/
13.10.2016

Государство не довольно, как госкомпании тратят его деньги

Министерство финансов предложило установить норму, обязывающую госкомпании выплачивать дивиденды в размере не менее 50% от чистой прибыли по МСФО - соответствующий документ уже направлен на согласование в правительство РФ.
Ставка на госкомпании делается неслучайно – являясь локомотивами отечественной экономики, накопившими в тучные годы денежный жирок, в условиях кризиса именно они должны стать опорой для испытывающего дефицит бюджета страны. Однако, судя по всему, отдельные компании не только не хотят делиться с государством и прочими акционерами своими прибылями, но и, наоборот, усугубляют своё положение, допуская вопиющие примеры неэффективности в процессе корпоративного управления

Последнее, пожалуй, наиболее важно, поскольку от самочувствия госкомпаний во многом зависит ситуация на рынках в целом и в экономике страны. И если в период стабильности на ошибки и недоработки еще можно было закрывать глаза, то теперь любой просчёт становится фатальным – уменьшается стоимость компаний, снижается инвестиционная  привлекательность и т.д.

Здесь стоит отметить следующее: еще в начале 2014 г., желая застраховаться от возможных будущих потрясений, Центробанк России с подачи Правительства РФ разработал и ввёл в действие Кодекс корпоративного управления, адресовав его компаниям с государственным участием. «По сути это свод базовых правил, которые направлены на совершенствование различных аспектов корпоративных отношений, таких как обеспечение равенства акционеров, защита интересов инвесторов», - отмечал тогда премьер Дмитрий Медведев. С того момента прошло более двух лет. Минувшей весной экспертный совет при правительстве РФ и рабочая группа по созданию международного финансового центра проанализировали, как выполняются положения Кодекса. Как оказалось, лишь в половине госкомпаний серьёзно и вдумчиво подошли к претворению в жизнь положений кодекса. В число же компаний, неэффективно выполняющих требования, по данным «Коммерсанта», вошли РЖД, «Газпром», «Совкомфлот» и «Транснефть».

Последняя, по мнению наблюдателей, оказалась в черном списке вполне ожидаемо. Впрочем, ожидать, что компания под управлением Николая Токарева могла бы стать образцом прозрачности, было бы по меньшей мере недальновидно.

Иностранные инвесторы жалуются на «Транснефть»

Увы, стоит признать - за последние годы имидж «Транснефти» оказался серьёзно подмочен. Причиной тому является политика руководства компании. Продолжает оставаться на слуху скандал с одним из миноритариев «Транснефти» - инвестиционным фондом UCP Industrial Holdings Ильи Щербовича, вызванный решением компании занизить выплаты дивидендов по привилегированным акциям. Напомним вкратце суть дела: в начале года стало известно – на выплату дивидендов по итогам 2015 г. «Транснефть» планирует направить 100% своей чистой прибыли по РСБУ, при этом владельцам привилегированных акций достанется только 10%.

Это означает, что на одну привилегированную акцию, владельцами которых являются частные лица, выплаты могут оказаться в 2,5 раза меньше, чем на обыкновенную, пакет которых в полном объеме находится в собственности государства. При этом оставить акционеров без положенных им выплат компания решила уже во второй раз – прежде с таким же презрительным высокомерием к владельцам «префов» отнеслись в 2014 г. Всё это вылилось в итоге в грандиозный скандал, вышедший на международный уровень, после чего вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин пообещал в 3-4 квартале 2015 г. утвердить новую дивидендную политику, не  ущемляющую интересы владельцев привилегированных акций.

«Компания перейдет к новому подходу выплаты дивидендов – будет направлять на дивиденды 25% по МСФО с применением различных поправочных коэффициентов. В новой дивидендной политике не планируется менять пропорцию распределения прибыли на дивиденды: 10% на привилегированные акции, 15% на обыкновенные», - заявлял Гришанин. С тех пор прошло уже более полутора лет – обещанная новая политика так и не появилась. История же с UCP Industrial Holdings показывает, менять, похоже, ничего и не планировалось.

И вот итог - в середине сентября целый ряд иностранных и российских инвесторов обратились к российским властям с жалобами на действия «Транснефти». Лейтмотив всех обращений один – политика компании Николая Токарева ведёт к ухудшению инвестиционного климата в России.

«Мы обеспокоены различными проблемами в области корпоративного управления «Транснефти», которые существенно подрывают привлекательность инвестиций в российские госкомпании <…> Особую обеспокоенность вызывает подход «Транснефти» к распределению дивидендов, который, в случае сохранения в будущем, будет приводить к несправедливому отношению к инвесторам и негативному влиянию на имидж российских госкомпаний», - цитирует Forbes письмо фонда UFG Asset Management, направленное  премьеру Дмитрию Медведеву, первому вице-премьеру Игорю Шувалову, помощнику президента Андрею Белоусову и руководителю Росимущества Дмитрию Пристанскову.

