«Генералы так просто не уходят»: чем запомнится эпоха Дауфита Хамадишина?

Почти 15-летнее правление главы татарстанского УФСИН подошло к концу под аккомпанемент усиленного внимания ФСБ.
03.05.2017
Как и прогнозировал «БИЗНЕС Online», долгожитель системы ФСИН Дауфит Хамадишин покидает свой пост — соответствующий указ Владимира Путина опубликован накануне. Предельного возраста для этой должности он достиг еще три года назад, но, как говорят, рассчитывал на очередное продление полномочий, в котором было отказано. Кого считают наиболее вероятным преемником, уже известно.

«УВОЛЬНЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЯ ТАКОГО УРОВНЯ СЧИТАЕТСЯ ДЛИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРОЙ...»

Опубликованного накануне вечером указа президента РФ Владимира Путина в УФСИН по РТ ждали несколько недель. О том, что руководитель ведомства Дауфит Хамадишин собирается уходить в отставку, «БИЗНЕС Online» писал 1 апреля.

Повод лежит на поверхности: в этом году Дауфиту Закировичу исполнилось 58 лет, в то время как предельный возраст пребывания в его генерал-лейтенантской должности — 55 лет. Соответственно, последние пару лет контракт с главой УФСИН Москва продлевала специальным распоряжением. По некоторым данным, Хамадишин был не прочь получить продление и на этот раз и в феврале даже обсуждал данную тему с директором федерального ведомства Геннадием Корниенко. Однако договор на этот год, который должен был быть подписан в марте, так и остался неподписанным. Еще одним предвестием перемен для сотрудников УФСИН стал перенос проводимой каждые пять лет комплексной проверки из Москвы: с марта ее внезапно перенесли на ноябрь.

Примерно 10 апреля Хамадишин сообщил об отставке на утреннем разводе своим заместителям, после чего отправился в отпуск — как говорят, в весьма подавленном расположении духа. Функции исполняющего обязанности с тех пор исполняет первый заместитель Эдуард Хиалеев.

Пресс-служба ведомства ранее готовящуюся отставку не подтверждала. «Дауфит Закирович находится на рабочем месте. Увольнение руководителя такого уровня считается длительной процедурой: он пишет рапорт, который потом рассматривается. Впоследствии должен состояться указ президента. Дауфит Закирович рапорта на увольнение не писал», — утверждала в конце марта руководитель пресс-службы УФСИН по РТ Инга Мазуренко. Через пару недель она подтвердила, что ее начальник действительно отправился в отпуск в связи с «некоторыми семейными обстоятельствами». Источники «БИЗНЕС Online» рассказали, что Дауфит Закирович отправился в Ставрополье, чтобы похоронить тещу, после чего вылетел за границу.

«БУДЕТ НЕ ХАМАДИШИН — И ВСЕ РУХНЕТ»

Уход такой глыбы, как Хамадишин, — серьезнейшее событие для правоохранительной системы Татарстана. «У нас сильный начальник УФСИН Хамадишин, у него огромный опыт работы в органах, но будет не он — и все рухнет», — говорил в декабре 2015 года во время интернет-конференции в «БИЗНЕС Online» прокурор Татарстана Илдус Нафиков.

Примерно в тех же выражениях говорят о заслугах своего шефа и его подчиненные. Напомним, свою вахту он занял еще в декабре 2002 года после службы в УВД Набережных Челнов. Почти полтора десятилетия — это, что и говорить, целая эпоха. «Это не один срок уже. Я хочу сказать, больше нет таких, я единственный, кто остался из республики. И в России нет таких», — говорил он сам.

С легендарным реформатором уголовно-исполнительной системы Михаилом Галкиным-Враскиным его сравнивает помощник главы УФСИН по РТ Рафаэль Давлеев. «Я думаю, что за 15 лет Дауфит Закирович сделал примерно то же самое в Татарстане. Условия абсолютно идентичные», — поделился он с «БИЗНЕС Online».

В заслугу ему ставят, в частности, высокий уровень медицинского обеспечения заключенных. В современное лечебное учреждение удалось превратить здание тюремной больницы на территории ИК-2, построенное еще в 1875 году. Сейчас здесь проходят лечение более 1,5 тыс. заключенных в год. «Любого человека останови на улице — он тебе какие-нибудь да претензии предъявит. А находясь в местах лишения свободы, люди, которые были чего-то лишены, ощущают себя полноценными гражданами. Им оказывают полностью всю медицинскую помощь. Я считаю, что на сегодняшний день эта больница по своему оснащению отвечает полностью всем необходимым требованиям. Абсолютно. Такой больницы для осужденных никогда не было», — отметил собеседник «БИЗНЕС Online».

