Как Балтинвестбанк помогал вип-акционерам

Льготные условия для любимых клиентов — собственников Балтинвестбанка, их компаний и родственников. За последние годы это миллиарды рублей. Между тем в их кредитных историях есть темные места.
04.12.2015
Акционеры Балтинвестбанка за последние годы выдали себе и своим фирмам миллиарды рублей. У ряда их компаний не все ладно с погашением кредитов, а о некоторых невозвращенных займах уже давно позабыли. «Фонтанка» изучила масштаб кредитования собственников банка, которому могли бы позавидовать даже бывшие акционеры «Таврического».

Большая часть акций Балтинвестбанка прямо или опосредованно принадлежат Юрию Рыднику, Александру Швидаку и Вадиму Егиазарову. Рыдник — самый главный банкир Петербурга эпохи губернаторства Владимира Яковлева. При нем в Балтонэксимбанке (будущий «Балтинвест») обслуживалось большинство учреждений и ведомств Смольного. Швидак — самарский бизнесмен, сын заслуженного технолога России Игоря Швидака, «красного директора» Самарского подшипникового завода. Егиазаров — финансист.

Размаху, с которым собственники банка пользовались его деньгами (а точнее — деньгами вкладчиков), могли бы позавидовать даже акционеры банка «Таврический», о котором «Фонтанка» уже писала. Часть бывших акционеров и руководителей банка сейчас находятся под следствием.

Кредиты своим

Помимо банка у его акционеров разветвленные бизнес-интересы. В них входят холдинг «Волгабурмаш групп», Самарский подшипниковый завод, петербургский строитель электроэнергетических объектов «Звезда-энергетика», самарское предприятие «Волгабурмаш», которое производит бурильные головки и прочее оборудование для нефтяной и горнодобывающей промышленности.

Больше всего кредитов в банке брала «Звезда-энергетика». Ежегодно — от двух-трех до пяти-десяти кредитов по 100 млн, иногда по 400 – 600 млн рублей. Причем во многих случаях эти кредиты постоянно продлевались. К примеру, в марте 2014 года завод взял 100 млн на 30 дней. В дальнейшем за несколько суток до истечения срока займа он продлевался на месяц: и так каждый раз в апреле, в мае и июне. А в июле он был продлен снова, однако уже на срок, не указанный в отчетности.

В январе 2015 года банк дал «Звезде-энергетика» кредит 401 млн рублей по ставке 16% годовых. Кредитные организации зарабатывают на разнице между ключевой ставкой Центробанка (по которой они занимают у него деньги) и ставками, по которым кредитуются клиенты. В момент выдачи кредита ключевая ставка ЦБ была 17%, а большинство займов банкам он выдавал и вовсе под 18%. Следовательно, кредит «Звезде-энергетике» под 16% был для банка убыточным. Вряд ли в то время кто-то из обычных клиентов-юрлиц мог бы похвастаться такими льготами. После декабрьского падения рубля кредиты в банках доходили до 25 – 30%.

«Звезда-энергетика» также исправно пользовалась банковскими гарантиями «Балтинвеста». Выдавались они в основном для обеспечения заказов «ФСК ЕЭС», которые выполняла компания. Суммы гарантий — по 6 – 8 млн, по 15 млн рублей. Некоторые из них продлены аж до января 2018 года.

Акционеры брали кредиты и для себя самих и своих родственников и знакомых. Причем в большинстве случаев эти займы выдавались еще несколько лет назад, а сейчас только продлеваются каждый раз на будущее. Причем совет директоров банка разрешал акционерам выплачивать проценты один раз в год, а штрафы за возможную просрочку были установлены самые маленькие — 0,1 – 0,3% ежесуточно от просроченной суммы.

Юрий Рыдник ежегодно занимал по 30 – 40 млн рублей, в том числе на покупку недвижимости и потребительские цели. Имеет овердрафт по карте (разрешенный уход в минус) размером $ 401 тыс. Выступал поручителем по кредитам Михаила Рыдника — президента Федерации фехтования Санкт-Петербурга, советника губернатора.

Вадим Егиазаров поручался по кредитам своего знакомого предпринимателя Сурена Оганова. Большие овердрафты по картам имеют как сам Егиазаров ($ 60 тыс.), так и близкие ему люди — Валерий Егиазаров ($ 50 тыс.) и Элина Егиазарова ($ 230 тыс.). В начале ноября, когда банк уже приостановил половину операций, акционер Егиазаров взял кредит 10 млн рублей. За две недели до этого в арбитражный суд поступил иск о признании банкротом его дорожной компании «Евроавтодор», которая задолжала эту же сумму.

