Главу клана Беляевых атакуют наследники партнеров по бизнесу

В автограде со скандалом делят бывшие активы компании, через которую шло снабжение «стройки века». В Набережных Челнах разгорелся бизнес-конфликт с участием целого ряда близких родственников легендарного Раиса Беляева, работавшего в годы строительства КАМАЗа первым секретарем горкома КПСС.
06.09.2013
Как стало известно газете «БИЗНЕС Online», за активы, контролируемые родным братом бывшего руководителя города, 64-летним влиятельным бизнесменом Маратом Беляевым, сражаются родственники покойного топ-менеджера одной из его компаний. Они утверждают, что их незаконно лишили доли в бизнесе, стоимость которого составляет сотни миллионов рублей, и пытаются преследовать членов семьи Беляевых в уголовном порядке.

ВЕНДЕТТА ДЛИНОЙ ПЯТЬ ЛЕТ

Вчера в горсуде Набережных Челнов состоялось заседание, на котором рассматривался вопрос о признании незаконным постановления следственного отдела СК РФ по РТ об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении соучредителей ООО «Кама-И» по фактам внесения ложных сведений в результаты голосования при проведении общего собрания собственников. Инициаторами заявления стали наследники умершего в 2008 году директора ООО «Кама-И» Фидаеса Мурадылова – его вдова Рамзия, сын Руслан и дочь Рузиля Мурадыловы. Они пытаются вернуть принадлежавшие Мурадылову активы, которые, как они считают, остальные члены общества вывели в компанию, которую контролирует влиятельный в автограде предприниматель Марат Беляев – родной брат Раиса Беляева, работавшего в годы строительства КАМАЗа первым секретарем горкома КПСС.

Внутрикорпоративный спор, как выяснил корреспондент «БИЗНЕС Online», длится между семьями Мурадыловых и Беляевых уже целых пять лет, с того момента как наследники скоропостижно скончавшегося директора и совладельца ООО «Кама-И» Фидаеса Мурадылова попытались вступить в права наследования на его 11-процентную долю.

Компания владеет в Набережных Челнах 360-метровым причалом, производственной базой, площадью более 6,5 тыс. кв. м, складами, гаражами, квартирой и административно-бытовым зданием, площадью 4,2 тыс. кв. м и т.д. По словам Ильдуса Гарафова – адвоката семьи Мурадыловых, по состоянию на август 2008 года стоимость этих активов составляла 175 млн. рублей. Сегодня рыночная стоимость собственности компании, как считают наследники Мурадылова, составляет не менее 250 млн. рублей, и они рассчитывают путем продажи своей доли в предприятии выручить не менее 27,5 млн. рублей.

ООО «Кама-И» с уставным капиталом в 10 тыс. рублей было зарегистрировано в 2003 году. Участниками общества являлись: Марат Киямович Беляев (16% уставного капитала), Игорь Маратович Беляев (55%), Игорь Ханифович Беляев (6%), Альфия Мирзасалиховна Гарипова (6%), Тансулу Салахитдиновна Фатихова (6%) и Фидаес Минифарсиевич Мурадылов (11%). Когда последний в списке учредителей по состоянию здоровья не мог исполнять свои обязанности директора, на эту должность была назначена Альфия Гарипова.

После смерти Мурадылова его наследники через нотариуса отправили ей запрос по поводу своих долей в наследстве. На него Гарипова ответила: «В связи с тем, что компания приводит свои учредительные документы в соответствие с требованиями закона, ответ будет дан позже». По словам Гарафова, практически в это же время оставшиеся учредители компании провели общее собрание участников ООО, на котором приняли решение исключить из состава учредителей Мурадылова и Игоря Ханифовича Беляева – племянника Марата Киямовича Беляева.

КАК ОДИН КРУПНЫЙ  БИЗНЕС ПРЕВРАТИЛСЯ В ЧЕТЫРЕ СРЕДНИХ

Если зайти на сайт Арбитражного суда, то можно найти не одно дело с участием Игоря Ханифовича Беляева. Впрочем, их всех объединяет тот факт, что он требовал свою долю в уставном капитале уже названного ООО «Кама-И», а также в ООО «Лес-сервис», ООО «Стройтранс» и ООО «Икар».