Заботился он и о духовной пище: большая часть молельных комнат в колониях была перестроена в полноценные церкви и мечети. Особой гордостью считаются мечеть и деревянный храм в ИК-5 строго режима в Нижних Вязовых. При этом и с ДУМ РТ, и с Татарстанской митрополией налажено плотное взаимодействие.

Для противодействия экстремизму на почве ислама сотрудники УФСИН по РТ даже прошли курсы подготовки по исламоведению на базе КФУ и мечети «Ярдэм». «Можно назвать десятки примеров людей, которые, став религиозными в колонии, вышли на свободу и в корне поменяли свою жизнь, изменили свое мировоззрение. Перестали пьянствовать, завели семьи. Что еще надо государству? Это случай, когда отпетый уголовник вдруг полностью меняет свою жизнь», — рассказал помощник Хамадишина.

Глава УФСИН по РТ наладил тесное сотрудничество с центром социальной реабилитации и адаптации (ЦРА) под руководством Азата Гайнутдинова. Центр формирует систему социального сопровождения бывших осужденных, трудоустраивает, предоставляет временное жилье и т. д. Бывшие осужденные трудоустраиваются на деревообрабатывающих предприятиях, в сельском хозяйстве, на автомойках, занимаются ритуальными услугами.

«На сегодняшний день очень важные вопросы, на которые Хамадишин обращал особое внимание, — это вопросы по ресоциализации. Вроде бы это не функция уголовно-исправительной системы, но это его манера выходить за рамки — такова гражданская позиция человека. Его интересует, а что будет с ними дальше», — отметил Давлеев. Отметим, с подачи Хамадишина президент РТ Рустам Минниханов сегодня рассматривает вопрос о строительства в черте города многофункционального центра реабилитации.

Что касается экономики УФСИН, то достижением Хамадишина считается то, что все колонии поставлены на максимальное самообеспечение продовольствием. «Всем колониям во время посевной Марат Ахметов (министр сельского хозяйства и продовольствия РТ — прим. ред.) оказывает всю помощь в выделении транспорта, техники. Это требует средств. Без республики эти вопросы нельзя было бы решить. Посевная очень серьезно готовится. Вроде колония — не сельхозпредприятие, но мы тоже об этом серьезно думаем, потому что кормить надо осужденных только свежей продукцией», — поделился помощник главы УФСИН по РТ.

Сумма произведенной продукции зачастую из года в год превышает сотни миллионов рублей. Например, производством муки и растительного масла славится нижнекамская ИК-4. Полностью татарстанские колонии обеспечивают себя и мясом. Не все так гладко с промпроизводством. Но, к примеру, стальные задвижки, которые делают в ИК-2, всегда пользовались большим спросом. Всего за прошлый год спецконтингент произвел продукции на 860 млн. рублей.

На период нахождения у власти Хамадишина на посту руководителя УФСИН по РТ пришлось значительное сокращение личного состава ведомства. Но обусловлено это было главным образом внутренними процессами самой уголовно-исправительной системы в стране. Начиная с 2013 года ряды тюремных надзирателей в республике поредели на 14%, и на сегодняшний день их число составляет чуть более 3,5 тыс. сотрудников плюс еще около тысячи вольнонаемных сотрудников. Из-за этого сокращения, по словам самих работников, резко выросла нагрузка на их плечи.

«Люди устают, теряют бдительность, а осужденные всегда ищут лазейки. На личном составе сегодня — тройная нагрузка, — признался помощник Дауфита Закировича, однако с гордостью отметил. — В нормальной жизни ЧП происходят постоянно. А там, в местах лишения свободы, где содержатся по тысяче, две тысячи человек, бывают уж такие моменты. Но самое главное — мы никогда за все 15 лет не теряли нитей управления!» Действительно, надо отдать должное: ни одного бунта серьезного масштаба допущено не было.

«ДАУФИТ ЗАКИРОВИЧ — ЧЕЛОВЕК ОЧЕНЬ ТРЕБОВАТЕЛЬНЫЙ...»

Однако, как это часто бывает, у достижений есть и обратная сторона. По словам источника «БИЗНЕС Online», долгое время проработавшего в системе УФСИН по РТ, главным каналом финансирования всех строек, включая культовые сооружения, больницу и так далее, стали «спонсорские пожертвования» самих заключенных и их родственников.

«Дауфит Закирович — человек очень требовательный. Во время объезда колоний все досконально проверяет, и если ему что-то не понравится, то тыкает пальцем и приказывает исправить, отремонтировать, сделать так, как надо», — рассказал собеседник издания. Но проблема заключается в том, что ни копейки на необходимые преобразования не выделяется. Начальники колоний, которым руководство поставило задачу, вынуждены изыскивать деньги на работы самостоятельно. И хорошо, если тюрьмы поставлены на самодовольствование в плане обеспечения их необходимыми продуктами, но что касается с вопросом строек и ремонта, то тут беда.

