Хлеборобам прислали технолога

Ставрополь "примеривает" четвертого губернатора за пять лет.
26.11.2013
В конце сентября Ставропольский край получил нового губернатора, чье имя, безусловно, примечательно - Владимир Владимирович Владимиров. Местная пресса уже окрестила его "Владимиром в кубе". Впрочем, назначение интересно не этим.

Владимир Владимиров

Дата и место рождения: 1975 г. в Георгиевске (Ставропольский край)
Образование: Уфимский государственный нефтегазовый университет, Тюменский государственный нефтегазовый университет
Профессиональный опыт:
1997-2005 - различные должности в ООО "ЛУКОЙЛ - Западная Сибирь"
2005-2007 - директор по маркетингу и стратегии, генеральный директор ООО "Геойлбент"
2007-2009 - директор технического департамента, заместитель генерального директора - главный инженер ОАО "Верхнечонскнефтегаз"
2009-2010 - ТПДН "Муравленковскнефть", ОАО "Газпромнефть - Ноябрьскнефтегаз", гендиректор филиала "Муравленковскнефть"
2010-2013 - заместитель губернатора, первый заместитель губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа
с мая 2011 г. - секретарь регионального политсовета партии "Единая Россия"
с 27 сентября 2013 г. - и.о. губернатора Ставропольского края
В открытых источниках данных о семье чиновника нет

Для располагающегося на юге страны Старополья губернатора нашли далеко на севере: ранее Владимир Владимиров работал первым заместителем губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа. Столь резкие географические перемещения в российской политике случаются редко, да и вообще новых губернаторов редко подыскивают в администрациях других регионов, чаще их присылают из Москвы, из федеральных органов власти. Но Ставрополью "повезло" не только с географией. Владимир Владимиров стал четвертым за последние пять лет руководителем края. Его предшественник Валерий Зеренков просидел в кресле главы региона всего один год. Некоторые из наблюдателей стали говорить, что федеральный центр уже перебрал всех достойных представителей местной элиты и вынужден был искать кандидата на Ямале. "Для решения любых проблем нужен соответствующий людской ресурс, то есть кадры, а это в крае первая проблема, - пояснил "Ко" сопредседатель Ставропольского регионального отделения "Деловой России" Евгений Бондаренко. - А суть этой проблемы в том, что более или менее способные управленцы, то есть думающие, инициативные, решительные и т.д., достигли предпенсионного или пенсионного возраста, а молодых целенаправленно никто не выращивал. И очевидное тому подтверждение - нынешний врио губернатора Ставропольского края, который хоть и родился в крае, но сформировался как деловой человек далеко за его пределами, не в нашей среде".
Впрочем, еще одной немаловажной причиной частой смены губернаторов являются проблемы края, породившие удивительно низкую популярность "Единой России".

Соседи Кавказа

На фоне русского юга Ставропольский край, располагающий и эффективным сельским хозяйством, и развивающимся машиностроением, считался все-таки бедным регионом. Валовый региональный продукт на душу населения, по последим данным, составлял там 143 000 руб., в то время, как в соседнем Краснодарском крае этот показатель достигал 233 000 руб. Однако, судя по местной прессе, отнюдь не экономические проблемы беспокоят жителей Ставрополья. Политическую повестку дня в регионе определяет его соседство с Северным Кавказом. Когда Северо-Кавказский федеральный округ отделяли от Южного, Ставропольский край оказался единственным регионом - не национальной республикой, - вошедшим в СКФО. Однако поток федеральных дотаций, потекший в республики Северного Кавказа, на Ставрополье не завернул, зато туда хлынул поток переселенцев из соседних республик, в том числе и бизнесменов. Сопредседатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков характеризует ситуацию в крае такими словами: "Главная проблема в Ставрополье - это все же миграция. В "нулевые" годы, когда деньги пошли в Чечню и другие республики, ситуация коренным образом изменилась: освоив бюджетные деньги, кавказцы богатели, многие выезжали в Ставропольский край. В результате соотношение между кавказцами и русскими сегодня примерно пятьдесят на пятьдесят. А если посмотреть на бизнес, то цифры еще более ужасающие: 70-90% контролируют выходцы с Кавказа".

