Карлос Гон бежал из Японии немытым

Карлос Гон дал первую пресс-конференцию после побега из Японии и заявил о намерении «отмыть свое честное имя».
09.01.2020
Бывший глава концерна Renault-Nissan Карлос Гон в среду, 8 января, дал первую пресс-конференцию после своего побега из Японии, где он находился под домашним арестом по обвинению в финансовых преступлениях. Пресс-конференция прошла в Бейруте, столице Ливана, в присутствии 135 журналистов, которых отбирал лично Карлос Гон. Еще около 40 журналистов, приехавших из разных стран мира, не попали в зал, сообщил телеканал BFMTV.

Еще до конференции известное французское пиар-агентство Image 7, представляющее интересы Карлоса Гона, подчеркнуло, что он не намерен рассказывать о деталях своего побега, «невероятные подробности» которого ранее дала французская пресса. Тем не менее, агентство заверило прессу, что

информация о том, что бизнесмена вывезли с территории Японии в ящике для музыкальных инструментов, «не является верной».

Заданный на пресс-конференции вопрос о том, считает ли Карлос Гон «ящик хорошим средством передвижения», топ-менеджер проигнорировал.

Пресс-конференция, состоявшая из двух частей (выступление самого бизнесмена и его ответы на вопросы), продлилась около двух с половиной часов.

Карлос Гон, легко переходивший с английского на французский или с арабского на португальский, чувствовал себя очень уверенно и лично вел пресс-конференцию, выбирая тех, кому давать слово. К слову, в течение мероприятия он несколько раз подчеркнул, что ни в коем случае не является ни «холодным диктатором», «ослепленным» любовью к деньгам, как о нем много пишут, ни «Людовиком XIV» (праздники в Версале он проводил «по просьбе» самих представителей дворца, которые таким образом получили средства на его реставрацию).

В дебюте пресс-конференции бизнесмен рассказал о «тяжелейших испытаниях», через которые ему пришлось пройти в Японии.

«Со мной обращались, как с животным», условия в тюрьме «противоречили всем принципам гуманности», — заверил Гон.

Бизнесмен заявил, в частности, о том, что «провел 135 дней в одиночной камере с постоянно включенным светом», «прогулки разрешались по 30 минут раз в день с понедельника по пятницу», «душ только два раза в неделю», кроме того, «никто не говорил по-английски», а переводчик «был доступен только раз в неделю». «Меня допрашивали в течение нескольких месяцев», порой «по 8 часов» и «без адвоката», при этом прокуратура «не пыталась выяснить истину, а только лишь найти способ меня обвинить», — заверил Гон.

«Я сбежал не потому, что я виноват, а потому что у меня были нулевые шансы доказать свою невиновность», — заявил бизнесмен, заверив, что в Японии «обвинительные приговоры выносятся в 98,4% случаев». При этом в течение пресс-конференции Гон выдвинул и другие версии побега: сбежал потому, что «умер бы в Японии», сбежал потому, что понял, что придется провести там «долгие годы», и наконец, сбежал потому, что японские власти не разрешили его жене быть рядом с ним.

Причиной своего ареста сбежавший топ-менеджер назвал «сговор» «горстки недобросовестных людей» из компании Nissan, «одного адвокатского бюро», прокуратуры Токио и правительства Японии. В то же время, назвав имена двух «виновников» «сговора» из компании Nissan, Гон отказался называть людей из японского правительства, чтобы «не навредить властям Ливана».

По мнению Карлоса Гона, «сговор» против него был организован по двум причинам. Во-первых, новое руководство Nissan якобы «испытывало нервозность» по поводу «снижения результатов компании», а во-вторых, японцы «были недовольны» расширением прав Renault и французского государства совете директоров альянса. «Некоторые мои японские друзья считали, что единственный способ избавиться от Renault — это избавиться от меня», — заявил бизнесмен. «Nissan потратил 200 миллионов евро на проведение своего расследования, чтобы получить гораздо меньше денег, осквернив имидж компании и потеряв рыночную капитализацию», — добавил Гон.

Он также заявил, что «по-прежнему любит Японию», где «многие простые люди» выразили ему поддержку, но, в то же время, «не понимает», почему эта страна «так отплатила» ему «за все хорошее», что он сделал в течение 17 лет работы.

Карлос Гон был задержан в аэропорту Токио 19 ноября 2018 года.

Прокуратура Токио предъявила ему обвинения в финансовых преступлениях, в частности, в том, что с 2010 по 2018 годы он занизил свои доходы на общую сумму 74 миллиона евро.

30 декабря 2019 Карлос Гон сбежал из Японии на родину, в Ливан, чьим гражданством, наряду с французским и бразильским, он обладает.

Япония объявила бизнесмена в международный розыск через Интерпол.

Власти Ливана, так же, как и власти Франции, не экстрадируют своих граждан.

На заданный вопрос, «рискнет ли он сесть в самолет и вылететь во Францию», Карлос Гон ответа не дал, подчеркнув, что «счастлив в Ливане» и готов здесь оставаться «долгие годы».

Стоит отметить, что ранее Национальная финансовая прокуратура Франции начала в отношении Карлоса Гона два предварительных расследования. Его подозревают в «растрате корпоративных средств» и «коррупции».

Сразу после пресс-конференции Карлоса Гона прокуратура Токио опровергла его обвинения в том, что уголовное преследование якобы является необоснованным результатом «сговора».