Игорь Сечин наложил лапу на Ропшинский дворец

Глава Роснефти захватывает уникальный Ропшинский дворцовый комплекс, построенный еще в XVIII веке.
26.10.2016
Бывший украинский президент Виктор Ющенко стал в своё время объектом насмешек из-за того, что перестроил в своем вкусе руины старого Батуринского замка. Но при этом украинские власти хранили олимпийское спокойствие — ведь взял, отреставрировал, а то, что деньги при этом украл, так во имя «державы» пойдешь и не на такое. Возникает впечатление, будто менеджмент «Роснефти» копирует опыт сошедшей с ума соседней страны. Не прошло и пару месяцев после скандала с захватом «Роснефтью»  хором внука императора Николая I, как структура Игоря Сечина присмотрела для себя дворец Романовых под Санкт-Петербургом. Если учесть, что под Москвой у главы «Роснефти» Игоря Сечина и так есть настолько капитальный дворец, что даже авторитетная семья Чемезовых сбежала из соседних гектаров, страдая от чувства жилищной неполноценности, мы можем предположить лишь два варианта развития ситуации.

Или руины императорских апартаментов нужны Сечину для того, чтобы вести среди заповедной территории элитное строительство. Или для того, чтобы украсть несколько миллиардов из госбюджета под популярным ныне лозунгом «духовности», подобно тому, как разворовывают трубопроводный бюджет под совсем уж смехотворным предлогом «светомаскировки».

Сечин и министр культуры

«Ропша». Стоит напомнить, что Мединский давно уже «приватизировал» российскую старину, поэтому участкам исторического наследия, связанными с этим персонажем, вряд ли стоит ожидать чего-то хорошего: отнимет и Сейчас «Ропша» находится в управлении ФГБУК «Государственный музей-заповедник «Петергоф». Бюджет музея ограничен, потому он не может самостоятельно профинансировать воссоздание уникального объекта, пишут Сечин и Мединский. Предварительно Минкультуры и «Роснефть» договорились о возможности воссоздания дворцово-паркового ансамбля «с его приспособлением для современного использования за счет средств компании». В аренду будут переданы земельный участок и строения. Площадь парка составляет 389 тыс 182 кв. м, кадастровая стоимость – 81 тыс 728,22 рублей. До того о способности «Роснефти» хоть что-нибудь «воссоздать» знали только экологи, которые боролись против уничтоженной этим концерном тайги.

Представитель «Роснефти»

Михаил Леонтьев подтвердил факт переписки. «Такое письмо было направлено президенту, – говорит представитель Минкультуры. – Это совместная инициатива «Роснефти» и Минкультуры. Вопрос прорабатывается». Пресс-секретарь Песков от комментариев отказался.

Ропшинский ансамбль расположен в 49 км к юго-западу от Санкт-Петербурга. Это бывшая резиденция Романовых. Строительство дворца здесь началось в 1725 году. Затем по поручению императрицы Елизаветы Петровны проект преобразования усадьбы разработал архитектор Бартоломео Растрелли. Входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Дворец известен тем, что здесь в 1762 году любовники императрицы Екатерины II убили императора Петр III – ее мужа, свергнутого супругой с престола. В Великую Отечественную войну дворец был разрушен. После восстановления, сообщается на сайте Минкультуры, в Ропшинской усадьбе была размещена летная часть. Она покинула дворец до 1978 года. «При этом были сняты полы, двери и все, что можно было снять, – говорится на сайте Минкультуры. – С этого времени пользователь объектом культурного наследия отсутствовал». С 1980-х годах здание дворца несколько раз горело, крыша и часть стен обрушились, парк запущен и замусорен, малые пруды превратились в болота. 8 января 2015 года произошло обрушение колонного портика дворца, говорится на сайте Минкультуры.

Через год дворец уже не будет подлежать восстановлению, рассказывала в апреле 2016 года гендиректор музея-заповедника «Петергоф» Елена Кальницкая. Она же оценила стоимость возрождения комплекса в 5 млрд рублей. Коэффициент износа здания дворца при визуальном осмотре превышает 50%, сказал гендиректор петербургской консалтинговой компании «Терра инкогнита» Сергей Федоров. Аутентичная реставрация и даже реконструкция дворца невозможна – по сути, это может быть воссоздание (постройка с нуля), аналогичное тому, что осуществлялось в дворцах Петергофа и Пушкина после войны и не так давно в Стрельне.

Реставрация дворцов стоит дорого, иногда дороже, чем строительство, говорит управляющий партнер Colliers International Николай Казанский. У такого бизнеса сомнительная эффективность. Вряд ли «Роснефть» найдет кому сдать дворец, чтобы окупить инвестиции, а туризм не сделает проект рентабельным.

Игорь Сечин может использовать Ропшинский дворец для отдыха родственников  и представительских мероприятий. Сейчас для тех же целей нефтяная компания арендует неподалеку от Эрмитажа часть петербургского дворца великого князя Михаила Михайловича Романова. Оформив права на территорию заповедника в свою пользу, близкие к Сечину застройщики получат возможность развернуть строительство премиум-жилья под видом борьбы за культурно-историческое возрождение.