"Главные проблемы - неэффективное управление, и отсюда слабая экономическая база региона, механизм продажи должностей выходцам из республик Северного Кавказа, неконтролируемый рост мигрантов из горских республик, что вместе с недостатком рабочих мест ведет к отъезду русского и вообще коренного населения с территории края, - говорит о ситуации в регионе руководитель научно-исследовательских программ Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований Эдуард Попов. - В правовом отношении Ставропольский край, единственный развитый в экономическом плане субъект РФ в СКФО, находится в ущемленном положении по сравнению со всеми остальными субъектами - национальными республиками".

Отдельный аспект проблемы миграции - земельный. Ставрополье - постоянный источник инцидентов, вызванных скупкой земли, в том числе и выходцами с Кавказа. Местные общественники даже обвиняют их в том, что они переориентируют хлебные угодья в пастбища. Недавно большой резонанс вызвала покупка больших участков сельхозземель беженцами из Сирии.

"Главная, конечно, проблема - это теневая экономика, и в первую очередь на селе, - уверен ставропольский политолог и журналист Антон Чаблин. - Сельхозземли оборачиваются в тени, это приводит к тому, что их захватывают богатые финансовые группы из соседних республик, затем множественные перепродажи, выдавливание русских и, как итог, межнациональная напряженность. И выдавленные русские, и приезжие, дети скупающих земли, едут из сел в города - там начинаются драки, падает уровень образования в вузах".

"В последние годы наметилась очень тревожная тенденция, - соглашается Евгений Бондаренко. - Землю, которая находится в обороте успешно действующих сельхозпредприятий, скупают третьи лица, зачастую не имеющие к аграрному производству никакого отношения. Цели и интересы этих людей идут вразрез с интересами общества и государства. И это может привести к очень печальным последствиям".

Разумеется, межнациональные отношения становятся постоянным раздражающим фактором для всех - и для политиков, и для граждан, и для бизнеса. Началась активизация казачьих организаций, внутри которых зародились свои интриги и борьба партий. При этом казачьи организации требуют у властей земель и других экономических преференций.

В этих нервных условиях, да еще на фоне привычной "южной" коррупции и кумовства на Ставрополье резко упал авторитет партии власти.

"Отца родного" сменил "менеджер"

С 1996 г., в течение 12 лет Ставропольем управлял Александр Черногоров - бывший комбайнер, бывший директор совхоза, бывший комсомольский работник. Губернаторство Черногорова было типичным образцом "отеческого" управления, власть при нем осуществлялась спокойно и без внешних скандалов. "Черногоров справился с послевоенной ситуацией, не допустил обострения межнациональных отношений, - характеризует экс-губернатора главный редактор журнала "Южная звезда" Виктор Кустов. - Он не дал развалить крупные сельскохозяйственные структуры. Противостоял, и успешно, сепаратистским настроениям на КМВ. При нем коррупция еще не считалась неотъемлемой частью экономики. Но при нем началось формирование окружения по принципу родства и знакомств, отсутствовал четкий план действий, было стремление угодить Кремлю, был отказ от идеологической составляющей при сохранении многих идеологизированных институтов - "Зарница", ученические бригады, казачество..."

Обеспечить победу "Единой России" на выборах Александр Черногоров не сумел. На выборах в региональные парламенты (март 2007 г.) Ставропольский край стал единственным регионом, где за "Справедливую Россию" по партийным спискам проголосовали больше избирателей, чем за "единороссов". Тогда спикер Госдумы Борис Грызлов заявил, что Александр Черногоров должен нести ответственность за эти результаты.