Кредитовались в банке и наемные менеджеры — глава правления Игорь Кирилловых, финансовый директор банка Инга Моисеенко, член совета директоров Сергей Данканич вместе с женой Ольгой. Совместный кредит Сергея и Ольги на 10 млн был выдан в 2011 году и с тех пор регулярно продлевается. В 2014 году его снова продлили — до 2018 года. Получало займы и агентство Данканича — «Бета недвижимость». В 2014 году, например, банк разрешил компании погасить кредит в конце срока кредитования (не указан в отчетности), а в феврале 2015 года фирма была исключена из ЕГРЮЛ. Компания «Бета недвижимость», как и «Альфа недвижимость» Данканичей (исключена из ЕГРЮЛ в 2012 году), были поручителями по кредитам супругов.

Кредитуется в Балтинвестбанке и порт Усть-Луга, в совете директоров которого заседает Вадим Егиазаров.

Списание долгов

Каждый банк присваивает займу категорию качества, которая зависит от того, как исправно он гасится. Чем хуже категория, тем выше резерв, который банк должен направить в ЦБ. В самых безнадежных случаях, когда ясно, что заемщик вряд ли когда-нибудь отдаст деньги, в ЦБ резервируется 100% суммы кредита. Банк периодически списывал «плохие» кредиты на офшоры, принадлежащие акционерам.

В августе 2014 года банк уступил права требования по нескольким заемщикам, которые задолжали 354 млн рублей, фирме «Плата груп лимитед», принадлежащей Александру Швидаку. В этот же день банк купил на эту же сумму у офшора 0,9% акций H.S.R.G. Holding Limited — одного из крупнейших новосибирских продуктовых ретейлеров «Холидей» (аналог петербургской «Пятерочки»). Возможно, деньги никто никому не платил, а банк просто вернул резерв из ЦБ, получил акции и учел их в своем капитале.

Аналогичным образом были списаны долги других заемщиков. В августе прошлого года Балтинвестбанк отдал часть проблемных займов на сумму 455,6 млн фирме «Сеолфор менеджмент лимитед», принадлежащей Вадиму Егиазарову. Тут же банк купил на эту же сумму у этого же офшора акции CMCR Management Ltd — телекоммуникационного холдинга «Акадо».

Неудивительно, что среди заемщиков, долги которых были списаны, оказались знакомые лица. Например, фирма «Дизайн. Реклама. Строительство» на протяжении всего периода своего существования (2006 – 2013 годы) принадлежала Михаилу Рыднику. Ее долг размером 9,3 млн был продан фирме «Плата груп» Швидака. Судя по данным арбитражного суда, работа по взысканию этих денег идет не слишком интенсивно (в картотеке ни одного иска). И сам банк, впрочем, не старался их вернуть. В 2013 году фирма вместо того, чтобы обанкротиться, была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

А вот списанные долги другого заемщика — «Дорожник-92» — банк не оставил без внимания. Сейчас на ее территории на правах аренды работает фирма «Евроавтодор», принадлежащая Егиазарову. В ней до недавнего времени работали бывшие руководители «Дорожника-92». «Евроавтодору» банк также переуступил часть своих требований на 700 млн. Компания также регулярно кредитуется в Балтинвестбанке, вот только этот факт не раскрывается в его отчетности. Формально фирма принадлежит офшору, а Егиазаров является лишь его бенефициаром.

Вексельные схемы

Вексель — ценная бумага, в которой написано, что банк обязуется выплатить определенную сумму денег в определенный момент, если держатель векселя обратится за этой выплатой. В связи со сложностью отслеживания хождения векселей по рукам третьих лиц в 2000-х годах этот вид ценных бумаг активно использовался банками и их клиентами для обналичивания преступно нажитых доходов.

В 2005-м Банк России поборол эти схемы, однако практика использования векселей всплыла в 2014 году по новым причинам. ЦБ объявил войну вексельным схемам, которые теперь стали использоваться в качестве обеспечения по кредитам. «За 100 млн рублей перекупается вексель стоимостью в 1 млрд, выданный на 15 – 20 лет на абсолютно нерыночных условиях», — приводил пример зампред ЦБ Василий Поздышев в общении со СМИ.

Вексельные схемы Балтинвестбанка скрыты от глаз общественности, и в отчетность попадают лишь обрывочные сделки, когда вексель передается кому-либо из связанных с банком сторон. Происхождение векселя, его дальнейшее движение и момент получения по нему денег в отчетах не отражаются.

