Исповедь юной коммунистки: «Хафиз Гаязович руку мне заломил, об шкаф ударил...»

Кто станет козлом отпущения: из-за чего же все-таки подрались Миргалимов и Прокофьев в 713-м кабинете Госсовета РТ?
09.11.2016
Подробности о потасовке в парламенте Татарстана стали известны «БИЗНЕС Online» от непосредственной участницы: как сыпались стекла разбитого шкафа, как помощник депутата прыгнул на спину парламентарию, как 21-летней девушке едва не свернули шею... Между тем накануне лидер татарстанских коммунистов Хафиз Миргалимов поставил вопрос о снятии своего спарринг-партнера Артема Прокофьева со всех постов.

 «МНЕ НЕ ХОТЕЛОСЬ ВЫНОСИТЬ СОР ИЗ ИЗБЫ, НО...»


Сенсационное решение приняло вчера бюро рескома татарстанского регионального отделения (ТРО) КПРФ, собравшееся после нашумевшего инцидента — драки в парламенте Татарстана двух членов федерального ЦК, первого и второго секретарей татарстанского рескома Хафиза Миргалимова и Артема Прокофьева. Как сообщает источник «БИЗНЕС Online», на субботу, 12 ноября, назначен пленум, на который вынесен вопрос о снятии Прокофьева со всех партийных постов, а возможно, и исключении из партии. Также на заседании прозвучало предложение лишить его статуса депутата Госсовета РТ.

О том, что потасовка имела место, газета «БИЗНЕС Online» первой рассказала в субботу. Но лишь сейчас обо всех деталях случившегося в стенах Госсовета РТ согласилась рассказать непосредственная участница событий — депутатская помощница Прокофьева, специалистка отдела организационно-партийной и кадровой работы Динара Халимдарова, которой теперь тоже грозит исключение из партии сторонников учения Маркса и Ленина.

Хрупкая 21-летняя девушка, которая, судя по страничке в «Инстаграме», только в этом году окончила КФУ с красным дипломом политолога, после мастер-класса realpolitik в исполнении Миргалимова пребывает на лечении в родном Ульяновске. Раньше, по ее словам, она отказывалась что-либо комментировать, надеясь на объективное разбирательство. Но теперь, во-первых, увидела, что в СМИ пишут о происшедшем «неточно», а во-вторых, ее возмутило решение вчерашнего рескома: «Узнала, что вместо того, чтобы провести расследование, на бюро просто взяли и решили меня со всех постов снять, из партии исключить, уволить... Если мне до этого журналисты звонили, я говорила, что не буду комментировать ситуацию, так как все-таки мне не хотелось выносить сор из избы до того, как разберутся, а теперь решила: почему я должна отказываться комментировать эту ситуацию?»

Вот что Динара рассказала корреспонденту «БИЗНЕС Online» по телефону: «В среду, 2 ноября, около одиннадцати дня, я пришла в 713-й кабинет — это кабинет нашей фракции КПРФ. Там сидят помощники депутатов, там иногда проводят совещания. Когда я зашла в кабинет, там сидели Хафиз Гаязович и еще двое. Миргалимов попросил их выйти, мне предложил присесть и спросил, где аналитическая справка по выборам, которую он просил меня подготовить. Я была секретарем выборного штаба, поэтому он мне и дал это поручение. Я сказала: сейчас распечатаю. Тем более у нас только что прошел пленум рескома, на котором Артем Вячеславович (Прокофьев — прим. ред.) озвучивал информацию из этой справки как руководитель выборного штаба. На что Хафиз Гаязович мне сказал, будто я все это время готовила не справку по выборам, а справку якобы о нем, и он об этом узнал. И начал требовать с меня вот эту справку. Я сначала вообще даже не поняла, о чем идет речь. Только вижу, что у него уже до истерики начало доходить, он начал мне грозить увольнением, исключением из партии».

После того как атмосфера накалилась до предела, на сцене появляется третий участник. «Пока Хафиз Гаязович со мной на эту тему разговаривал — скажем так, „разговаривал“ в кавычках — по внутреннему телефону несколько раз звонил Артем Вячеславович. Хафиз Гаязович трубку поднимал и бросал. Тогда Артем Вячеславович поднялся в 713-й кабинет, присел, послушал — мне тут как раз про увольнение говорили. Тут Хафиз Гаязович обратился к нему: Артем Вячеславович, прикажите ей, чтобы она мне документы отдала. Артем Вячеславович удивился: я не понимаю, о каких документах речь, почему я должен ей приказывать что-то вам отдать? Мало ли, какие у нее там документы, может быть, персональные данные... И сказал: я не буду присутствовать при всем этом. Наверное, потому что увидел, какое настроение у Хафиза Гаязовича. Решил уйти из кабинета и предложил мне тоже пойти с ним».