В 2008 г. до Ставрополья докатилась проводимая руками президента Дмитрия Медведева кампания по замене губернаторов - "ельцинских долгожителей" на более молодые и активные кадры. В кресло Черногорова сел Валерий Гаевский. Человек это был для региона не новый, в правительстве Черногорова он уже занимал посты министра экономики и министра финансов, причем местная пресса считала, что в команде "комбайнера" Черногорова Гаевский смотрелся наиболее интеллектуальным министром. Собственно, работу в правительстве Ставропольского края Гаевский прервал всего за два года до назначения. Но эти два года, что Валерий Гаевский работал в окружном полпредстве и в Минрегионе под началом Дмитрия Козака, оказались ключевыми: он приобрел статус федерального функционера и репутацию "человека Козака". С подобной репутацией уже можно посылать на губернаторство. Управленческий стиль Гаевского оказался для Старополья новым - это был стиль технократа, типичного министра экономики. Валерий Вениаминович не блистал харизмой, не старался завоевать народную любовь усиленным общением с населением по всем каналам и даже в краевой Думе, по рассказам, сидел большей частью молча. "У Гаевского была ничтожно маленькая узнаваемость и популярность у населения, электоральной поддержки никакой", - констатирует Антон Чаблин. Но зато он существенно омолодил правительство края и стал проводить активную промышленную политику, создавая технопарки и готовя площадки под будущие инвестции.

На базе принятого в конце 2009 г. краевого закона "О региональных индустриальных, туристическо-рекреационных и технологических парках" на Ставрополье было сформировано полтора десятка индустриальных парков-кластеров. В частности, ГК "Роснано" приняла решение создать в крае Южный нанотехнологический центр с объемом инвестиций 1,3 млрд руб.
На инвестиционный форум "Сочи-2011" Валерий Гаевский прибыл, имея в портфеле 22 инвестпроекта общим "весом" в 250 млрд руб. Среди них, например, создание стекольного кластера в Красногвардейском районе или проект компании "Юг-Хлопок", пытающейся возродить производство хлопка на территории Ставрополья.

Но, несомненно, важнейшей инвестиционной "победой" Валерия Вениаминовича стало соглашение с ЛУКОЙЛом о строительстве в Буденновске крупного газоперерабатывающего комплекса. Объем инвестиций в проект оценивается в $5 млрд, при этом Ставрополье буквально "вырвало" проект у Калмыкии. Правда, и для краевой власти проект встал в копеечку: на строительство железнодорожных подъездов к предприятиям ЛУКОЙЛа местный бюджет при Гаевском потратил свыше 800 млн руб.

"Гаевский - олицетворение менеджера в политике, - рассуждает Виктор Кустов. - Он пришел в край с очевидной целью - ввести капитал, с которым имел связи. Отсюда игнорирование нужд населения и местной элиты, не приближенной к бюджетной "кормушке". Ставка исключительно на крупный капитал. Формирование имиджа наверху, в столице, в определенных кругах и закрытость от населения края. Все это сформировало отношение к нему как к представителю "варягов". Несомненный плюс - он знал, что делал. Но, к сожалению, привлечение инвестиций строилось не столько на создаваемых в крае условиях, сколько на его личных отношениях и преференциях. При нем мелкий и средний бизнес жил сам по себе".

Явление Сечина

Оценить успешность запущенных Валерием Гаевским проектов пока трудно, не все они начали реализовываться, что дает повод для критики. "На Ставрополье все сводится к бюджетным инвестпроектам и созданию индустриальных парков, а они большей частью существуют лишь на бумаге, не создают прибавочный продукт, а лишь поглощают деньги, поскольку нет жесткого отбора инвесторов", - утверждает Антон Чаблин.

Самое же главное, репутацию Гаевского отяготило несколько неудач.
Одна из них - разрекламированный краевой администрацией проект создания особой туристической зоны в районе горы Юца. Проект получил высокопарное название "Гранд Спа Юца", но не нашел инвесторов, хотя на разработку проектно-сметной документации из федерального и краевого бюджета было потрачено 300 млн руб.