Тем не менее даже частички этих схем, отраженные в отчетности, вызывают много вопросов. Некоторые из них с виду выглядят бессмысленными. Например, 28 ноября 2014 года банк купил у фирмы «Сеолфор» Егиазарова вексель стоимостью 146,8 млн. Через несколько дней, 3 декабря, банк продал этот же вексель «Сеолфору» за эти же деньги.

Другой любопытный пример. Кредиты завода «Волгабурмаш», выданные ему в 2011 – 2013 годах, в прошлом году неожиданно потребовали дополнительного обеспечения. Так часто случается из-за ухудшения финансового положения заемщика или изменения качества залога по этим кредитам (например, недвижимость упала в цене и т. п.).

Летом 2014 года Егиазаров внес в состав залога по этим кредитам принадлежащий ему вексель, выпущенный Балтинвестбанком, на сумму 412,9 млн рублей. Через месяц акционер передал вексель в собственность банка, получив взамен 112,9 млн и новый вексель на 300 млн. В этот же день из состава залога был выведен старый вексель на 412,9 млн и вместо него был внесен новый вексель на 300 млн. Другими словами, за один месяц требования к дополнительному обеспечению кредитов снизились на почти 113 млн. Разумного экономического объяснения этому обстоятельству нет.

«Волгабурмаш», кстати говоря, находится под внешним управлением. Если назначенный судом управляющий придет к выводу, что денег и имущества завода не хватит для погашения долгов, он будет обанкрочен. При этом кредиты, выданные ему банком, уже вряд ли будут возвращены.

Банк также регулярно обменивался векселями с Самарским подшипниковым заводом и со «Звездой-энергетикой». Причем векселя эти были выпущены как самим банком, так и его промышленными предприятиями, а в ряде случаев — вообще сторонними фирмами (например, терминалом «Фактор» в Ленобласти, через который экспортируют лес Северо-Запада в скандинавские страны). Но понять природу этих отношений невозможно без полной картины, которую в банке раскрывать не захотели.

Комментарий Балтинвестбанка

«Балтинвестбанк воздерживается от ответа и каких-либо комментариев на эти вопросы», — сообщили «Фонтанке». Банк в то же время обратил внимание, что прилагательные «безнадежный» и «проблемный» (применительно к списанным долгам заемщиков) являются исключительно оценочными суждениями корреспондента. «Оставляя вопросы без комментариев, Балтинвестбанк подчеркивает, что он своим молчанием в равной степени и не признает эти суждения, и не опровергает их», — отметили в банке.

«Фонтанка» хотела бы заметить, что как минимум одно из указанных слов — «проблемный» — является не только оценочным суждением корреспондента, но и официальным термином самого банка. В годовом отчете за 2014 год, где раскрыты процедуры списания долгов, так и написано: «Заключить договор цессии с [офшором] в отношении проблемных заемщиков на следующих условиях».

Что касается безнадежности списанных долгов, в них также не может быть никаких сомнений. Большинства компаний, кредиты которых были переданы офшорам акционеров банка, либо уже не существует, либо они признаны банкротом или находятся в предбанкротном состоянии. В банке об этом прекрасно знают.

Заключение

Что конкретно правоохранители проверяли в Балтинвестбанке в начале ноября (www.fontanka.ru/2015/11/05/056/), не известно. Сообщалось лишь, что они проверяли ряд клиентов. Акционеры и их компании также входят в число клиентов, поэтому нельзя исключать, что интерес органов мог затронуть и их в том числе.

Еще в 2010 году начальник банковского надзора ЦБ Алексей Симановский (ныне первый зампред Банка России), как писали в СМИ, назвал банки, кредитующие собственников, «паршивыми овцами».  «Для банков второго, третьего, четвертого эшелона, не для всех, а для некоторых, достаточно характерно то, что концентрация рисков весьма высока. Это значит, что довольно большая доля их привлеченных средств, собственного капитала вложена в кредиты какой-то группе компаний, порой компании, которой владеет собственник банка... Не должно быть овец, которые источают риск порчи стада», — говорил он.

Отрицательное отношение финансовых властей к кредитованию акционеров в то время демонстрировал и первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев (сейчас глава Минэкономразвития). «Мы исходим из того, что мы не должны бояться искоренять те банки, которые следуют негодной практике [кредитования собственников]», — говорил он.

На днях в Балтинвестбанке закончилась проверка АСВ, в ближайшее время Центробанк должен вынести решение о санации. Среди претендентов — Альфа-банк, МФК и банк «Санкт-Петербург».