Как удалось выяснить газете «БИЗНЕС Online» из источников, знакомых с ситуацией, в свое время эти фирмы были созданы Маратом Беляевым для того, чтобы получить контроль над активами ОАО «УПТК Камгэс» (управление производственно-технологической комплектации — прим. ред.), где он занимал должность генерального директора. Нужно отметить, что в советское время это предприятие было одним из крупнейших в автограде, в нем работали около 3500 человек, и оно занималось снабжением крупнейших строек Набережных Челнов – фактически основной поток стройматериалов для города и КАМАЗа шел через него. Стоит ли говорить о том, что Марат Беляев, который, напомним, вдобавок еще приходится родным братом Раису Беляеву, был и остается одним из влиятельнейших фигур в городе. Клан Беляевых, как утверждают знающие люди, насчитывает только около 150 близких родственников. Кроме Марата Беляева, пожалуй, самым известным из них является Айдар Беляев – гонщик команды «КАМАЗ-Мастер», сын Раиса Киямовича. Кроме того, в медицинской среде хорошо известен Айрат Беляев – главврач МУЗ ГБСМП №2 (Казань). Среди строителей хорошо известен Ханиф Беляев – еще один брат Раиса Беляева, долгое время возглавлявший крупные строительные организации в Челнах и Елабуге. После ухода из жизни Раиса Беляева «старшим» родственником стал Марат Беляев.

Однако вернемся ближе к делу. Как рассказали наши источники, когда УПТК акционировался и преобразовался из госпредприятия в ОАО, Марат Беляев решил, что акционеров слишком много и это мешает дальнейшему развитию предприятия. Он приложил немало усилий, чтобы сконцентрировать в своих руках около 75 - 80% акций компании. Это дало ему возможность передать имущество УПТК в аффилированные компании. Были созданы четыре ООО – «Кама-И», «Лес-сервис», «Стройтранс» и «Икар». Этим предприятиям и были переданы все основные фонды УПТК с отсрочкой платежа. Сумма была мизерная, и в течение трех лет выкупной платеж был погашен. Во вновь созданных ООО контроль осуществлялся Маратом Беляевым, который вместе с сыном Игорем владел почти двумя третями всех четырех предприятий. Остальную треть уставного капитала разделили Игорь Ханифович Беляев, директора ООО, в том числе и директор «Кама-И» Мурадылов, главные бухгалтера и коммерческие директора.

СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС

Неизвестно, какая кошка пробежала между Маратом Беляевым и его племянником Игорем Ханифовичем (сыном еще одного брата Раиса Беляева, упомянутого выше), но племянник влиятельного бизнесмена, который кроме того, что был соучредителем, еще занимал должность главного инженера всех четырех ООО, а также входил в их совет директоров, решил выйти из семейного бизнеса. Судя по тому, что он обратился в Арбитражный суд, цивилизованно разбежаться не получилось. В итоге Игорь Беляев доказал в суде, что имеет право на свою долю во всех четырех компаниях.

Но, по-видимому, Марат Беляев делиться с племянником не захотел и в конце 2008 года создал еще два ООО — «Маиголь», учредителем которого стал давний соратник Марата Беляева Сагит Махмутов и «Бимком», где в качестве учредителя выступила Гарипова, проработавшая с влиятельным бизнесменом не один год. Наши источники утверждают, что названия этих компаний прямо указывают на их принадлежность семье Беляевых. Маиголь происходит от Марат, Игорь, Ольга, а Бимком — Беляев Игорь, Марат Киямович, Ольга Маратовна. В течение короткого времени были заключены договора купли-продажи и все имущество «Кама-И», «Лес-сервис», «Стройтранс» и «Икар» перекочевало в «Маиголь» и «Бимком». Игорь Ханифович Беляев, впрочем, смог доказать в Арбитражном суде свою правоту и заполучить свою долю имущества.

ВИНОВАТ КРИЗИС?

