Как Фарит Газизуллин попался на индюшатине: подоплека скандала в ВЭБе вышла наружу

Владелец компании «Евродон» рассказал, как чудом спасся от Михаила Фридмана, зятя Сергея Лаврова и экс-председателя госкомимущества РТ.
07.04.2016
Сразу две известные в Татарстане персоны оказались в самом центре громкого скандала, связанного с попыткой захвата крупнейшего в России производителя индюшатины. Основатель компании «Евродон» Вадим Ванеев в интервью РБК в деталях выложил правду-матку о том, как бывший топ-менеджер ВЭБа Ильгиз Валитов заставил его переписать 40% компании на офшор Фарита Газизуллина — всего за 4 тыс. рублей. В истории, по всей видимости, потопившей главу ВЭБа Владимира Дмитриева, разбирался «БИЗНЕС Online».

«РЕБЯТА, МНЕ ВЫДЕЛИЛИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ, ЧТОБЫ Я ПОСТРОИЛ ВАЖНЫЙ ДЛЯ СТРАНЫ ПРОЕКТ»

Эта история просто кишит VIP-персонажами российского бизнеса и политики. По словам основателя и владельца компании «Евродон» Вадима Ванеева, который дал развернутое интервью РБК, он и не подозревал, чем кончится решение взять крупный кредит (17,9 млрд. рублей) на развитие производства мяса индейки в Ростовской области. Кредитный договор был подписан с Внешэкономбанком. С его тогдашним руководителем Владимиром Дмитриевым владелец «Евродона» был хорошо знаком. Как, впрочем, и со многими другими очень известными людьми. Например, владельцем 15% «Евродона» является художественный руководитель Мариинского театра в Санкт-Петербурге Валерий Гергиев (он и Ванеев оба осетины по национальности). Более того, в 2010 году предприятия компании посетил тогдашний председатель правительства России, глава Наблюдательного совета ВЭБа Владимир Путин. С его санкции в 2012 году госбанк открыл ту самую кредитную линию, которую Ванеев тратил на развитие дочернего предприятия «Евродон-юг».

Только теперь выяснились крайне любопытные подробности той сделки. Как утверждает Ванеев, переговоры со стороны ВЭБа вел глава управления природных ресурсов и строительства госбанка Ильгиз Валитов. Он потребовал в качестве обеспечительной меры по кредиту передать 40% акций «Евродона» зарегистрированному, по разным данным, то ли на Кипре, то ли в Белизе офшору Brimstone Investments Ltd. Ванеев говорит, что это обычная практика. Он полагал, что офшор является структурой ВЭБа. Акции передавались за номинальную цену в 4 тыс. рублей. Предполагалось, что после возвращения кредита основной владелец «Евродона» сможет выкупить их обратно. Однако, как выяснилось через какое-то время, у Валитова и его партнеров были на компанию свои виды. В 2012 году Ванеев узнает, что конечным бенефициаром Brimstone является бывший глава Госкомимущества РТ и минимущества РФ, а ныне скромный член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин. «В 2012-м мне Валитов сказал: «Вот твой бенефициар», — описывает этот момент Ванеев. — Дело вот в чем: когда на совещаниях с участием аппарата правительства начали обсуждать кредитную линию для меня, Андрей Белоусов (на тот момент министр экономического развития — прим. ред.) меня спросил: кто у вас владеет 40 процентами «Евродона»? Я в шоке сижу: рядом представитель ВЭБа, но он молчит! Я тоже молчу, Белоусов опять: «Ванеев, кто ваш второй владелец?» Банк молчит, я выкручиваюсь».

Также Ванеев описывает момент личного знакомства с Газизуллиным: «Он приезжал, осмотрел комплекс и говорит: «Знаешь, мне сказали, что ты меня можешь обаять». Я отвечаю: «Вы просто увидели и поразились [что деньги действительно были израсходованы на строительство], вы не могли представить, что так может быть».

