Ильдар Халиков: «Если бы не ситуация с Татфондбанком, ушел бы еще до Нового года»

Глава правительства Татарстана объяснил «БИЗНЕС Online», почему добровольно покинул пост.
03.04.2017
Буквально несколько минут назад на официальном портале Республики Татарстан появилась новость о том, что президент РТ Рустам Минниханов удовлетворил обращение Ильдара Халикова об увольнении по собственному желанию с поста премьера. По информации источников «БИЗНЕС Online», продолжение своей карьеры экс-глава правительства видит исключительно в Татарстане, но не на госслужбе. Хотя среди предложений о трудоустройстве было и губернаторство.

«НЕ БУДУ ВРАТЬ: РЕШЕНИЕ БЫЛО ПРИНЯТО ДАВНО»

Известие о том, что Ильдар Халиков покидает пост председателя кабинета министров РТ, легко подпадает под определение ожидаемой сенсации. Ожидаемой, поскольку слухи об отставке татарстанского премьера на фоне кризиса, вызванного крахом Татфондбанка (ТФБ), ходили по республике несколько недель. Сенсацией же, потому что до последнего в утечки мало кто верил. Тем не менее решение принято, а исполняющим обязанности главы правительства назначен первый вице-премьер Алексей Песошин.

«БИЗНЕС Online» удалось дозвониться до премьер-министра с просьбой уточнить причины отставки, а главное — узнать, связана ли она с ситуацией вокруг ТФБ. «Конечно, я чувствую в том числе и свою ответственность за эту ситуацию, — ответил Халиков. — И наверное, многие так и подумают, что моя отставка вызвана последними событиями. Но не буду врать: решение было принято давно. Случившееся только задержало мой уход, так как мы пытались сделать все возможное для предотвращения краха Татфондбанка. Эта отставка — целиком и полностью мое собственное желание. Если бы не эта ситуация, ушел бы еще до Нового года. Не зря говорят: каждые 5 - 7 лет надо менять сферу деятельности. А я работаю премьером 7 лет. В любом случае остаюсь в Татарстане. Надеюсь, накопленный опыт окажется полезным республике». От более развернутых комментариев теперь уже экс-глава правительства отказался.

По информации источников «БИЗНЕС Online», незадолго до отставки премьер-министр РТ рассмотрел сразу несколько очень серьезных предложений о трудоустройстве. Причем среди них даже было два варианта губернаторства, не говоря уже о работе на руководящих должностях в структуре одной из госкорпораций. Шеф республиканского кабмина отклонил предложения по двум причинам. Во-первых, Халиков больше себя видит в бизнесе, чем во власти, после стольких лет на госслужбе.

Во-вторых, он при всех случаях хочет по-прежнему работать и жить в Татарстане. Последнее, как известно, вообще характерно для местной элиты. Редкие «трансферы» в другие регионы обычно заканчивались не слишком успешно, взять хотя бы дальневосточный опыт Николая Колесова и Камиля Исхакова. В этом смысле опыт вице-мэра Москвы Марата Хуснуллина пока что скорее исключение, чем правило.

Сразу после отставки Халиков возглавил АО «Управляющая компания «Татэнерго» — дочернюю структуру госхолдинга «Связьинвестнефтехим». Это то самое «Татэнерго», от которого в результате реформы энергетики отпочковались Генерирующая компания и Сетевая компания. До последнего момента юрлицо, возглавляемое Раузилом Хазиевым, влачило чисто формальное существование. Теперь во главе с Халиковым роль УК в составе возрождаемой в Татарстане энергетической вертикали, возможно, станет главенствующей. Напомним, сама сфера для теперь уже экс-премьера не чужая — буквально на прошлой неделе он провел заседание возглавляемого им совета директоров АО «Татэнерго». Впрочем, данный пост, по нашей информации, может стать промежуточным перед более серьезным назначением. Причем если наши предположения верны, то значимость нового поста не уступает премьерскому.

В ЗАЛОЖНИКАХ У МУСИНА?

Хочет того Халиков или нет, его отставку неизбежно будут рассматривать сквозь призму банковского кризиса. На это работает даже магия цифр: он уходит день в день через месяц после отзыва лицензии у Татфондбанка. Однако вопрос о том, насколько Ильдар Шафкатович виноват лично, не так прост, как кажется. Возглавить совет директоров ТФБ в августе 2014 года ему поручили чисто по должности, с поручением курировать санацию «БТА-Казани». До этого он с империей Роберта Мусина, попросившего казанский Кремль о такой услуге, никаких существенных связей не имел — не был, не участвовал, не привлекался. На практике статус председателя совета директоров, учитывая загруженность главы правительства, фактически означал погружение в дела банка на час-два в месяц — во время заседаний. Но и там вряд ли Халиков принимал принципиальные решения: Мусин был достаточно влиятелен, чтобы все действительно важные вопросы обсуждать с руководством ЦБ и республики напрямую.