Что касается Мурадыловых, то Марат Беляев обещал им каждый год выплачивать дивиденды и даже в 2009 году перевел каждому по 40 тыс. рублей, которые им положены по итогам деятельности «Кама-И» в 2007 году. Но затем в течение трех лет никаких дивидендов не выплачивалось. На вопросы Мурадыловых, почему они не выплачиваются, Марат Беляев ссылался на экономический кризис, обещая при этом в дальнейшем непременно выплачивать причитающиеся семье суммы.

В 2012 году у вдовы Мурадылова Рамзии возникли серьезные проблемы со здоровьем, требовалась большая сумма на лечение. На семейном совете приняли решение продать принадлежащую им долю в компании. Однако нанятый адвокат выяснил, что «Кама-И» на основании решения общества, принятого в апреле 2012 года, ликвидируется и что назначена ликвидационная комиссия. При этом наследников Мурадылова, владеющих, повторимся, 11-процентной долей предприятия, на общее собрание общества никто не вызывал, а подлинность их подписей в протоколе решения учредителей о ликвидации вызвала большие вопросы. Проведенная по инициативе Мурадыловах почерковедческая экспертиза Средне-Волжского регионального центра судебной экспертизы установила, что они не являются подлинными.

ВЕРНУТЬ ДЕЛО НА ДОСЛЕДОВАНИЕ

После такого поворота событий  наследники сделали запрос в Регпалату на объекты недвижимости, которые числились за ООО «Кама-И», и выяснилось, что еще в октябре 2008 года все 8 объектов недвижимости были проданы за 2,6 млн. рублей во вновь созданное ООО «Маиголь», причем зарегистрированное по тому же адресу, где базировалась компания «Кама-И».

Мурадыловы, решившие во чтобы то ни стало отстоять свои права на собственность, обратились в УВД с заявлением о привлечении Марата Беляева, Игоря Маратовича Беляева и Сагита Махмутова к уголовной ответственности по ст. 159 ч. 4 («Мошенничество в особо крупных размерах») и ст. 201 («Злоупотребление должностными полномочиями»). Они также обратились в следственный комитет с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые исказили результаты голосования общего собрания ООО «Кама-И» и внесли недостоверные сведения в ЕГРЮЛ.

По словам Гарафова, следственный комитет 8 раз отказывал в возбуждении уголовного дела по ст. 170 ч. 1 («Фальсификация ЕГРЮЛ») и ст. 185 ч. 5 УК РФ («Злостное уклонение от раскрытия информации о ценных бумагах»), и 6 раз этот отказ в возбуждении уголовного дела отменяла городская прокуратура, но только после жалобы заявителей в суд. 7 раз с формулировкой «за отсутствие состава преступления» в возбуждении уголовного дела отказывали и в управлении МВД по автограду. Тем не менее на последнем судебном заседании уже Верховный суд РТ признал, что Тансулу Фатихова (соучредитель ООО «Кама-И»), которая вела протокол общего собрания и являлась его секретарем, исказила данные в ходе общего собрания учредителей. Поэтому было принято решение суда о том, что дело необходимо вернуть на дополнительное расследование в следственный комитет. "Кама-И" владела в Челнах 360-метровым причалом, производственной базой, складами, гаражами и т.д., рыночная стоимость которых составляет 250 млн. рублей.

ОТСУТСТВУЕТ КОНТРОЛЬ

Возвращаясь ко вчерашнему заседанию суда в Набережных Челнах, отметим, что на нем адвокат семьи Мурадыловых Фарит Канцеров пытался доказать суду, что постановление челнинского следственного отдела СК РФ по РТ об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Фатиховой незаконно. Канцеров пояснил, что вынесенные следователем Ситдиковым 8 отказов в возбуждении уголовного дела в отношении Фатиховой, отмененные впоследствии судом по его жалобе, доказывают, что следователь относится к своим обязанностям недобросовестно, а со стороны руководства челнинского следственного отдела отсутствует должный контроль, как, впрочем, и со стороны прокуратуры автограда.

