Игра в монополию

Как «Газпром» вытесняют из Европы и бросают в объятия Китая.
20.03.2015
Европа готовится к созданию Энергетического союза. Он поможет ей слезть с «газовой иглы» России. В подобных условиях «Газпром» пытается обезопасить свои позиции на энергорынке: корпорация под руководством Алексея Миллера налаживает тесное сотрудничество с Китаем. «Ко» разбирался в рисках и перспективах глобального разворота газовой монополии в сторону Востока. 

Туркмения вместо России

25 февраля Брюссель объявил крестовый поход против «Газпрома». В этот день Еврокомиссия (ЕК) одобрила создание Энергосоюза. Основная цель новой структуры – формирование полноценного конкурентного рынка энергии. Это позволит снизить цены для потребителей. Зампред ЕК по Энергетическому союзу Марош Шефчович заявил, что именно уровень цен станет тем индикатором, по которому Европа будет оценивать эффективность его работы. 

Разумеется, никто прямо не говорит, что Энергосоюз создается в пику «Газпрому». Но это легко прочесть между строк. Европейцы считают, что российская компания продает не только газ. По их мнению, она пытается экспортировать на Запад монопольную экономическую модель. Чтобы не допустить этого, комиссары Евросоюза берут себе больше власти. Теперь страны ЕС должны будут согласовывать с ними будущие закупки топлива за рубежом (ранее они получали копии контрактов уже после подписания). По сути, европейские государства должны поделиться частью своего суверенитета. 

Вероятно, это не понравится некоторым членам Евросоюза. Венгрии, например. Будапешт только начал сближаться с Москвой: венгерский премьер Виктор Орбан встретился с российским президентом Владимиром Путиным, им удалось достичь договоренностей по газовому вопросу. «Газпром» отказался от условия «бери или плати», благодаря чему в 2015 г. Венгрия сэкономит 3 млрд евро. Кроме того, в этом году истекает газовый контракт, заключенный в 1996 г., и стороны договорились по поводу принципов его продления. Ожидается, что страны подпишут новый документ в ближайшие месяцы. Еврокомиссия сообщила о создании Энергетического союза как раз через неделю после встречи лидеров РФ и Венгрии. 

Помимо расширения полномочий Еврокомиссии, Европа намерена наращивать импорт энергоносителей из Туркмении (в 2015 г. республика планирует увеличить добычу газа до 84 млрд куб. м, 50 млрд куб. м из них пойдет на экспорт), Азербайджана (добыл почти 30 млрд куб. м в 2014 г.), Турции и Алжира. Примечательно, что ЕК готова рассмотреть возможность покупки топлива даже в Иране.

План по диверсификации поставок может ослабить лидерские позиции «Газпрома». Напомним, по итогам 2013 г. российская компания продала европейским потребителям 161,5 млрд куб. м (30,1% рынка). На второй строчке разместилась норвежская Statoil с 115,4 млрд куб. м (21,3%). Statoil уже готова потеснить «Газпром» с немецкого рынка: в 2015 г. предприятие может поставить в ФРГ около 35 млрд куб. м «голубого топлива». Компания Алексея Миллера экспортировала в Германию 38,7 млрд куб. м в 2014 г. Третье место на европейском рынке заняла нидерландская GasTerra (81,5 млрд куб. м, 15,1%). Затем идет алжирская Sonatrach (37,9 млрд куб. м, 7%) и катарские QatarGas и RasGas (24,8 млрд куб. м, 4,6%). 

В 2014 г. Россия перекачала в Европу 146,6 млрд куб. м. Экспорт упал почти на 10%. Примечательно, что сокращение затронуло те страны, которые обеспечивали Украину реверсным газом, – Чехию, Венгрию, Словакию. Кроме того, меньше топлива получили итальянцы, французы и австрийцы. В эти государства топливо шло через украинскую территорию. По данным «Укртрансгаза», в прошлом году транзит газа из РФ уменьшился на 28%, до 62,2 млрд куб. м. Из этого объема европейские потребители получили 59,4 млрд куб. м. 

Снижение зависимости Европы от «Газпрома» и поиск новых партнеров – это одна сторона новой энергетической политики Брюсселя. На другой находится пересмотр механизма образования цен на газ. 

Нефть гонят из газа

Директор по исследованиям Vygon Consulting Виталий Ермаков напоминает, что в долгосрочных контрактах «Газпрома» на поставку топлива в Европу стоимость газа привязана к нефти. Эксперт добавил, что эта привязка работает с временным лагом в шесть-девять месяцев. Фактически это означает, что пока стоимость газа для европейских потребителей определяется нефтью за $100.