Но заподозривший своих однопартийцев в заговоре Миргалимов не собирался отпускать их просто так: «Артем Вячеславович уже выходил, и я начала собирать со стола документы. Хафиз Гаязович ко мне кинулся, пытался из рук у меня документы вытащить, руку мне заломил. И получилось так, что от того, что я ему не отдавала документы, а у нас там рядом шкаф стоит, куда мы одежду вешаем, он меня об этот шкаф ударил. Я не устояла, тем более была на каблуках, упала. Артем Вячеславович подлетает — документы поднял, меня поднял. Хафиз Гаязович увидел, что документы у него, и на него кинулся, его об шкаф стеклянный у противоположной стены ударил. Там стекло посыпалось. Пока Артем Вячеславович от этого стекла отряхивался, Хафиз Гаязович позвал своего помощника. А я сама побежала, чтобы кого-нибудь из коридора позвать, и в дверях с ним столкнулась...»

Динара продолжает: «Тем временем Прокофьев уже выбежал с документами в коридор, и помощник прыгнул ему на спину. Естественно, Артем Вячеславович повалился, упал. На нем помощник висит, за шею его держит. Хафиз Гаязович подлетает документы эти отнимать... Вырвал и вниз по лестнице убежал...»

«ЕЩЕ КОГДА МНЕ ХАФИЗ ГАЯЗОВИЧ РУКУ ЗАЛОМИЛ, Я ПОЧУВСТВОВАЛА РЕЗКУЮ БОЛЬ...»

Динара, как выяснилось позднее, в этой потасовке получила травмы. Озвученную в СМИ версию о том, что перелом запястья она получила, пытаясь вытащить ключ из обратной стороны двери, девушка не подтверждает. «Еще когда мне Хафиз Гаязович руку заломил, я почувствовала резкую боль. Но я в таком состоянии шока была, что не сразу даже поняла... Только когда все закончилось — чувствую боль в руке, мне плохо стало, даже сознание потеряла на минутку где-то. Меня сразу в травмпункт увезли... Там поставили диагноз: „закрытый перелом кости правого запястья, закрытый перелом шейного позвонка, сотрясение мозга“, но это под вопросом, потому что там томографию не делают. Отправили в больницу. Там сотрясение подтвердили, перелом руки подтвердили, но шейный позвонок, слава богу, целый, только ушиб сильный. Меня госпитализировали...»

«Я уже почти неделю в больнице, — говорит Динара. — Первые дня три мне было очень плохо, я вообще даже не вставала с кровати. Сейчас получше себя чувствую, но только благодаря обезболивающим уколам».

Сочувствия однопартийцев девушка не ощутила. Напротив, Динара рассказала, что ей в больницу постоянно звонили из рескома и говорили, что ставят прогулы. «Еще я получила сообщение, что 8 ноября состоится бюро рескома и явка обязательна. То есть они меня приглашают для того, чтобы я дала объяснение по поводу этого инцидента. Знают, что я в больнице нахожусь, и пишут мне, что явка обязательна. Вообще какое-то издевательство...»

Также Динара сообщила, что ей, пока она лежит в больнице, позвонили из ЦК КПРФ: «Сказали, что Хафиз Гаязович извинится передо мной... Он позвонил мне во время тихого часа. Я думала, что он извинится... Ответила на звонок, он вроде разговаривает спокойно, нормально... Предложил мне, чтобы я забыла о том, что произошло. Мол, надо написать объяснительную, как он мне скажет, только мы об этом говорить никому не будем. Он занимает высокое место в партии — и, мол, я буду расти, если так сделаю. А все остальные — мне никто не поможет: то, что с вами произошло, до этого никому нет дела, никто на вашу сторону не встанет. Я вообще была в шоке. Говорю: до свидания, Хафиз Гаязович».

Впрочем, в потасовке пострадал и Миргалимов, которого, по сведениям «Вечерней Казани», в итоге пришлось отвести в парламентский медпункт. Там ему вызвали скорую, которая увезла его в больницу №7. Сотрудники больницы сообщили об инциденте в полицию, а у лидера татарстанских коммунистов диагностированы ушибы и растяжение связок руки.

Случившееся не помешало Миргалимову и Прокофьеву поучаствовать в сессии Госсовета РТ, где последний неожиданно проголосовал против проекта бюджета. А в воскресенье они вышли на митинг по случаю 99-й годовщины революции.

