/
24.11.2016

Ирландский отмыватель Ходорковский

Ходорковский попросил ирландский суд вернуть ему замороженные €100 млн.
Михаил Ходорковский живет в Англии, а в соседней Ирландии по-прежнему находятся под арестом принадлежащие ему €100 млн. Надо полагать, когда олигарх вкладывал капиталы в местные фонды, ему и в голову не могло прийти, что Ирландия окажется единственной страной Западной Европы, которая будет признавать решения российских судов по делам акционеров компании ЮКОС. В Дублине считают господина Ходорковского финансовым преступником и проводят против него антикоррупционные расследования.

Как сообщает РБК, бывший владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский обратился в окружной суд Дублина с ходатайством о разморозке €100 млн, которые были заблокированы в 2011 году по запросу ирландской финансовой полиции. Эти средства были заморожены в связи с приговором Хамовнического суда от 2010 года, когда суд назначил Ходорковскому и Платону Лебедеву дополнительные тюремные сроки за хищение нефти и отмывание выручки с ее продажи, следует из пресс-релиза на сайте Михаила Ходорковского и материалов The Irish Times, которая следит за этим процессом. Слушания в суде Дублина начались 21 ноября и продлятся несколько дней.

Более €100 млн, о которых идет речь, хранились в двух фондах, расположенных в Ирландии, говорится на сайте Ходорковского. Эти фонды принадлежали трасту на острове Гернси, бенефициаром которого является Ходорковский, пишет The Irish Times со ссылкой на заявление его адвоката Реми Фарелла в суде. Деньги были заморожены судом по запросу ирландского бюро по расследованию экономических преступлений, по закону о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма. По ирландскому законодательству финансовая полиция может через суд замораживать средства в рамках антиотмывочных расследований на 28 дней, повторяя эту процедуру неограниченное количество раз, что полиция и делает уже на протяжении пяти с половиной лет.

«Я не могу сказать, что не смогу прожить без этих денег, но я выполняю значительную общественную и гражданскую работу, трачу на это немало денег и, конечно, смог бы найти применение этим деньгам», — объяснил Ходорковский корреспонденту The Irish Times свое стремление вернуть €100 млн.

По словам Фарелла, эти средства происходят от дивидендов ЮКОСа и сделок по обратному выкупу акций компанией у акционеров, которые датируются 2002 и 2003 годами. Ирландские финансовые спецслужбы подозревают, что эти деньги могут быть связаны с преступными схемами, о которых говорилось в приговоре российского суда. Расследование в Ирландии продолжается, и Ходорковский — потенциальный подозреваемый, но решение об этом должен принимать главный прокурор Ирландии, пишет The Irish Times со ссылкой на Майкла Макдауэлла, представляющего на суде ирландскую полицию.

Финансовая полиция Ирландии — «единственное правительственное учреждение в свободном мире, которое, по-видимому, считает правомерными решения российских судов по «делу ЮКОСа», заявил в суде защитник Ходорковского. Но, по словам Макдауэлла, Россия и Ирландия связаны рядом международных соглашений — ирландские власти не могут считать российский приговор ничего не значащим. Закон о противодействии отмыванию денег возлагает на Ходорковского бремя доказывания того, что замороженные деньги не были связаны с преступными схемами, утверждает Макдауэлл.

В 2016 году Ходорковский, который сейчас живет в Лондоне и занимается общественно-политическим движением «Открытая Россия», вернулся в список 200 богатейших бизнесменов России по версии журнала Forbes. Издание оценило его состояние в $500 млн. В 2005 году, уже находясь в заключении, Ходорковский безвозмездно передал своему давнему бизнес-партнеру Леониду Невзлину доли в трастах на Гернси, тем самым перестав претендовать на какие-либо активы, оставшиеся после ЮКОСа. Траст, средства которого заморожены в Ирландии, никогда не был бенефициаром акций ЮКОСа, уточнил РБК представитель Ходорковского.