Виталий Ермаков отметил, что это и стало одной из причин, по которой экспорт «голубого топлива» в Европу сократился: зима была теплой, страны ЕС оптимизировали потребление. Они рассчитывали на то, что весной газ подешевеет вслед за «черным золотом». По данным Европейской ассоциации операторов систем подземного хранения газа, за эту зиму ЕС сжег 52 млрд куб. м, которые находились в хранилищах. Там еще остается запас в 35 млрд куб. м. Самый выгодный момент для покупки российского газа наступит в конце лета – начале осени. Тогда цены на газ будут определяться стоимостью нефти, подешевевшей в два раза (цена марки Brent упала к отметке $50 за баррель в январе). По оценке Минэкономразвития, в 2015 г. средняя стоимость газа для стран дальнего зарубежья составит $222 за тысячу кубометров, что на 35% меньше, чем в 2014 г. 

При этом Брюссель ставит не только на падение цен на нефть. Евробюрократы хотят поменять правила игры. 

Привязка стоимости газа к нефти – полувековая традиция. Добывающим компаниям нужна была какая-то гарантия стабильности, защита их инвестиций в разработку месторождений и строительство тысячекилометровых трубопроводов. В качестве ценового ориентира была избрана рыночная стоимость нефти. 

Европа настойчиво предлагает альтернативу: использовать цену газа на хабах – в узловых точках торговли топливом. В ЕС полагают, что она более приближена к реальной, поскольку формируется на основе баланса спроса и предложения. 

Знаменосцем новой энергополитики стала итальянская нефтегазовая компания Eni, имеющая тесные связи с Россией. В частности, она владеет 50-процентной долей в «Голубом потоке», через который «Газпром» гонит топливо в Турцию по дну Черного моря. Кроме того, Eni совместно с «Роснефтью» будет разрабатывать черноморское месторождение на Вале Шатского (проект оценивается в $55 млрд). Так вот, Eni в последние годы удается менять условия старых контрактов, привязанных к «черному золоту». 

В мае 2014 г. итальянцы договорились с «Газпромом» о ценовой коррекции, с учетом стоимости газа на хабах. Ранее, в 2013 г., Eni, которой не понравилась цена топлива, решила урезать закупки у алжирской Sonatrach. Итальянская компания даже замахнулась на Statoil. В Eni посчитали, что покупают у нее газ по завышенной стоимости. Свой ущерб они оценили в $10 млрд.

Постепенно Statoil начала отказываться от нефтяной привязки. Новые методы ценообразования решили испробовать на Северной Европе. Норвежская корпорация стала ориентироваться на цены в распределительных узлах National Balancing Point (Великобритания) и Title Transfer Facility (Бельгия). Сейчас почти 50% контрактов Statoil привязано к нефти, через несколько лет она планирует снизить их долю до 25%. 

К движению по «очистке» газа от нефти присоединились также французская Electricite de France SA, немецкие RWE и E.ON. В апреле 2014 г. энергокомпания GDF Suez SA (Франция) подписала с BP и ее партнерами из Азербайджана договор о поставке газа сроком на 25 лет без привязки к нефтяным котировкам. 

Влияние нефти на стоимость газа воспринимается властями ЕС как символ ига «Газпрома». «У Брюсселя есть навязчивая идея о якобы чрезмерной зависимости от российского газа. Но поскольку реальных альтернатив у европейцев в условиях падения собственной добычи нет, борьба против «Газпрома» приводит к дискриминации газа в целом и загоняет газовый рынок ЕС в депрессию», – считает замдиректора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) по газовым проектам Алексей Гривач. 

Не стоит также забывать, что сейчас Еврокомиссия проводит антимонопольное расследование деятельности «Газпрома». Его результаты ожидаются в течение ближайших недель. Оно было инициировано ЕК в 2012 г., после жалобы Литвы («Газпром» – единственный поставщик «голубого топлива» в эту страну) на слишком высокие цены. Вильнюс требует возместить 1,5 млрд евро переплаты. Если Стокгольмский арбитраж встанет на сторону литовского импортера газа Lietuvos dujos, «Газпрому» грозит 10-процентный оборотный штраф. В 2014 г. оборот российской корпорации достиг 2,86 трлн руб. (+1,57% за год). 

Это далеко не первое разбирательство по поводу завышенных цен. В 2010 г. с аналогичными требованиями выступила Edison (Италия). «Газпром» уступил, итальянцы отозвали иск. Тогда же монополист согласился сбавить цену для немецких RWE и E.ON, а также французской Suez SA. 

В то же время «Газпром» пытается сохранить привязку газа к нефти. В последней отчетности монополиста есть раздел «Риски, связанные с возможным изменением цен на газ на европейском рынке». В документе сказано, что ЕС стремится к развитию рынка биржевой торговли. «Газпром» не отрицает развития альтернативных механизмов ценообразования, однако считает, что пределы этого развития существенно ограничены» – полагают в компании и добавляют, что в газовой формуле нефтепродукты играют роль универсального дефлятора. «Их наличие не позволяет цене газа сильно оторваться от цен других сырьевых товаров», – поясняют в «Газпроме». 