С аналогичными заявлениями выступили Deutsche Bank и фонд Prosperity Capital Management. Впрочем, они ставят вопрос шире – отмечая, что принятые в «Транснефти» принципы распределения дивидендов заставляют инвесторов задумываться, стоит ли вкладываться в российские бумаги, авторы посланий довольно прозрачно намекают: «Транснефть» искусственно занижает размер своей чистой прибыли, переводя её на дочерние компании. Как результат – деньги могут недополучать не только миноритарии, но и главный акционер в лице государства.

Секреты распределения прибыли

Разговоры о том, что «Транснефть», видимо, несколько вольно обращается с зарабатываемыми деньгами ходили давно, однако если речь об этом начинают вести зарубежные финансисты, то это уже тревожный звонок. Сам Николай Токарев не раз подчёркивал, что для него на первом месте стоят интересы государства: «Мне абсолютно все равно, как они [привилегированные акции] котируются, сколько стоят. Выстраивать дивидендную политику по «префам» не считаю нужным», «У нас один акционер – государство. У нас миноритариев нет… Это не акционеры на самом деле». Однако похоже, что разговоры о следовании государственным интересам всего лишь являются ширмой, скрывающей иные, более приземлённые цели.
 
Для этого достаточно посмотреть отчётность.



Из приведённых данных видно, что по итогам распределения прибыли в 2015 году государство получило менее 9% от общей прибыли группы «Транснефть». Львиная же доля средств остаётся у дочерних компаний.

На этом фоне вспоминаются слова Владимира Путина, заявившего в декабре 2014 г.:«Хочу напомнить – мы договаривались об общем правиле выплаты дивидендов для госкомпаний: не менее 25% от чистой прибыли. Однако по итогам последних двух лет это требование выполняется чуть более половиной госкомпаний… Давайте договоримся: если решения принимаются, то их надо исполнять». Нетрудно заметить, что политика «Транснефти» прямо противоречит требованию президента. Интересно, как относятся в Кремле к прямому игнорированию слов главы государства?

Можно предположить, что федеральные власти полагаются на данные госкомпании. Так, согласно заявлениям руководства, «Транснефть» «занимала 2 место» среди российских компаний с госконтролем по выплатам дивидендов в 2014 г. Однако по факту это также не соответствует действительности. В отчёте «Транснефти» приводятся следующие сведения о дивидендах и чистой прибыли по РСБУ за 2014 г.

Информация в отчете Транснефти за 2014 г. (дивиденды / чистая прибыль по РСБУ):
 

Однако фактические данные выглядят несколько иначе. 

Информация по группе Транснефть за 2014 г. (дивиденды / чистая прибыль группы):

При этом в п. 6.1. Устава головной компании «Транснефти» указано, что целью компании является извлечение прибыли. То есть, фактические финансовые результаты «Транснефти», в сравнении с дочерними компаниями, явно не соответствуют Уставу.



Впрочем, у Николая Токарева есть свое собственное объяснение относительно того, почему разница между прибылью головной компании ОАО «АК «Транснефть» и дочерних компаний столь велика. Что такое консолидировать прибыль? Это забрать ее у «дочек», которые крупные налогоплательщики. Сегодня они выплачивают в регионах 50 с лишним млрд рублей налогов…», - считает он.

Однако такое пояснение граничит с лукавством. С 2012 г. «Транснефть» является ответственным участником консолидированной группы налогоплательщиков. Потому даже если вся прибыль будет формироваться исключительно на головной компании, поступления налогов в регионы от этого никак не изменятся.

В результате вся эта схема похожа на классическую попытку вывода средств – основная часть прибыли остаётся на «дочках», из-за чего акционеры недополучают значительные суммы. Причём данная схема сложилась не вчера. «Исторически «Транснефть» формирует на головной компании стабильно низкий размер чистой прибыли (4-20% от консолидированной чистой прибыли всей группы «Транснефть»)», - приводит Forbes обращение УК «Лидер» к министру экономического развития Алексею Улюкаеву.

Возникает вопрос – на что же «Транснефть» тратит «сэкономленные» таким образом деньги?

Как работают эффективные менеджеры

На этот счёт опять-таки существует мнение Николая Токарева – у «Транснефти» гигантское хозяйство, которое нужно обслуживать, а также обширные инвестпрограммы. Для всего этого требуются значительные средства. «… Имея такую напряженную инвестпрограмму как у нас, раздавать направо-налево деньги?», - заявлял Токарев.

Но вот в чём загвоздка – если сопоставить работу «Транснефти» с деятельностью аналогичных зарубежных компаний, то сравнение получится не в пользу фирмы Николая Токарева. Выходит, что эффективность деятельности «Транснефти» находится на ужасающе низком уровне: один сотрудник канадской трубопроводной компании TransCanada обслуживает почти в 13 раз (!!!) больше трубопроводов, чем один сотрудник «Транснефти» (см. справку).



