Как одолжить 133 компаниям 264 миллиарда и не получить ничего

Почему кредитный портфель банка «Югра» можно назвать уникальным.
23.04.2018
Крах «Югры» (10 июля 2017 г. ЦБ ввел временную администрацию, а 28-го отозвал лицензию) стал одним из самых громких в истории российских банков. Выплаты вкладчикам превысили 170 млрд руб. «Югру» можно и нужно было спасти, настаивает экс-предправления Дмитрий Шиляев, а владелец банка Алексей Хотин уже после отзыва лицензии представил очередной план повышения его финансовой устойчивости. Судя по материалам судов и отчету временной администрации ЦБ, оказанная старой командой поддержка банка привела, в частности, к тому, что он лишился ценных залогов, получил неплатежеспособных заемщиков, но не обещанные активы.

Эпизод 3: месть ситхов

Большую часть активов «Югры» составляли кредиты 133 компаниям на сумму 264 млрд руб. Все они давно не обслуживаются, следует из отчета временной администрации: 132 компании просрочили платежи более чем на 90 дней – это «является признаком банкротства» – и только одна, с долгом 50 млн руб., – не платит больше 30 дней.

15 заемщиков, которые должны «Югре» 66,4 млрд руб., банкротятся или ликвидируются, следует из отчета. После отзыва лицензии от юрлиц поступило 630 млн руб.

Часть заемщиков появилась у «Югры» незадолго до отзыва лицензии. Как – можно понять из материалов Арбитражного суда Москвы, куда ЦБ в августе 2017 г. подал иск о банкротстве «Югры». Суд пока не может его рассмотреть: Шиляев оспаривает отзыв лицензии и ввод временной администрации (в двух инстанциях он проиграл, но подал кассационные жалобы). Временная администрация ЦБ начала оспаривать сомнительные, по ее мнению, операции банка (23 иска о признании недействительными сделок на 12,6 млрд руб.) – закон позволяет это в рамках дела о банкротстве «Югры». ЦБ отказался от любых комментариев.

Эпизод 1: скрытая угроза

Последнее предписание ЦБ о досоздании резервов «Югра» получила поздно вечером 6 июля 2017 г. Чтобы банк его выполнил и остался на плаву, кредиты на 3 млрд руб. были погашены за счет оформления отступного на недвижимость стоимостью 16,9 млрд руб. – 115 450 кв. м в бизнес-центрах Москвы. Пришедшая спустя несколько дней временная администрация учла ее втрое дешевле – 5,3 млрд. S.A. Ricci в январе оценивала эту недвижимость в 17–21 млрд руб.

Этого актива у «Югры» больше нет: ей отказано в регистрации права собственности на недвижимость, соглашения об отступном утратили силу, поэтому были восстановлены кредиты и созданы 100%-ные резервы по ним, следует из отчета временной администрации. Управление Росреестра по Москве отказало (копии есть у «Ведомостей») в регистрации перехода прав собственности, ссылаясь на то, что в связи с вводом временной администрации полномочия органов управления банка были приостановлены.

Дело было не только в этом. Документы почти на половину площадей не прошли правовую экспертизу из-за ошибок: неверный номер кредитного договора, не указано обременение и т. п. Шиляев объясняет ошибки спешкой: документы надо было подготовить и сдать в Росреестр и успеть отчитаться перед ЦБ уже 7 июля.

Эпизод 2: Атака клонов

Крупнейшим заемщиком «Югры» с долгом 7,1 млрд руб. в материалах суда об оспаривании ввода временной администрации значится ООО «Стройбизнесгрупп». Найти его действующие телефоны «Ведомостям» не удалось, но не только им: из-за невозможности установить местонахождение этой компании в октябре 2017 г. были завершены два исполнительных производства в отношении ее на 60 126 руб. (данные «СПАРК-Интерфакса»).

Вот как эта компания задолжала «Югре». 11 июля 2016 г. «Стройбизнесгрупп» получила в «Югре» кредит в $56,6 млн и погасила задолженность перед «Югрой» кипрской Jarmbent Holdings на $59,6 млн.