По словам собеседника нашего издания, схема была построена следующим образом. В каждом отряде в тюрьмах есть свои старшины («козлы»), которые контактируют с руководством пеницитарного учреждения. Руководство колонии, остро нуждающееся в деньгах, ставит старшинам задачу — собрать с «красных» и с воровского общака энную сумму денег. Как правило, это по 5–10 тыс. рублей с человека на «нужды колонии». Те, кто не согласен, мигом отправляются в ШИЗО на 15 суток. Есть и пряник: лучшие условия содержания, а то и УДО. К следующему приезду Хамадишина все уже бывает готово.

Разумеется, злые языки уверяют, что какие-то деньги из федерального бюджета на все эти работы все же выделяются, но вот доходят ли они до учреждений? Так или иначе, наш собеседник отводит ключевую роль в этой хозяйственной системе начальнику отдела капстроительства УФСИН по РТ Михаилу Ланцову.

КОРРУПЦИОННЫЙ «КОНВЕЙЕР» В ТАТАРСТАНСКИХ КОЛОНИЯХ

Как утверждает наш источник из рядов сотрудников уголовно-исполнительной системы, еще в 2013 году хозяйством Хамадишина заинтересовалось татарстанское управление ФСБ по Татарстану. Якобы уже тогда, четыре года назад, главу УФСИН по РТ «вежливо» просили оставить кресло. Однако последовавший отказ запустил целую операцию, в результате которой пострадал не один десяток сотрудников ведомства среднего звена.

Летом 2015 года чекисты разоблачили коррупционный конвейер в менделеевской ИК-10. Тогда по подозрению в получении взятки был задержан бывший начальник колонии Фаиль Каримов, а на следующий день арестовали начальника отряда ИК-10, которого отстранили от работы на время проверки. Всего в том деле были замешаны 7 бывших и действующих сотрудников колонии, было заведено 20 уголовных дел по 96 эпизодам. Следствием установлено, что с января 2013 года по июль 2014 года работники колонии получили около 3 млн. рублей взяток за положительные характеристики, поощрения и длительные свидания. Передача денег, считают следователи, проходила не из рук в руки, а с помощью мобильных телефонов и банковских карт.

В итоге из 7 сотрудников ИК-10 понес наказание только бывший начальник отдела по воспитательной работе с осужденными Виталий Рябов, давший признательные показания. В них он рассказал о сообщниках и своем месте в махинациях с получением денег от осужденных. В марте прошлого года Менделеевский райсуд приговорил его к 4 годам и 2 месяцам колонии строгого режима.

Взяточничество — одно из самых распространенных служебных пороков, которые следователи СК предъявляют подчиненным Хамадишина. Во взятке, к примеру, подозревают начальника ИК-19 Алмаза Тазеева. Кроме того, в возбужденном в отношении него уголовном деле фигурирует обвинение в «превышении должностных полномочий» и «злоупотреблении должностными полномочиями». По версии следователей приволжского отдела татарстанского управления СК, Тазеев получил взятку от жены одного из подсудимых в размере полумиллиона рублей. Деньги были перечислены за решение вопроса об условно-досрочном освобождении ее супруга, а также за послабление режима его содержания в ИК. В деле есть и еще один эпизод — за 140 тыс. рублей начальник ИК-19 якобы оформил положительную характеристику на одного из осужденных, который затем был условно-досрочно освобожден.

Примерно те же суммы фигурировали и в деле замначальника альметьевской ИК-8 Рустема Нигматуллина. Его предполагаемым сообщником стал начальник отряда отдела по воспитательной работе с осужденными колонии Артур Сижажев. Подозреваемые якобы получили взятки на сумму свыше 70 тыс. рублей. Оба офицера внутренней службы якобы брали деньги от трех осужденных и их родственников за лучшие условия содержания. За это они организовывали длительные свидания и помогали с условно-досрочным освобождением. Одному из осужденных Нигматуллин помог сократить срок реального заключения и выйти на свободу под подпиской о невыезде.

Еще один выявленный следователями взяточник брал с заключенных деньги с благородной целью — вырученные от заключенных средства, как и рассказывалось в вышеописанной схеме, он направлял на ремонт тюрьмы. Заместитель начальника ИК-2 Игорь Леонидов, по версии следствия, с апреля 2013 года по май 2015 года совместно с неустановленными сообщниками только от одного из осужденных систематически получал деньги и строительные материалы на 600 тыс. рублей. В обмен на это заключенный получал послабление режима содержания и ходатайства колонии об УДО. В случае отказа осужденный вместо получения запрещенных в тюрьме продуктов получал угрозы загреметь в ШИЗО. В ноябре этого года уголовное дело Леонидова, обвиняемого по ч. 5 ст. 290 УК РФ, было передано в суд.