Недоумение в крае вызвал странный проект по перемещению в Ставрополь из Сочи после окончания Олимпиады ледового дворца. Стоимость переноски арены от Сочи до Ставрополя (с разборкой и последующей сборкой) оценивалась более чем в 190 млн руб. Но при преемниках Гаевского "переезд" дворца отменили. Кроме того, Валерия Гаевского дискредитировала близкая связь с сити-менеджером Ставрополя Игорем Бестужим, против которого было возбуждено уголовное дело по обвинению в получении многомиллионной взятки. Наконец, при Гаевском разыгрался мощный, прогремевший на всю страну политический скандал в городе Лермонтове, где не допущенные к выборам кандидаты в городские депутаты устроили голодовку.

На фоне всего этого продолжались межнациональные инциденты. Так, большой резонанс имела драка между чеченцами и казаками в Зеленокумске в 2010 г.
Финансовые вопросы Валерий Гаевский пытался решать, беря взаймы. "Зайдя" на пост губернатора с имиджем "великого экономиста и финансиста" и приняв краевой бюджет с дефицитом в 5 мдрд руб., через четыре года он оставил бюджет с дефицитом почти 20 млрд руб., что уже близко к так называемой красной черте, - констатирует председатель ставропольского регионального отделения политической партии "Патриоты России" Владимир Рябый. - При нем практически все демократические процессы в крае были попросту погашены. Пришла команда, основной задачей которой являлось лоббирование интересов близких к этим чиновникам и губернатору групп влияния".

Между тем популярность "Единой России" оставляла желать лучшего: социологические исследования, проведенные летом 2011 г., показали, что рейтинг "единороссов" не превышает планки в 30%.
И тогда в Кремле приняли беспрецедентное решение. Непосредственным политическим куратором Ставрополья был назначен вице-премьер Игорь Сечин. Он возглавил краевой список кандидатов в Думу от "Единой России", вытеснив из него губернатора. Фактически это означало приговор для Гаевского. А Сечин активно посещал Ставрополье, презентуя различные проекты и даже привозя в край Пояс Богородицы.

Правда, у "Роснефти" имелись в Ставрополье и деловые интересы: здесь должен быть построен центр по переработке попутного газа, в связи с чем правительство края обязалось содействовать в переводе автотранспорта на газовое топливо. На территории Ставрополья "Роснефть" планирует проводить эксперимент по добыче сланцевых углеводородов.

В ходе постоянных визитов Игоря Сечина в Ставрополь под его влиянием было принято два важных кадровых решения, которые, по-видимому, должны были убедить русское население края в том, что власти противодействуют проникновению в экономику выходцев с Кавказа. Из энергосектора уволили двух весьма влиятельных выходцев из Карачаево-Черкесии: генерального директора ОАО "МРСК Северного Кавказа" Магомеда Каитова (возглавлял компанию 11 лет) и генерального директора ООО "Газпром межрегионгаз Ставрополь", "газового короля" Северного Кавказа Рауля Арашукова (руководил компанией 12 лет). По слухам, губернатор Валерий Гаевский давно пытался добиться отставки Арашукова, обладавшего большим политическим весом во всем регионе, но получилось это только при "подключении" Сечина.

Впрочем, оба видных энергетика никуда не делись: Каитов остался в Ставрополе заниматься торговым и строительным бизнесом, а Арашуков является советником генерального директора "Газпром межрегионгаза" и продолжает курировать сбыт "голубого топлива" в СКФО. Тем не менее два этих увольнения были позитивно восприняты "национально озабоченной" общественностью. "Но радует то, что при появлении людей Сечина у нас в крае происходят очень положительные подвижки. Такие, например, как отстранение клана Каитова и увольнение Арашукова", - заявил "Ко" председатель Комитета общественной безопасности (КОБ) по Ставропольскому краю Дмитрий Федосеев.