Тем не менее Европа не слышит доводов российской компании. Опасаясь будущих потерь, газовый монополист пытается диверсифицировать поставки топлива. Сможет ли нам помочь Китай?

Затаившийся дракон

Россия начала готовить почву для глобального разворота на Восток еще в 2012 г. Именно тогда президент РФ Владимир Путин поручил построить газопровод Якутия – Хабаровск – Владивосток. Проект был призван подстегнуть экономическое развитие Дальнего Востока за счет богатых сибирских месторождений. В отдаленной перспективе эта труба должна была прорубить окно в Азиатско-Тихоокеанский регион. 

События резко ускорились после того, как РФ и ЕС поссорились из-за конфликта на Украине. Москва повернулась лицом к Пекину, а газ снова превратился из природного ресурса в политический инструмент. В мае 2014 г. «Газпром» заключил сделку с китайской госкорпорацией CNPC. Она добывает 54% китайской нефти и 75% газа. По итогам 2013 г. CNPC добыла 88,84 млрд куб. м газа (+11,2% за год). Для сравнения: «Газпром» за тот же год добыл 487,4 млрд куб. м. 

Ранее CNPC уже получала доступ к российским ресурсам. Так, с 2003 г. она работает с «Лукойлом» и «Роснефтью». При этом китайцы учредили с «Роснефтью» совместное предприятие Vostok Energy, в котором владеют долей в 49%. Таким образом CNPC начала разрабатывать месторождения в Восточной Сибири (Верхнеичерское и Западно-Чонское). Кроме того, в 2009 г. Россия подписала с CNPC договор о поставке нефти по специальному трубопроводу. К 2018 г. РФ обязалась нарастить перекачку «черного золота» в КНР до 30 млн тонн в год. Контракт действует 25 лет. CNPC имеет в РФ и газовые интересы. Китайская корпорация владеет 20-процентным пакетом в компании «Ямал СПГ» (газодобывающее предприятие с заводом по сжижению газа). В начале 2014 г. она выкупила эту долю у «Новатэка» Леонида Михельсона.

И вот теперь CNPC получила доступ к «Силе Сибири». Контракт действует в течение 30 лет, каждый год Россия будет поставлять 38 млрд куб. м «голубого топлива» по схеме «бери или плати». 

Стартовая точка российско-китайского мегапроекта – Ковыктинское месторождение в Иркутской области. Его запасы оцениваются в 1,5 трлн куб. м газа. Дальше труба идет на север, к Чаяндинскому центру газодобычи (запасы – 1,2 трлн куб. м), а потом – только на Восток. Из Благовещенска и Дальнереченска газ потечет в Поднебесную. 

В официальном сообщении «Газпрома» по поводу заключения сделки сказано, что контракт подписан на взаимовыгодных условиях. Особенно подчеркивается то, что стоимость газа по контракту привязана к ценам на нефть. Здесь используется та самая схема, которой противится Европа. 

Изначально предполагалось, что Китай заплатит за газ $400 млрд. При этом затраты России изначально должны были составить $55 млрд, но затем они выросли до $70 млрд. Другие коммерческие подробности сделки не раскрываются. 

Основная проблема соглашения с КНР – именно нефтяная привязка. На момент подписания договора баррель марки Brent стоил $105,4. Сейчас «черное золото» торгуется на уровне $60, то есть нефть подешевела на 40%. Если грубо перенести данное снижение цены на контракт, получится, что Россия получит не $400 млрд, а $240 млрд. Повторим, это грубая прикидка, поскольку итоговая цена газа может определяться не только нефтяными котировками, но и стоимостью нефтепродуктов. Кроме того, в непрозрачный контракт могут быть включены и другие факторы. 

При этом зампред правления «Газпрома» Александр Медведев настроен оптимистично. Он полагает, что газовая монополия готова к ценовым колебаниям и верит в подорожание «черного золота». «Что нефть поднимется, исходя из ситуации с балансом спроса и предложения, ни у кого сомнений на этот счет нет», – говорил он в начале февраля.

Если учесть, что Россия не может влиять на изменение цен на нефть – все рычаги находятся в руках у ОПЕК, США и даже Китая (Пекин является крупнейшим покупателем топлива, и изменение уровня потребления влияет на его стоимость), то привлекательность контракта для нашей страны будет меняться под воздействием внешних факторов. Так, в ноябре 2014 г. замминистра по развитию Дальнего Востока Олег Скуфинский признал, что дешевеющая нефть снизила стоимость контракта для КНР. Он сказал, что «Газпром» подошел к реализации «Силы Сибири» в ухудшившихся условиях. 