По словам владельца индюшачьего бизнеса, такой поворот событий не вызывал у него возражений, пока от него потребовали ввести Газизуллина в состав акционеров не только материнского «Евродона», но и перспективной компании «Евродон-юг» (производственные мощности — 60 тыс. т мяса индейки в год). «Я не хотел пускать его [Газизуллина] в «Евродон-юг», к которому он никакого отношения не имел. Когда мне люди сказали: «Он тебе этот кредит сделал», я ответил: «Поехали кое к кому: если при них ты скажешь, что этот кредит ты мне выдал, я беру ручку и отписываю долю». Они сразу мне говорят: «Давай перейдем к другой теме, — вспоминает Ванеев. — Я им (представителям ВЭБа и Brimstone — прим. ред.) говорю: ребята, мне выделили государственные деньги, чтобы я построил важный для страны проект, я не согласен, что должно быть так, как вы говорите». Но когда Ванеев уперся, пересох и финансовый ручей: кредитная линия ВЭБа была заблокирована, проект оказался под угрозой срыва.

НА СЦЕНУ ВЫХОДЯТ ОЛИГАРХ ФРИДМАН, ЗЯТЬ СЕРГЕЯ ЛАВРОВА и ФСБ

Ситуация стала стремительно обостряться в феврале этого года. На сцене неожиданно появляется компания А1 — инвестиционное подразделение «Альфа-групп» Михаила Фридмана и Петра Авена. Данная олигархическая группа известна своим жестким подходом при поглощении разного рода коммерческих предприятий. Число VIP-участников скандальной истории стремительно прибывает.

Во главе А1 с конца 2014 года стоит ныне 33-летний Александр Винокуров, выпускник Кембриджа, инвестиционный консультант олигархов и зять... министра иностранных дел России Сергея Лаврова. До «Альфы» он возглавлял группу «Сумма», скупая активы для миллиардера Зиявудина Магомедова. По словам друзей Винокурова, он женат на дочери Лаврова Екатерине.

А1 известно своим интересом к так называемым проблемным активам. И вот, 1 февраля этого года компания Фридмана покупает все тот же офшор Brimstone Investments Ltd., очевидно, ради принадлежащих ему 40% «Евродона». Сумма сделки не оглашается. Однако, по мнению экспертов, как правило, при таких схемах деньги владельцу проблемного актива сразу не платятся. Газизуллин мог получить гарантии выплат лишь после того, как «альфовцам» удалось бы прибрать к рукам индюшачий бизнес.

Винокуров вскоре подает от имени Brimstone иски о признании недействительными кредитных договоров между «Евродоном» и российскими банками (ВЭБ и Россельхозбанк). По мнению истца, кредиты были выданы «с нарушением корпоративных процедур». Перед этим А1 заявила о намерении активно участвовать в управлении агрохолдингом. Однако Ванеев от сотрудничества отказался, после чего попытка рейдерского захвата перешла в открытую стадию.

События развивались стремительно. 26 февраля уходит в отставку глава ВЭБа Дмитриев. Его сменил бывший кадровик ЮКОСа, выходец из спецслужб Сергей Горьков. В этот же день ФСБ задерживает бывшего топ-менеджера ВЭБа Валитова, оформлявшего кредитную линию «Евродону» и, по версии следствия, добившегося передачи 40% компании офшору Газизуллина. Его обвиняют в мошенничестве в составе «неопределенной группы лиц». По сути, речь идет об обвинении в попытке рейдерского захвата крупного бизнеса. В конце марта Мосгорсуд оставляет Валитова под стражей до 25 апреля.

Сам владелец «Евродона» Ванеев отказался подробно комментировать способы, которыми ему удалось отбиться от рейдеров. По некоторой информации, ФСБ принялась действовать после разговора «индюшачьего короля» с Путиным, с которым он, напомним, знаком с 2010 года.

Как бы то ни было, впервые практически во всех деталях стала известна схема, при помощи которой в России «отжимают» крупный бизнес. Госбанк выдает кредит в обмен на согласие заещика переписать значительную долю своего имущества на указанный офшор, далее объявляется новый владелец этой доли, формально не имеющий к кредитору никакого отношения. Начинается давление (в том числе через суды) с требованием поделиться контролем над компанией. Подключаются связи в высших эшелонах власти. И тут уже все зависит от того, чей административный ресурс круче. Ванеев признал, что он свой ресурс задействовал по полной программе.