Промежуточный губернатор

В конечном итоге именно близкий интерес Игоря Сечина к Ставрополью привел к назначению сюда выходца их ТЭКа Владимира Владимирова.
Но произошло это не сразу. Сначала в 2012 г. Валерия Гаевского сменил Валерий Зеренков, когда-то глава краевой Думы, в последние 13 лет занимавший пост руководителя ставропольского Центра метрологии и сертификации, где, по слухам, он устроил "оазис социализма" для сотрудников.
Зеренков был на десять лет старше Гаевского, поэтому и средний возраст членов краевого правительства при Зеренкове сразу увеличился. "Валерий Зеренков запомнился более человечным отношением к людям, а не высокомерием и надменностью, в отличие от своего предшественника. За небольшое время, проведенное в должности губернатора, Зеренков во многом успокоил "пошедшие вразнос" при Гаевском элиты, - считает Владимир Рябый. - Год под руководством Зеренкова прошел относительно спокойно".

Наблюдатели отмечают, что полпред президента в СКФО Александр Хлопонин практически навязал Зеренкову создание должности вице-губернатора - главы краевого правительства: вероятно, полпред рассчитывал управлять краем через премьера. В качестве регионального главы правительства был навязан Юрий Тыртышов - выходец из ставропольского строительного комплекса, когда-то занимавший пост министра ЖКХ и строительства края, но в последующие годы работавший на разных федеральных должностях, связанных со строительством. Последним местом работы Тыртышова была знаменитая корпорация "Курорты Северного Кавказа" Ахмеда Билалова. Но Валерий Зеренков смог решить проблему. Большинство членов правительства было назначено губернатором в обход премьера, число должностей вице-премьеров увеличилось, а через десять месяцев на фоне резкой критики, которой подверглись "Курорты Северного Кавказа", Тыртышов был уволен.

В экономической политике Зеренков просто не успел сказать нового слова - в тот год, что он руководил краем, он продолжил начатую при Гаевском политику развития индустриальных парков и кластеров. Были одобрены проекты двух новых агропромышленных кластеров с инвестициями на 70 млрд руб. При Зеренкове были обновлены инвестиционные законы края, предоставляющие налоговые льготы инвесторам.

Однако губернаторство Валерия Зеренкова совпало с новой волной обострения национальных отношений. В одном из сел директор школы запретил ученицам носить хиджабы. В декабре 2012 г. произошли волнения в Невинномысске, вызванные убийством молодого человека выходцем из Чечни. Реагируя на этот случай, Зеренков даже предлагал создавать некие вооруженные казачьи дружины, однако воплощать в жизнь эту идею не стал.

Не повезло Зеренкову и в том, что именно на его правление пришлись изменения в сфере налогообложения малого бизнса. Тысячи малых предприятий стали закрываться, а местные критики ставили это в вину губернатору.

К тому же у Валерия Зеренкова начались проблемы со здоровьем, ему сделали операцию по шунтированию, и в итоге он просидел в губернаторском кресле всего год. Ушел он по собственному желанию, и его уходу не предшествовали ни скандалы, ни критика сверху, так что политологи затруднялись назвать непосредственную причину его отставки, кроме здоровья. "Зеренков - добрый дедушка, который журил, любя. Это нравилось народу, - вспоминает Виктор Кустов. - Кроме того, после Гаевского контраст в отношении к населению. Но он повторил ошибку предыдущих губернаторов, начал формировать команду из своих людей, тех, кого знал. И довольно скоро стало очевидно, что он не до конца понимает, какие процессы происходят в обществе. Вскоре, увидев, что его министры не отвечают требованиям, он начал менять их, тем самым усугубляя ошибки своего аппарата. Заместители, как более приближенные к нему, не менялись, но явно не могли, хотя, может быть, и хотели работать так, как он требовал. Ну а собственное здоровье не позволило работать и ему".

Губернатор-нефтяник

Личность следующего губернатора явно воплощала сильный интерес к краю Игоря Сечина. Владимир Владимиров - профессиональный технолог нефтяной промышленности, учился в Уфе, а затем всю жизнь занимал инженерные и руководящие должности в различных нефтяных компаниях. На должность заместителя губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа он перешел в 2010 г. с поста руководителя одного из подразделенений "Газпром нефти". Как у коренного нефтяника, у Владимирова были большие связи в отрасли, поэтому в числе его "покровителей" называют не только Игоря Сечина, но и владельца "Новатэка" и "Сибура" Леонида Михельсона, а также президента ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова.

