Греф с Костиным дерутся из-за актива «Россетей»

«Уралэлектрострой» продолжает осваивать средства Сбербанка в процедуре банкротства. Подчиненные Андрея Костина требуют конкурсного производства для крупной стройкомпании.
01.05.2019
Дело о банкротстве крупного подрядчика ФСК ЕЭС (контролируется ПАО «Россети») – компании «Уралэлектрострой» (УЭС), известной по конфликтам вокруг ПС «Исеть» в Свердловской области, стало полем для «боевых действий» между менеджерами фингигантов – Сбербанка и ВТБ. Первый настаивает на продолжении деятельности организации, в которой сохраняет рабочие места для 750 человек, и заливает в компанию новые миллиарды. ВТБ в свою очередь уверен в невозможности восстановить платежеспособность организации и указывает, что Сбербанк в конфликтной ситуации преследует «личные интересы». На основании этого подчиненные Андрея Костина уже потребовали признать недействительным решения кредиторов УЭС, а также настаивали на введении в компании конкурсного производства. Реализация такого сценария может ударить и по стройкам ФСК ЕЭС, пролонгировавшей контракты с генподрядчиком, и по Сбербанку, не перекрывшему каналы финансирования. В случае конкурсного производства, как указывают эксперты, реализовать имущество УЭС будет крайне проблематично ввиду его малой ликвидности и специфики. Тем не менее, арбитражу еще предстоит определиться с дальнейшей процедурой в компании, финансовые претензии к которой и так уже превышают 8 миллиардов рублей.

Банк ВТБ потребовал признать недействительными решения собрания кредиторов ООО «Уралэлектрострой» – крупного подрядчика ФСК ЕЭС, получившего известность, в том числе, за счет конфликтов вокруг ПС «Исеть» в Свердловской области. На собрании кредиторов, в частности, были приняты решения о переходе в рамках банкротного дела УЭС к процедуре внешнего управления, и обращении с соответствующим ходатайством в суд. Также одобрены действия временного управляющего по согласованию сделок компании со Сбербанком. Эти пункты вызвали претензии у ВТБ, который ранее настаивал на введении в компании конкурсного производства.

Между тем удовлетворение требований подчиненных Андрея Костина может создать крупные финансовые проблемы как для Сбербанка, так и для ФСК ЕЭС.

Ссылаясь на комментарий эксперта, несмотря на инициацию в отношении ООО «Уралэлектрострой» банкротных разбирательств (процедура наблюдения введена в июле 2018), 7 контрактов УЭС с ФСК ЕЭС были пролонгированы на периоды от марта 2019 года до 31 декабря 2019.

В свою очередь Сбербанк параллельно с продлением договоренностей с ФСК ЕЭС заключил с УЭС генеральное соглашение об открытии компании невозобновляемой рамочной кредитной линии на 8,3 млрд рублей – «для финансирования текущих расходов в процедуре банкротства заемщика, на выполнение работ по контрактам».

Более того, как указывали представители Сбербанка в Восемнадцатом арбитражном апелляционном суде, по состоянию только на февраль текущего года подрядчику ФСК ЕЭС на финансирование его деятельности и связанных с ним компаний уже выдано 4,3 миллиарда из вышеописанной суммы.

Логично, что именно Сбербанк и настаивал на введении в компании, которой выдал миллиарды рублей, внешнего управления, что позволило бы УЭС функционировать, по сути, в прежнем режиме и исполнить контракты энергетиков по капстрою.

Однако с этим сценарием категорически не согласился ВТБ, заявлявший о невозможности восстановления платежеспособности «Уралэлектростроя», а также о возможном конфликте интересов, связанном с аффилированностью УЭС и Сбербанка. Отметим, что согласно данным системы «Контур.Фокус», с августа 2018 33% в УЭС принадлежит ООО «Сбк Премьер», соучредителем которого является ООО «Сбк Проект», подконтрольное «Сбербанк Капиталу».