Газета «БИЗНЕС Online» предоставила бы слово другим участникам событий, но и Миргалимов, и Прокофьев от комментариев отказались.

КТО ОТВЕТИТ ЗА ПРОВАЛ?

Между тем сам факт столь ожесточенной драки доказывает, что было за что биться. По всей видимости, нелицеприятное для Миргалимова «письмо съезду» от Прокофьева действительно существует, а в самом ТРО КПРФ намечается очередной раскол.

Сама дата пленума, который должен «отлучить» Прокофьева, выбрана не случайно — в понедельник, 14 ноября, в Казани ждут высокую комиссию из ЦК, которая будет разбираться не только с вопросом, кто кого приложил, но и с рекордно низкими — 4,07% — результатами на выборах в Госдуму.

За этот результат Миргалимов, по его словам, подвергся «жесткой критике» на XII пленуме ЦК КПРФ 22 октября.

«Это справедливо, — заявил он. — Почему? Потому что [на выборах в Думу России] КПРФ получила в Башкортостане 18 процентов, Марий Эл — 28, Самара — 17, Чувашия — 14 и так далее».

Напомним, что после таких итогов КПРФ в Татарстане довольно эффектно «махала кулаками»: выдержав паузу в несколько дней, Миргалимов и Прокофьев провели пресс-конференцию, где объявили о непризнании результатов и бойкоте ближайшей сессии Госсовета РТ.

Впрочем, в Москве Миргалимову указали на то, что биться надо было на участках, ведь представители компартии, ее татарстанского отделения, занимают руководящие должности в полутысяче местных избиркомов в Татарстане. Однако результаты там порой даже ниже средних. «Не потому ли, что выдвиженцы компартии слишком лояльны к власти?» — спросили в Москве.

Миргалимову было что ответить: «Я сказал на пленуме в своем выступлении: нас не надо было объединять с Ульяновской областью», — заявил лидер татарстанских коммунистов.

Резон в его словах, безусловно, есть. Ведь именно после этого сильно раздосадовавшего казанский Кремль решения единороссы открыто объявили, что не дадут оппозиции ни одного кресла. До этого рубежа Геннадию Зюганову и его команде вполне удавалось ладить с татарстанскими властями. Не случайно коммунисты из КПРФ имеют здесь и три места в Госсовете, и три места в Казгордуме, и более 300 муниципальных кресел (на довыборах 18 сентября 2016 года получили еще 10 мест). Да и на прошлых (2011 года) выборах в Госдуму коммунисты получили два мандата (которые в этом году потеряли). Кому, как ни Миргалимову, знать: начни он качать права на участках — быстро окажется на уровне «Яблока» или даже «Парнаса»: ни депутатских мандатов, ни парламентской трибуны...

Был бы партсписок полностью татарстанский, а не совместный с Ульяновской областью, глядишь, КПРФ и на этот раз завоевала бы в республике свои 10 копеек и пару думских мандатов. Кстати, по нашим сведениям, при таком раскладе десантироваться на Охотный ряд должен был как раз Прокофьев — кандидатура молодого, энергичного коммуниста вполне устраивала руководство республики. Но объединение с родиной Ленина, которым, по версии дедушки Зю, республика должна была только гордиться, свело все эти расклады на нет. Кстати, против этого решения по понятным причинам очень активно выступал Прокофьев, в то время как Миргалимов принял его стоически.

Тем не менее за провал кто-то должен ответить. Миргалимов на недавней пресс-конференции заявил, что виноват не только он, а в ответ на животрепещущий вопрос, могут ли его снять с поста первого секретаря, с горечью заметил: «Первого секретаря рекомендует кадровая комиссия президиума ЦК. Это ее прерогатива... Но сделать козлом отпущения только первого секретаря во всех вопросах — это тоже несправедливо и недопустимо... Свалить в одну кучу, сделать меня козлом отпущения никогда не получится... Не надо на меня все это валить. Один Миргалимов еще не ТРО КПРФ...»

Чтобы укрепить свои позиции, он поставил перед местными однопартийцами вопрос о доверии к себе как первому секретарю: «20 членов пленума — пятеро к тому времени уже ушли, потому что пленум затянулся, а им надо было ехать, — при отсутствии одного секретаря рескома единогласно поддержали мою кандидатуру», — заявил Миргалимов. Надо ли говорить, что тот самый «отсутствующий» секретарь рескома — это Прокофьев, который во время голосования просто вышел из зала...