Когда довольно скоро стало ясно, что «пациент» скорее мертв, чем жив, был выбор — отключить его от аппарата искусственного дыхания или попытаться спасти. В итоге попытка была предпринята. Халиков все, что мог, сделал: в ход пошли средства татарстанских госкомпаний, которые помогли хотя бы временно удержать банк на плаву. Премьер-министр участвовал и в разработке проектов санации, ездил в Москву встречаться с «путинским комиссаром», первым зампредседателя ЦБ Дмитрием Тулиным... Как оказалось, все это были попытки с негодными средствами...

В прямую вину премьеру здесь можно поставить одно: осознавая всю тяжесть ситуации, он не пресек попытки спекулировать статусом банка с госучастием и своим собственным именем в целях рекламы. А ведь рядовым операционисткам буквально предписывалось говорить клиентам: как же наш банк может рухнуть, если во главе — премьер-министр Татарстана?! Из-за этого многие пострадавшие неправильно оценили риски, а власти республики и сам Халиков понесли серьезный репутационный ущерб. Кто теперь вспомнит, что на момент его прихода в ТФБ доля правительства в капитале не превышала 14 - 15%?

Как говорят люди, близко знающие Халикова, несмотря на внешнюю невозмутимость и непроницаемость на тех же встречах с «погорельцами» ТФБ, премьер очень близко к сердцу принял сложившуюся ситуацию, а в узком кругу сравнивал ее для себя с кризисом 1998 года, когда ему приходилось держать ответ в должности коммерческого директора КАМАЗа перед рабочими, не получавшими вовремя заработную плату. Причем якобы говорил, что тогда, в 30 лет, воспринимал это все даже легче, чем сейчас — в 50 (юбилей премьер отметит в ноябре нынешнего года).

СЕМИЛЕТКА ХАЛИКОВА

Халиков совсем немного не дотянул до 7-летнего пребывания во главе республиканского правительства. 22 апреля 2010 года тогдашний мэр Челнов был утвержден в новой должности голосами 89 из 90 депутатов Госсовета РТ. «Ильдар Халиков вместе со своей командой сумел создать неповторимую ауру, которая отличает Набережные Челны от других городов России. Под его руководством в городе создана одна из самых эффективных административных команд в республике, способных находить нестандартные решения, выстроена четкая система взаимоотношений между федеральными и республиканскими органами государственной власти с бизнес-сообществом и жителями», — говорил тогда новый президент Татарстана Рустам Минниханов, представляя депутатам кандидатуру премьер-министра.

Надо сказать, что само выдвижение 42-летнего мэра автограда, о котором стало известно в самый последний момент, стало неожиданностью. Халиков не был членом команды и ближайшим доверенным лицом Минниханова — его назначение воспринималось скорее как плод некоего компромисса с участием и Минтимера Шаймиева, ушедшего с поста главы республики, и влиятельных сил в Москве.

Тем не менее экс-мэр Челнов сумел стать идеальным премьером при той модели власти, которую предложил второй президент Татарстана. Хорошо известно стремление Минниханова быть в курсе всех вопросов, его желание держать все и вся на ручном управлении. Глава республики объединил президентскую и правительственную пресс-службы, а во главе аппарата правительства поставил своего давнего соратника Шамиля Гафарова, обеспечив максимально тесное взаимодействие данной структуры с аппаратом президента РТ.

В этой ситуации премьер-министр должен был находиться в тени Минниханова в гораздо большей степени, чем премьер Минниханов при президенте Шаймиеве. И Халиков справился с этой задачей, хотя наверняка ему было не так просто. Дело в том, что в Набережных Челнах он зарекомендовал себя вполне харизматичным политиком, обожающим публичность и владеющим PR-технологиями, — слоган «Город европейского формата» в автограде помнят до сих пор. В Казани ему наверняка пришлось наступить на горло собственной песне, согласовывая каждый шаг. При этом опросы ЦАИР, регулярно проводимые по заказу нашей газеты, показывали, что рейтинг председателя правительства неуклонно увеличивался. К нему сохранялось высокое доверие в Челнах (на уровне 51 - 53%), а в Казани показатель начиная с 2012 года вырос с 23% до 47%. Причем антирейтинг (процент недоверяющих) составлял всего 7 - 9%, остальные респонденты в чем-то доверяют, в чем-то — нет, некоторые же затруднились ответить.

Что же до преемника Халикова, то, по информации «БИЗНЕС Online», решение в казанском Кремле если и принято, то о нем знает лишь самый узкий круг людей. Скорее всего, имя нового премьера Татарстана озвучат перед самым внесением кандидатуры в Госсовет РТ, как, собственно, и было с Халиковым в 2010-м. Между прочим, нынешний и. о. главы правительства Песошин по многим статьям подходит на эту роль. Во-первых, он имеет огромный управленческий опыт в самых различных должностях — он и в бизнесе поработал, и на районным уровне, и городское хозяйство знает, да и в правительстве хорошо освоился. Во-вторых, что немаловажно, Песошин — чистый технократ, не имеет политических амбиций и уж точно не будет тянуть на себя одеяло публичности. В-третьих, такое назначение привнесло бы и некоторый этнический баланс на вершину республиканской власти, что положительно оценили бы в Москве. Однако у президента может оказаться и неожиданный козырь в рукаве...