Вымогательством, по мнению следствия, Леонидов занимался с одобрением, если не деятельным участием своего непосредственного начальника — руководителя ИК-2 Азфара Кадирова. Якобы в деле фигурирует еще один эпизод, в соответствии с которым Кадиров вместе с Леонидовым еще от четверых осужденных получил 1 млн. рублей. В рамках дела Леонидова Кадиров был допрошен, но до задержания не дошло. В преддверии очередного допроса начальника тюрьмы нашли повешенным в собственном кабинете.

Странное самоубийство совершил в День республики начальник филиала уголовно-исполнительной инспекции по Камско-Устьинскому району УФСИН по РТ Илгиз Низамов, который выстрелил себе в грудь.

Список тех, кто был осужден или взят под стражу по подозрению во взятке, можно продолжать. Так, например, в 2015 году осудили начальника отряда ИК-4 Германа Шестакова, на 9 лет колонии строгого режима и штраф в 5 млн. рублей суд приговорил заместителя начальника по тыловой части ИК-4 Эдуарда Абзалова. Можно вспомнить и возбужденное уголовное дело в отношении начальника оперативного отдела ИК-19 Сергея Герасимова — ставленника Тазеева.

Еще одна серия уголовных дел связана с избиениями заключенных. В мае 2016 года был арестован начальник отдела воспитательной работы ИК-3 майор внутренней службы Назиль Гайнатуллин. Ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Поводом для расследования стала вброшенная в YouTube скандальная видеозапись, на которой зафиксировано избиение заключенных сотрудниками казанской ИК-19. «Воспитателя» приговорили к 3 годам лишения свободы. Отметим, что сами представители УФСИН давали понять, что считают появление подобных записей в интернете кознями «спецконтингента», который таким образом якобы пытается оказать давление на сотрудников ведомства.

Живой интерес со стороны ФСБ к ведомству не угасает. Подтверждением служит недавний арест заместителя начальника ИК-19 по производству Рамиля Файзуллина, которого некоторые наши собеседники в УФСИН считают чуть ли не серым кардиналом всего ведомства.

«ОН ВСЕГДА ЗНАЛ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ...»

Впрочем, не вызывает сомнений, что если копнуть, то такого рода истории всплывут в любом УФСИН любого региона — так уж устроена система. Многие коллеги Хамадишина говорят об его уходе с глубоким сожалением. «У меня претензий к нему не было. Раз вышел в генералы, значит, это о чем-то говорит. Он всегда знал свое место в жизни, поэтому и выбился в генералы, — вспоминает Давлеев. — Генералы так просто не уходят».

По данным собеседников «БИЗНЕС Online», глава УФСИН по РТ должен был вернуться из поездки еще позавчера, в воскресенье, после чего 2 мая официально объявить о своем уходе.

Своим преемником Хамадишин, как говорят, видит нынешнего и. о. — 51-летнего Эдуарда Хиалеева со схожей биографией. После службы в органах МВД уроженец Муслюмово в 2003 году перешел в тогда еще УИН по Татарстану, где и дослужился до руководящих должностей. Последнее повышение — до первого зама — произошло в июле 2016 года. Кандидатура уже якобы согласована и с президентом РТ Рустамом Миннихановым. Но гарантий, что именно Эдуард Данилович станет новым руководителем татарстанского УФСИН, пока нет. Ходят слухи, что на освободившееся генеральское кресло прочат варяга из Москвы.

Куда подастся сам Хамадишин — на пенсию или другой пост, пока неизвестно. Источники нашей газеты не исключают, что ему предложат и пост в структурах правительства РТ — возраст-то еще вполне боевой. Впрочем, не исключаются и куда менее заманчивые варианты.

В заключение не можем не вспомнить эпизод, в котором начальник УФСИН позволил втянуть себя в акцию силового давления на газету «БИЗНЕС Online», организованную известными редакции недоброжелателями. К чести генерала, он сумел вовремя осознать это и выйти из игры.

В декабре на итоговой пресс-конференции он, отвечая на вопрос другого издания, слегка иронизировал по этому поводу. «„БИЗНЕС Online“ в каждой статье спрашивает: когда же я уйду на пенсию? — сообщил он и, наконец, ответил на этот вопрос. — Я пока не уйду специально. Я бы ушел уже точно, если бы такой вопрос не задавали. Раз задаете, придется немножко задержаться. Как говорится в мультике, дайте жить дружно».