ТРЕТИЙ РАСКОЛ КОМПАРТИИ

Если в татарстанском отделении КПРФ произойдет наметившийся раскол рядов, то он будет уже третьим по счету. Так, в середине нулевых из компартии Миргалимов и его сторонники вытеснили сильную команду «трех С» — депутата Госдумы в 1995 - 2003 годах и Госсовета РТ в 2004 - 2009 годах Александра Салия (скончался в 2013 году), депутата Госдумы в 1995 - 1999 годах и Госсовета в 2004 - 2009 годах Насимы Столяровой и депутата Госсовета в 2004 - 2009 годах Роберта Садыкова.

Позднее несколько лет продолжалось противостояние уже Миргалимову и Ко еще одной сильной группы коммунистов. Во главе ее были лидер челнинской парторганизации, тогда депутат горсовета Челнов Татьяна Гурьева, лидер нижнекамских партийцев, тогда депутат горсовета Нижнекамска Николай Максимов и лидер казанской парторганизации Альфред Валиев.

Они обвиняли своего первого секретаря в том, что он слишком дружит с властью, что не желает отстаивать полученные на выборах коммунистические голоса, что предлагает в депутаты парламента РТ не истинных коммунистов, а «денежные мешки»... Гурьева тогда заявляла: «В данном случае коммунистическая часть татарстанского регионального отделения отделилась от буржуазной». Внутрипартийная оппозиция требовала, чтобы ЦК партии привлек Миргалимова к ответственности, вменяя ему в вину раскол в отделении.

Это противостояние в марте 2013 года закончилось подавлением «красного путча», в результате чего многие члены КПРФ Татарстана, в том числе Гурьева, оказались в партии «Коммунисты России», весьма успешно, кстати, подорвавшей на последних выборах позиции КПРФ в Челнах.

Ждет ли Прокофьева судьба Гурьевой и Ко? Ответ неочевиден: и Миргалимов, и его оппонент — депутаты ГС РТ, входят в ЦК КПРФ (а на всю Россию лишь 180 членов ЦК), имеют связи в Москве...

С одной стороны, можно вспомнить «второй раскол» в рядах татарстанской организации КПРФ, когда именно Зюганов поддержал Миргалимова, даже вопреки мнению Центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК) КПРФ, которая — с подачи и по настоянию внутрипартийной татарстанской оппозиции в ТРО — приняла скандальное решение о возбуждении персонального дела на Миргалимова.

С другой стороны, тогда отделение давало результат на выборах. Теперь же прежняя политика не работает. Зюганов после выборов в Думу откровенно вступил в конфронтацию с властями РТ, заявив: «Видимо, Татарстан вернулся к своей старой практике, когда все ссыпали в ведро по имени „Единая Россия“. На мой взгляд, это и недальновидно, и опасно».

На этом чувстве обиды вполне может сыграть Прокофьев. Зюганову в республике будут нужны люди, которые будут готовы отходить от политики соглашательства, жестче отстаивая интересы партии. Не с этим ли связано недавнее протестное голосование молодого коммуниста по вопросу о бюджете? Впрочем, характер Прокофьев показывал и раньше, к примеру, когда вступил в открытые публичные пререкания с самим Миннихановым по вопросу платных парковок.

Впрочем, возможен третий вариант — что двух секретарей рескома, двух членов ЦК КПРФ Москва помирит. Конечно, это будет плохой мир, но... Возможно, в этом случае Прокофьева вообще заберут в Москву — в центральном аппарате партии тоже нужна амбициозная молодежь. Так что нынешнее противостояние в татарстанской организации КПРФ может стать для Артема Вячеславовича как венцом, так и хорошим трамплином в партийной карьере.

«КРАЙНИМ ХОТЯТ СДЕЛАТЬ МИРГАЛИМОВА, А ОН НЕ СДАЕТСЯ»

Свое мнение о возможном третьем расколе в ТРО КПРФ высказали «БИЗНЕС Online» эксперты.

