны судом.

Но Гон не только хочет жить на свободе, но и жаждет оправдания. Его цель – публично раскритиковать правовую систему Японии, писал Bloomberg еще до пресс-конференции 7 января. Выступление Гона подтвердило эту теорию.

За день до пресс-конференции японские власти выписали ордер на арест жены Гона за то, что она якобы дала ложные показания суду в апреле прошлого года. Кэрол Гон расценила это как давление на мужа и попытку сорвать его общение с журналистами.

Гон предлагает Японии провести суд над ним в другой стране – например, в Ливане. Некоторые ливанские депутаты поддержали эту идею. 

Но не все так гладко. Ливан переживает банковский кризис, нуждается в помощи Запада и последнее, что ему нужно, – напряженные отношения с Японией, жаловался FT один из местных политиков. В четверг 9 января Гон был на допросе у ливанских правоохранителей. Ему пришлось рассказывать не только о Японии, но и об Израиле. В Ливане посещение этой страны – преступление, караемое тюрьмой. Гон был в Израиле, но, чтобы это замять, до побега ему вполне хватило публичного извинения в 2018 г. Теперь же ряд ливанских адвокатов написали заявление с требованием возбудить дело против Гона.