По его словам, суд принял решение прекратить производство в части признания незаконным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, так как последнее постановление  Ситдикова от 2 августа 2013 года об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено его же непосредственным начальником – заместителем руководителя следственного отдела по Набережным Челнам Лизуновым. Это, по мнению суда, означает, что должностные лица следственного комитета, отменяя вынесенное следователем процессуальные решения, не бездействовали. Поэтому в части признания бездействия должностных лиц следственного отдела и прокуратуры истцу было отказано. Адвокат намерен это решение обжаловать в Верховный суд РТ.

Газета «БИЗНЕС Online» обратилась за комментариями к Марату Беляеву, однако он сообщил через помощников, что до окончания судебного разбирательства не намерен делиться своим взглядом на проблему.

У МУРАДЫЛОВЫХ  ЕСТЬ НЕПЛОХОЙ ШАНС

Эксперты, опрошенные газетой  «БИЗНЕС Online», отметили, что дележ имущества между родственниками и соучредителями встречается сплошь и рядом. Михаил Надеждин – директор юридической компании «Надеждин и партнеры»:

- Учредители регулярно делят бизнес друг с другом. Вначале, как правило, бывает всем весело, но как только начинаются проблемы, возникает дележ имущества. Это сплошь и рядом встречается, как говорится, суды на этом стояли и стоять будут. Для того чтобы более предметно комментировать данную ситуацию, чтобы не огульно подходить, конечно, необходимо изучить документы. Например, на каком основании передавалось имущество из одной компании в другую? Одно дело, если были законные основания, например, в счет погашения кредитов. Но тут возникает масса вопросов: к примеру, вступили ли дети Мурадылова в наследство? Потому что есть масса историй, когда люди в силу своей юридической безграмотности доводят дело до неприятностей. Поэтому нельзя просто так винить кого-то, что он кого-то кинул. Это очень сложный вопрос, не такой простой, как кажется на первый взгляд. Я, конечно, понимаю, что с той стороны все кажутся злодеями, но я бы не был в данном случае так категоричен. Я не уверен, что те, кто претендуют на долю в имуществе, сами сделали все необходимое, предусмотренное законом, для того чтобы это имущество получить. Без суда здесь разобраться однозначно невозможно.

Леонид Иванов – генеральный директор научно-консалтингового центра «Аудитор-Ч»: 

- Когда компанию учреждают 6 человек, сразу же с первых дней закладывается конфликт. Поэтому я всегда советую этого не делать, предупреждаю, что людям потом придется в суд подавать, разбираться, ругаться, кому и сколько принадлежит. Там уже неважно будет, кто соучредитель: брат, сестра, друг, родственник. Что касается этого дела, то если там действительно была подделка документов, то однозначно уголовное дело надо открывать. Но нельзя полагаться на эмоции истцов, нужно смотреть документы. Без этого сложно что-либо сказать.

Эмиль Гатауллин – адвокат:

— В «ВАМИНе», например, использовались те же схемы. На самом деле в основе всех этих дел лежат сделки с заинтересованностью, когда увод имущества в новую организацию и потом последующая продажа этих долей в новые организации – это стандартная ситуация. У меня в практике был похожий случай. В основе всего лежат сделки с заинтересованностью – сделки между взаимозависимыми лицами, то есть теми лицами, которые могут влиять на принятие решений. Я думаю, что у Мурадыловых неплохой шанс отсудить и вернуть себе обратно имущество. Практика стандартная. Суд на стороне закона здесь просто должен быть, а закон однозначно трактует.

Артур Акмаев – председатель коллегии адвокатов РТ:

— Все зависит от учредительных документов, которые были в компании «Кама-И», какой порядок согласования выдела имущества. То есть если это крупная сделка была, в уставе это может быть прописано только решением всех учредителей, не большинства, а именно всех учредителей. На общем собрании учредителей должны были присутствовать представители Мурадылова – его наследники или еще кто-то. По общей практике сложно что-то отстоять. Это очень распространенная ситуация, когда активы сливаются, и ни должники, ни даже внутренние учредители не могут получить в ней свою долю. Существует достаточно много схем, как можно размыть долю одного учредителя, как можно без этого учредителя принимать основные решения. Какую они схему принимали, сложно судить со стороны.