Другой момент: согласно учетной политике «Транснефти» по МСФО, срок полезного использования нефтепроводов и резервуаров составляет 26,5 лет, что значительно меньше, чем у западных трубопроводных компаний. Это позволяет компании завышать амортизационные отчисления и занижать чистую прибыль по МСФО, которая должна быть базой для расчета дивидендов. Также высокие амортизационные отчисления помогают «Транснефти» обосновывать завышенные капитальные вложения на замену, техническое перевооружение и реконструкцию нефтепроводов и резервуаров.



Логично спросить – стоит ли проводить бесконечный ремонт, если можно направить деньги на выплату высоких дивидендов государству и другим акционерам?

Кстати, еще в 2011 году «Транснефть» обещала, что в период до 2017 г. в среднем будет тратить на техническое перевооружение и реконструкцию трубопроводной сети не более 90 млрд руб. ежегодно, что примерно соответствовало амортизационным отчислениям. Однако в конце 2013 года руководство компании неожиданно изменило свою позицию, заявив, что в период с 2015 по 2020 год намерена в среднем тратить на перевооружение и реконструкцию уже 238 млрд руб. ежегодно, что более чем в 2 раза превышает исторические показатели 2010-2014 гг. и прежние расчеты. Неудивительно, что обоснованность многочисленных дорогостоящих инвестпроектов и ремонтов вызывает большие сомнения. Складывается впечатление, что в то время, когда вся страна стремится сократить расходы и сэкономить, руководство госкомпании решило жить на широкую ногу.

Финансово-нефтяные таланты

Тем временем «Транснефть» продолжает еще и занимать деньги. Так, в начале октября стало известно – компания разместила на Московской бирже облигации на общую сумму 15 млрд рублей. Ранее в сентябре «Транснефть» разместила на бирже облигации на сумму 17 млрд. рублей. До того выходы на биржу осуществлялись в августе и июле. Всего же, согласно решению совета директоров, предполагается выпустить облигации на сумму 280 млрд рублей. Срок обращения облигаций в рамках программы - 30 лет. Очевидно, что думать над тем, как погашать гигантский долг, будет уже не нынешнее руководство компании…

При этом финансовая политика «Транснефти» вызывает порой недоумение. Так, Николай Токарев принял решение застраховать риски от падения курса. Только не рубля, а… доллара, несмотря на то, что вся деятельность компании ведется в рублях, а валютных кредитов у Транснефти было больще,чем валютных депозитов. В итоге после того, как курс американской валюты еще подрос, «Транснефть» потеряла 76 млрд рублей, что составляет почти 10% от годовой выручки компании.

Еще более странно выглядит выбор банков для размещения свободных денежных средств. 21 января 2016 г. ЦБ РФ лишил лицензии Внешпромбанк, в котором у Транснефти и контролируемой ею компании «Новороссийских морской торговый порт» (НМТП) было размещено 9 млрд руб. и 18,6 млрд руб. соответственно. Спустя восемь дней ЦБ РФ назначил временную администрацию в банке «Интеркоммерц», а в феврале 2016 г. лишил данный банк лицензии. В «Интеркоммерце» «Транснефть» хранила около 6,6 млрд руб. В результате ненадежных вложений в банки только в 2015 г. списания и убытки «Транснефти» и НМТП составили суммарно 34,2 млрд руб.

Особенно пикантно на этом фоне выглядят суммы, перечисляемые «Транснефтью» на благотворительность – с 2007 по 2014 г.г. руководство компании направило на различные проекты около 33 млрд.(!) рублей, что в 1,5 раза больше объёма дивидендов, выплаченных за это же время. Так что, судя по всему, рассчитывать, что деньги «Транснефти» помогут тощающему бюджету, Минфину явно не стоит. По крайней мере, пока у руля компании стоит её нынешний капитан.

КСТАТИ

В 2015 году руководство «Транснефти» в очередной раз продемонстрировало навыки манипулирования финансовой отчетностью. Так, по итогам 2015 г. головная компания отразила в отчетности по РСБУ убыток по операциям с валютными деривативами (обязательства перед банком по данным операциям были погашены именно в 2015 году). В результате чистая прибыль головной компании группы «Транснефть» за 2015 год могла стать резко отрицательной, что вызвало бы много вопросов у государства и инвесторов. Для маскировки убытков руководство Транснефти ВПЕРВЫЕ распорядилось поднять дивиденды с дочерних компаний на головную. После проведенных манипуляций чистая прибыль ПАО «Транснефть» за 2015 г. оказалась на 8,6% выше аналогичного показателя 2014 г.

Всё это подталкивает наблюдателей к мнению, что руководство «Транснефти» рисует результаты компании по РСБУ по своему усмотрению, при том, что сами цифры никак не отражают реальной картины. Подобные масштабные манипуляции с прибылью, похоже,  характерны лишь для одной госкомпании в России – «Транснефти».