Кредиты Jarmbent Holdings выдавались в 2014–2015 гг. и были обеспечены акциями нефтяной компании Exillon Energy Plc. Капитализация компании в пятницу на Лондонской бирже составляла 114,3 млн фунтов ($161 млн), ее крупнейший бенефициар (почти 30%) – Алексей Хотин. Но в марте 2016 г. договоры залога были расторгнуты: было снято обременение с 12,3 млн (7,6%) акций Exillon Energy (в пятницу стоили более 9 млн фунтов).

Временная администрация подала иск о признании сделки по рефинансированию долга Jarmbent Holdings недействительной, попросив в качестве обеспечительной меры арестовать принадлежащие Jarmbent 11% Exillon Energy. Суд отказал: эти акции находятся на счете депо в «Югре».

Jarmbent Holdings, по данным кипрского реестра, принадлежит Анатолию Неклюдову из Воскресенска. Он не ответил на запрос.

Гендиректор и совладелец (50%) «Стройбизнесгрупп», по данным ЕГРЮЛ, – Оксана Черешева, с ней удалось связаться с помощью прежней администрации «Югры». Она отказалась комментировать взаимоотношения с кипрской компанией, но заявила, что «это не было рефинансирование – у нас была открыта кредитная линия». «Мы выполняли все обязательства перед банком, но отзыв лицензии у «Югры» парализовал нашу деятельность, поскольку у «Стройбизнесгрупп» заморожены средства на счете в банке», – сказала Черешева. Она заявила, что в карточке компании указан реальный адрес, а телефоны просто поменялись («пересели на мобильники»).

Эпизод 5: империя наносит ответный удар

В мае 2017 г. задолженность (ее размер в исках не указан) двух нефтяных компаний – «Компания полярное сияние» и «Негуснефть» – перед «Югрой» была переведена на московские ООО «Дфс групп» и «Автотранссиб» соответственно. Это были кредитные линии, открытые месяцем ранее. В июле 2017 г. временная администрация указывала у «Дфс групп» долг в 2,1 млрд руб., у «Автотранссиба» – 600 млн. Найти их приставы также не смогли – поэтому завершили исполнительные производства – в апреле 2017 г. и в январе 2018 г. «Автотранссиб» находится в стадии ликвидации, в январе суд принял к производству иск ФНС о его банкротстве.

С сентября 2017 г. ликвидируется и ООО «Восток», на которое в марте 2017 г. были переведены долги «Каюм нефти» по 13 кредитным линиям на 4,7 млрд руб. и $27,5 млн.

«Каюм нефть» – «дочка» Exillon Energy, говорится в годовой отчетности последней за 2016 г. Основной владелец «Негуснефти» – Неклюдов, «Компании полярное сияние» – финансист Сергей Кошеленко. Обеими управляет АО «Русь-ойл», его представитель лишь заявил, что все сделки через «Югру» «были осуществлены честно, в соответствии с законами».

Шиляев тоже говорит: все было честно и по закону, речь идет о «звеньях сложно структурированных сделок, которые можно показать как неправильные действия, приведшие к ухудшению активов», а на самом деле все иначе. «Со II квартала 2016 г. ЦБ высказывал замечания к финансовому положению ряда заемщиков (включая «Каюм нефть», «Компанию полярное сияние», «Негуснефть», Jarmbent Holdings)», – рассказывает он. По итогам работы с должниками «вместо необеспеченных ссуд заемщиков с плохим финансовым положением (по оценке ЦБ) банк получил платежеспособного заемщика и обеспечение», говорит он.

Временная администрация «Югры» просит суд признать недействительными сделки по переводу долгов на эти три ООО, поскольку банк получил права требования к «заведомо неплатежеспособным» заемщикам.

«Впервые слышу о сделках перевода долга, это экзотика, – говорит партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. – С точки зрения доказательной базы и процесса оспаривания это не имеет значения – можно использовать сложившуюся практику по другим делам, связанным с выводом активов». Суд будет сравнивать, что на что поменяли, но надо будет представить доказательства злонамеренного перевода долга на компанию, которая его не вернет, что не так просто, предупреждает она.