Но не стоит забывать, что контракт не является чисто экономическим. Соглашение должно было решить две задачи. Во-первых, показать, что русский с китайцем – все еще братья навек. Во-вторых, напугать европейских потребителей: мы, мол, и без вас обойдемся с таким клиентом, как КНР. 

К Пекину передом

27 февраля в ходе Красноярского экономического форума вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что Россия готова разрешить китайцам приобретать доли больше 50% в стратегических нефтегазовых месторождениях России. Чиновник также сказал, что Китай – безальтернативный партнер РФ в Азии.

Фактически Аркадий Дворкович попросил китайцев активнее входить в российский ТЭК. Но они пока не торопятся. Поднебесная проводит осторожную политику и принимает решения медленно. На ближайшие десятилетия она обеспечила себя сибирским газом и нефтью. И все эти годы Пекин будет планомерно работать над снижением энергозависимости от России. Как и Европа. 

Уже через пять лет КНР планирует увеличить добычу сланцевого газа на своей территории в двадцать раз, до 30 млрд куб. м в год. Эти объемы сопоставимы с российскими поставками через «Силу Сибири». Сейчас сланец занимает всего 1% в общей добыче «голубого топлива». Она вырастет до 15%. На данный момент сланцевый газ выкачивается из 400 скважин. Их число будет расти на несколько сотен ежегодно. 

Согласно прогнозу Министерства земельных и природных ресурсов КНР, в 2015 г. страна добудет 6,5 млрд куб. м сланцевого газа. Для сравнения: в 2013 г. было выкачано всего 200 млн куб. м. Разработкой месторождений занимаются компании Sinopec и PetroChina, которая принадлежит CNPC.

Китайская сланцевая революция позволит стране решить две ключевые проблемы. Первое – сократить использование угля и улучшить экологическую ситуацию (из-за угольной взвеси и смога в крупных городах Поднебесной тяжело дышать). Второе – создать базу для импортозамещения в энергетической отрасли. 

Похоже, что «Газпром» оказался в цугцванге. В шахматах так называют позицию игрока, при которой каждый следующий ход делает его слабее. Европа хочет сократить потребление российского газа и пересмотреть цены в свою пользу. Азия готова пользоваться нашими ресурсами, но пустит их на диверсификацию экономики. «Газпрому» придется подстраиваться под новые условия. Пока у компании есть время. И ЕС, и КНР привязаны к ней на десятилетия. 

Газовый колосс

В ближайшей перспективе позициям «Газпрома» ничего не грозит, уверены эксперты. Начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России Александр Курдин полагает, что Европа останется ключевым рынком «Газпрома» в обозримом будущем. «И наоборот. В ближайшие 10–15 лет «Газпром» не сумеет заместить европейских потребителей», – сказал он в беседе с «Ко».

«Несмотря на усилившиеся геополитические риски, невзирая на курс на снижение энергозависимости от внешних поставщиков, Европа останется наиболее выгодным рынком сбыта для «Газпрома». Это объясняется развитой инфраструктурной сетью, а также устоявшейся системой поставок», – вторит ему аналитик департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Аркадий Шафран. 

Директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин считает, что Европа не может сейчас отказаться от российского газа. Но, по мнению эксперта, европейские потребители вполне способны снизить зависимость от поставок «Газпрома» до 10–15% (с нынешних 30%). «Газпром» в своем нынешнем виде вряд ли сможет пережить такое сокращение. Компанию придется разделить на части», – прокомментировал Михаил Корчемкин. 

Учитывая, что от «Южного потока» Россия отказалась окончательно (это подтверждали и Миллер, и Путин), а «Турецкий поток» – проект менее масштабный, «Газпром» лишился мощнейшего рычага влияния на Европу. Тем более что Брюссель собирается прожить собственный «южный газовый коридор» в обход РФ. Накануне объявления о создании Энергосоюза еврокомиссар Марош Шефчович дал интервью The Guardian. В нем он раскрыл часть плана ЕС по диверсификации поставок топлива. Так, Европа потратит 45 млрд евро на прокладку крупнейшего на планете трубопровода. Его исток будет расположен в Туркмении. Он пройдет через Иран, Ирак, Азербайджан и Турцию. Отсюда трубы пойдут по старому маршруту «Южного потока».

Реализация наполеоновских планов Еврокомиссии – дело не одного года. На это могут уйти десятки лет. Но уже сегодня газовая отрасль готовится к тектоническому сдвигу. Брюссель проводит тотальную либерализацию европейского рынка. Пекин планирует захватить доминирующую позицию в Азии, чтобы диктовать условия местным потребителям. В этих сценариях «Газпрому» не отводится главная роль. Все, что компания может сделать – попробовать приготовиться к худшему. Для жесткой, громоздкой структуры, привыкшей играть по своим правилам, столкновение с новой реальностью может стать слишком тяжелым испытанием.