Владимир Беляев — доктор политических наук, профессор, завкафедрой социологии, политологии и менеджмента КНИТУ-КАИ:

— Кто победит в КПРФ в Татарстане, я не знаю, потому что Миргалимов побеждал, несмотря на то что его позиции были совершенно непринципиальные, некоммунистические, пробюрократические и проолигархические. Он всегда голосовал за все решения, предлагаемые совершенно другой партией — «Единой Россией», защищающей интересы олигархии и чиновничества. И он всегда голосовал за людей от этой партии, в том числе за спикера парламента РТ. Он выдвигал их в своем списке кандидатов в депутаты — людей со странной репутацией, миллионеров и мультимиллионеров. Так что коммунистического в нем ничего не было. Более того, против настоящих, идейных, принципиальных коммунистов Миргалимов всегда боролся. Сначала он выгнал из партии Салия, Садыкова, Столярову, хотя авторитет у них был большой — они эту партию создали, двое были депутатами Госдумы РФ, трое были депутатами Госсовета Татарстана. Тем не менее он их выгнал из организации. Затем выгнал 17 организаций, сократил партию и ее популярность во много раз. Затем вторая волна была, когда те, кто ему поверил, разуверились в нем — опять он их всех повыгонял... Сейчас новая волна пошла...

Комиссия партийного контроля, которая существует при ЦК КПРФ в Москве, несколько раз письменно просила убрать Миргалимова с поста руководителя КПРФ в Татарстане и направляла эти документы Зюганову. Но последний каждый раз отметал это решение. Так что вполне может быть, что он в надежде на то, что будет сговор с местной властью и компартию будут пропускать в Госсовет Татарстана, будет на стороне Миргалимова. Тогда Прокофьев тоже вылетит, как и предыдущие члены партии. Прокофьев — это не чиновник, это кандидат политических наук, который во всем этом разбирается. Он принципиальный, идейный коммунист. Поэтому, когда боролся с «Коммунистами России», он все еще верил, что можно добиться чего-то с Миргалимовым. А теперь он понял, что с Миргалимовым нельзя иметь общего дела...

Идеи не приживаются в этой партии. А стало быть — это просто вывеска. Поэтому надо уходить Миргалимову, и Зюганову давно пора уже уходить. Это единственный способ как-то возродить КПРФ.

Альфред Валиев — первый секретарь рескома ТРО партии «Коммунисты России»:

— От перестановки мест слагаемых сумма не меняется. Поэтому для нас нет разницы, кто в этом конфликте победит: Прокофьев или Миргалимов. От этого не изменится ровно ничего. Так же считают другие наши секретари — Потанкин и Гурьева. Раскол будет продолжаться и в дальнейшем, потому что он проходит на сегодняшний день уже в который раз, мы со счета сбились. Нас в 2012 году исключали из КПРФ, потом Игоря Веселова (координатор коалиции «За честные выборы» — прим. ред.) исключали...

Это происходит потому, что сейчас эти люди в КПРФ борются не за идею — борются за нахождение ближе к деньгам, ближе к финансовым ресурсам, что дает им парламентская партия. А она дает очень большие деньги. И кто этими деньгами будет заведовать, кто этими деньгами будет распоряжаться — в этом суть раскола.

Мы и так видим, что наша партия «Коммунисты России» в республике на третье место встала. Потому что у нас все-таки идейные коммунисты, результаты говорят сами за себя. Нам осталось чуть-чуть, чтобы КПРФ обогнать.

Пока региональным отделением командует не коммунист, эти расколы будут продолжаться. Даже выдвижение депутатов о многом говорит. У них в Госсовет РТ Александр Комисаров третьим по списку прошел. Какое отношение он имеет к партии? Никакого. В Казгордуму — Азат Ислаев, который пришел от «Справедливой России» и всего полгода в партии был. Третьим был Фадбир Сафин, тоже к партии никакого отношения не имел. А те люди, которые на земле работали, пахали на выборах, никогда первыми в списки не попадали. Как и в верхушке КПРФ, в Госдуму попадают люди, которые оплачивают это, — олигархи всевозможные и «денежные мешки».

Марсель Габдрахманов — координатор татарстанского регионального отделения ЛДПР:

— Я слышал о том, что у коммунистов какая-то ссора была, что они поругались или даже слегка подрались в Госсовете на той неделе. Хотя я их там видел — и одного, и другого. Поздоровался — вроде ничего. Что тут скажешь... У них уже давно такая возня идет. Началось это, наверное, еще два-три года назад, когда от них откололись такие активисты, которые по земле натурально ходят. Создали партию «Коммунисты России» с Татьяной Гурьевой, с Альфредом Валиевым. Поэтому здесь остался коллектив не очень большой. «Живых членов у КПРФ сегодня не так много. В чем может быть причина конфликта? Миргалимова все критикуют-критикуют, а Прокофьев все в тени, молодой, грамотный. Но всю вину надо же на кого-то крайнего свалить? Наверное, крайним хотят сделать Миргалимова, чтобы он ушел. А он не сдается, борется за свою должность, поэтому, наверное, у них там такие конфликты. Думаю, что Миргалимов все-таки устоит.