Как ранее подробно сообщала «Правда УрФО», объем финансовых претензий к «Уралэлектрострою» уже превысил 8 млрд рублей. Основная их доля приходится на долги перед Сбербанком, заявлявшем о неисполненных обязательствах подрядчику ФСК ЕЭС более чем на 6 млрд. Среди прочих крупных кредиторов – ВТБ: финструктура включила в реестр УЭС требования более  чем на 1,1 млрд рублей.

Теперь требования ВТБ об оспаривании решений собрания кредиторов, как и итоги процедуры наблюдения, будут рассмотрены на следующей неделе. Отметим, что подчиненным Костина уже удавалось частично блокировать решения собрания кредиторов УЭС. Однако в апреле Сбербанк успешно оспорил в апелляции эти действия, указав, что его позиция мотивирована необходимостью «завершения 8 контрактов, имеющих важнейший социальный эффект для государства».

Впрочем, собеседники издания среди банкиров указывают на нетипичность такой модели поведения для финорганизаций в работе с проблемными заемщиками. «Не исключаю, что отдельные менеджеры Сбербанка могут быть лично глубоко погружены в этот бизнес, это бы объясняло столь масштабную работу по удержанию компании на плаву», – поделился личным мнением собеседник издания среди финансистов.

Источник «Правды УрФО» на энергорынке в свою очередь отмечает, что вся операционная деятельность УЭС якобы находится сейчас под контролем именно Сбербанка.

«Сергей Чернов (основной учредитель «Уралэлектростроя». – Прим. ред.) потерял контроль над оперативным управлением бизнеса. Для него сейчас самое важное – это урегулировать все проблемные вопросы со Сбербанком и ВТБ. И, как говорят, он находится в диалоге с финорганизациями, потому что если переговорный процесс будет сорван, судьба бизнесмена может быть крайне незавидной. Чернов этого сценария пытается избежать, по некоторым данным, у него все достаточно благополучно, якобы живет он большей частью в одной из южных европейских стран, и дополнительные проблемы с кредиторами, имеющими такой админресурс, как Сбербанк и ВТБ, ему не нужны», – описывает свое видение ситуации источник, знакомый с конфликтами вокруг «Уралэлектростроя».

Другой собеседник издания придерживается схожего суждения, отмечая, что кризисная ситуация, конечно, могла быть вызвана злоупотреблениями внутри компании (ранее «Правда УрФО» сообщала о выявленных признаках преднамеренного банкротства в УЭС), но не стоит исключать и факторы, связанные со спецификой работы. По словам источника, когда кто-то из крупных заказчиков любого профиля предлагает тебе зайти на объект, то зачастую предоставляется только техническая документация.

«У подрядчика в этот момент, как правило, нет ни проекта, ни сметы. Хочешь, работай на таких условиях, не хочешь, найдут других. Так что люди вынуждены ввязываться в такие контракты, скажем так, на «джентльменских соглашениях». Далее же цена стабильно по этим соглашениям корректируется коэффициентами исключительно в минус подрядчику. Так что не исключаю, что такие контракты могли способствовать созданию кризисной ситуации у Чернова. Сам факт, что он от диалога не уклоняется, говорит о том, что, судя по всему, вины он за собой не видит. Тем более что с особо нечистоплотными предпринимателями органы умеют работать. Помню, во времена реорганизации «МРСК Урала» на территории Южного Урала был некий Расланов. Он также был закредитован по уши и решил всех кинуть. Потом его нашли в Италии. Как-то раз он прилетел в Венецию, где и был арестован Интерполом. Думаю, что Чернов не хочет стать участником схожей истории», – резюмировал собеседник издания.

Добавим, что сам Сергей Чернов сейчас также проходит через процедуру банкротства. К предпринимателю уже предъявлены крупные требования от Сбербанка, ВТБ, банков «Форштадт» и «Русь».