С собой с Ямала Владимиров привез руководителя аппарата ямальского губернатора Ирину Соколову, которая возглавила аппарат правительства Ставрополья.
Бывший начальник Владимирова, губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин, сделал экс-подчиненному прекрасную рекламу, передав в прямом эфире свою беседу с президентом Путиным: "Я разговаривал с Владимиром Путиным, и он сказал: "Я побеседовал с парнем, он мне понравился. Меня порадовало, что он работал в нефтегазовом комплексе. Мне он приглянулся, показался таким бессребреником. Мало сегодня таких ребят. Мне хочется, чтобы он справился".

Комментируя назначение Владимирова, член общественного совета ЮФО и СКФО Георгий Легкобитов подчеркнул: "После Олимпиады, если ничего не случится, большие финансовые потоки пойдут к нам. Для чего нужен свой человек, который будет контролировать и правильно распределять вливания".
Владимиру Владимирову прежде всего досталась очень сложная бюджетная ситуация. Все губернаторы-предшественники решали финансовые проблемы за счет наращивания госдолга, сегодня составляющего 12 млрд руб. При этом бюджет региона сильно пострадал как от закрытия предприятий малого бизнеса, так и от процесса централизации выплаты налогов в крупных корпорациях. Запланированный объем доходов краевого бюджета снижается с 71,7 млрд руб. в 2013 г. до 67,5 млрд руб. в будущем году. На фоне столь негативной динамики Владимиров заявил, что отныне не будет бюджетных инвестиций в коммерческие проекты. Это намерение, однако, полностью реализовать не удалось, Владимиров был вынужден продолжить инициированоое при Валерии Гаевском строительство железной дороги к заводу ЛУКОЙЛа.

В административной сфере Владимиров начал с централизации. Он ликвидировал пост областного премьера, а правительство преобразовал в маленький комитет, состоящий из губернатора и ведущих вице-премьеров. Вопреки традиции, министров исключили из состава правительства, а семь министерств вообще упразднили.

Кроме того, Владимиров очистил правительство от людей Зеренкова, оставив там, однако, людей Гаевского и Черногорова.
Любопытный штрих: Владимир Владимиров пытается привлечь ресурсы Корпорации развития Северного Кавказа ("дочка" Внешэкономбанка) для строительства на Ставрополье нового сахарозавода, который краю очень нужен, поскольку сахарной свеклы много, а перерабатывать ее негде.
Что произойдет со Ставропольем с его коррупцией, семейственностью, подпольными спировыми цехами, торговлей наркотиками?

Местные наблюдатели пока относятся к Владимирову скорее с симпатией, но уверены, что проблемы в крае - коррупция, теневой бизнес, нелегальные потоки алкоголя и наркотиков - столь запущены, что надежды на их решение мало. "Ни для кого не секрет, что все махинации с крупными денежными потоками, с наркотиками, оружием, незаконным оборотом алкоголя и табака контролируются представителями силовых структур и чиновниками, точнее сказать, "пятой колонной" в их рядах, - говорит Дмитрий Федосеев. - Ведь любой школьник знает, что в ночных клубах торгуют наркотиками, а опера из ФСКН ловят для галочки только мелких барыг, а поставщиков почему-то не трогают, в определенных торговых точках и в квартирах или частных домах ведется нелегальная торговля алкоголем и табаком, о чем прекрасно знают и участковые, и опера, ведь, в противном случае, если они не знают, то они не работают, а на самом деле просто крышуют этот процесс".

"В крае губернатор, президент РФ может сместить с постов десять, сто, тысячу значимых чиновников, но ничего не изменится, - резюмирует Георгий Легкобитов. - Созданная система самосохранения сработает без сбоя, родственники, сродственники, кумовья, породнившиеся, побратавшиеся - меняются фамилии и многие другие ухищрения".