БАНКИР В ЗАКОНЕ И ДВАЖДЫ МИНИСТР

Самое загадочное в этой истории — роль выходцев из Татарстана Валитова и Газизуллина. О первом известно не так много. Ильгиз Наилевич Валитов родился в 1964 году. Окончил Казанский финансово-экономический институт (ныне — КФЭУ). Работал в банке ВТБ примерно в то же время, что и Дмитриев. Валитов был членом совета директоров КАМАЗа. После ухода из ВЭБа в прошлом году и до недавнего времени возглавлял строительную компанию «Группа ЛСР»

Валитов участвовал в управлении множества бизнес-структур. Видимо, этим объясняются его доходы, слишком большие для менеджера госбанка. Последнее упоминание о нем в декларации о доходах руководителей ВЭБа содержится за 2013 год. Толкьо официальный доход Валитова за тот год составил 322,6 млн. рублей, что более чем в три раза больше дохода председателя ВЭБа Дмитриева за тот же период (95 млн. рублей).

Валитов также известен тем, что занимался мегапроектом строительства комплекса по производству минеральных удобрений «Аммоний» в Татарстане. Ранее Внешэкономбанк сообщил «БИЗНЕС Online», что общая стоимость проекта «Аммония» составляет $2,2 млрд., органами управления ВЭБа одобрен общий объем участия банка в 1,9 миллиарда. ВЭБ уже вложил в проект $1,7 млрд. кредитных средств.

Валитов однажды уже засветился в полурейдерской истории с агрохолдингом «Разгуляй», контроль над которой перешел от ее основателя Игоря Потапенко к владельцу инвестфонда Avangard Asset Management Capital Partners Рустему Миргалимову, бывшему зампреду правления «АК БАРС» Банка. Смена ключевого акционера также произошла после открытия кредитной линии в ВЭБе, которую курировал Валитов. При этом Миргалимов является давним знакомым банкира. Та история закончилась увольнением на днях еще одного топ-менеджера ВЭБа, бывшего зампреда банка Анатолия Балло, который вместе с Валитовым курировал выделение кредитов «Разгуляю».

Фарит Рафикович Газизуллин гораздо известнее. Он родился в 1946 году в Зеленодольске. Окончил Горьковский институт инженеров водного транспорта. В советские годы сделал комсомольскую и партийную карьеру. В руководстве Татарстана Газизуллин отвечал за приватизацию. В 1996 году с суперзначимого поста руководителя госкомитета по управлению государственным имуществом и промышленности Татарстана его забрали в Москву, где он с декабря 1997 года стал министром госимущества России. Здесь он успешно проработал с несколькими премьерами невообразимо долгий срок — до 2004 года. С Татарстаном Газизуллин всегда сохранял хорошие отношения, хотя в его отъезде в Москву когда-то видели и руку казанского Кремля, якобы устранявшего таким образом конкурента.

До сих пор Газизуллин был замечен лишь в одном скандале сугубо личного свойства. Как сообщал «Московский комсомолец», в 2010 году в Кунцевском райсуде Москвы проходил скандальный процесс по делу об истязании детей в семье Матвеевых. Отцу семейства, бизнесмену Дмитрию Матвееву пришлось около года провести в заключении, по обвинению в истязании приемного сына. По некоторым данным, инициатором его преследования стал дед мальчика — Фарит Газизуллин. Его сын Ринат — отец ребенка — ранее развелся с женой оставив ей двоих сыновей, с которыми могущественный дед продолжал общение. В итоге Матвеев был оправдан, однако, по некоторым данным, старший ребенок — Тимур — перешел на попечение деда.

И вот теперь всплывает офшорная история. Газизуллин давно уже не госслужащий, а потому во владении офшорами в его случае нет ничего противозаконного. Впрочем, на фоне панамского скандала с офшорными фирмами, зарегистрированными на ряд известных россиян, она может получить продолжение, тем более что в дело о попытке рейдерского захвата «Евродона» оказались вовлечены самые влиятельные персоны, не исключая, судя по всему, и президента России.