Генерала Сугробова обвинили из "Черного дельфина"

Отбывающий пожизненный срок дал показания на экс-начальника ГУЭБиПК.
02.10.2014
Как стало известно "Ъ", обвиняемый в организации преступного сообщества экс-глава ГУЭБиПК МВД Денис Сугробов был допрошен СКР по заявлению Афанасия Татарова, отбывающего пожизненный срок за убийства в колонии "Черный дельфин". Как утверждает заключенный, работавший водителем у гендиректора ЗАО "Уральский мрамор" Александра Синькова, а затем зарубивший его топором вместе с женой и ее дочерью, Денис Сугробов "крышевал" его будущую жертву, ежемесячно получая 5 млн руб. Защита генерала считает заявление оговором, но следствие, похоже, решило отработать эту версию всерьез.

Как рассказал "Ъ" близкий к следствию источник, заявление осужденный Татаров передал в СКР через администрацию исправительной колонии особого режима N6 УФСИН по Оренбургской области. В нем сообщается, что к лету 2009 года производимые ЗАО "Уральский мрамор" из Свердловской области изделия — надгробные плиты, а также стелы, тумбы и цветники того же назначения — по какой-то причине перестали пользоваться спросом. В связи с этим основной владелец "Уральского мрамора" Александр Синьков, у которого заявитель работал тогда водителем-охранником, решил продать бизнес своему компаньону, зятю и некоему уголовному авторитету Толе Лому. Однако партнеры не сошлись в цене, и тогда бывший босс Татарова якобы сориентировался на неких московских покупателей.

Это обстоятельство не понравилось другим претендентам на бизнес, и они якобы решили убить господина Синькова вместе с семьей, чтобы забрать ЗАО. Первоначально организаторы хотели расстрелять его в машине, но потом изменили план и привлекли к операции водителя Татарова. В декабре 2009 года, как следует уже из приговора Свердловского областного суда, шофер впустил четверых бандитов в частный дом своего работодателя. Вооруженные топорами и монтировками бандиты избили бизнесмена и его жену с дочерью. После того как господин Синьков отдал нападавшим спрятанные в доме 5 млн 200 тыс. руб., владельца "Уральского мрамора" на его же Land Rover вывезли в лес вместе с двумя женщинами, где убили их, а затем закопали трупы. Афанасий Татаров был в итоге признан виновным не только в организации тройного убийства, но и в разбое. Заказчиков у этого преступления не оказалось.

Отметим, что интерес разбирающегося сегодня с жалобой ГСУ СКР вызвали не запоздалые откровения преступника, а упомянутые в них фамилии. По данным Татарова, все участники этой истории пользовались поддержкой из столицы: претенденты на "Уральский мрамор" из местных, включая Толю Лома, якобы были "знакомыми" руководителя следственно-оперативной группы СКР, разбирающейся с уголовным делом ОПС в ГУЭБиПК, Сергея Новикова. "Крышей" же самого владельца ЗАО Синькова, по свидетельству его бывшего шофера, был Денис Сугробов, являвшийся летом 2009 года начальником оперативно-разыскного бюро N10 ОРБ-10 департамента экономической безопасности МВД.

Как указал убийца, посредником между господами Сугробовым и Синьковым выступал бывший сотрудник, а в последние годы — агент ГУЭБиПК Сергей Пирожков, проходящий теперь обвиняемым по уголовному делу об организации ОПС. По версии следствия, он участвовал в нескольких провокациях, включая попытку дачи взятки подполковнику ФСБ Игорю Демину — с нее, напомним, и началось расследование громкого дела.

Через агента Пирожкова господин Синьков, по версии заявителя, ежемесячно выплачивал начальнику ОРБ-10 вознаграждение в 5 млн руб. Как правило, по словам зэка, деньги переводились на счет в Москву, но иногда покровители прилетали за ними в Екатеринбург лично. На двух таких встречах, состоявшихся в июне--июле 2009 года в аэропорту Кольцово и местном отеле "Атриум Палас", по словам Афанасия Татарова, присутствовал и он. Передавая деньги москвичам, его бывший шеф, впервые увидевший господина Сугробова, якобы усомнился, что он имеет дело с крупным чиновником МВД. Однако подполковник, по его словам, развеял сомнения бизнесмена, дав ему свою служебную визитку.

По данным источника "Ъ", несмотря на нестыковки и слабую аргументированность заявления, ему был дан полноценный ход. Заключенного этапировали в СИЗО "Матросская Тишина", а СКР начал проверять полученную от него информацию. Отметим, что на первом же допросе Афанасий Татаров подтвердил свою версию. Отвечая на вопрос, что побудило его выступить с признаниями через три года после осуждения, он заявил, что все это время опасался сотрудников ГУЭБиПК. Когда же узнал из СМИ (убийца и его сокамерник выписывают "Новую газету") об аресте господ Сугробова и Пирожкова, решил, что пришло время "сказать правду".

На очной ставке, проведенной с обвиняемым Пирожковым, осужденный Татаров уверенно опознал его. Аналогичное мероприятие с участием Дениса Сугробова запланировано в ближайшие дни. При этом к следователю Новикову, фигурировавшему в заявлении, проверяющие интереса не проявили.

Как рассказал "Ъ" адвокат Дениса Сугробова Андрей Коршунов, показания осужденного Татарова не выдерживают никакой критики. По его данным, защита уже установила, что в июне и июле 2009 года господин Сугробов готовился к заседанию коллегии МВД и ограничил до минимума свои выезды из Москвы.

"Мы уже обратились с ходатайством об истребовании биллинга телефонных переговоров клиента за этот период,— пояснил адвокат Коршунов.— Потребовали также запросить данные о возможной покупке им железнодорожных и авиабилетов". Эти мероприятия, считает защита, позволят следствию убедиться в том, что показания убийцы ложные.

"Несложно будет проверить и другой факт,— отметил в разговоре с "Ъ" еще один адвокат господина Сугробова Эдуард Исецкий.— Мой клиент за все время службы в МВД ни разу не заказывал себе визитки".

По мнению защитника Исецкого, мотивация Афанасия Татарова для оговора Дениса Сугробова очевидна. Зэк уже три года сидит в колонии, известной самым строгим среди всех подобных учреждений в России режимом содержания. Поэтому любой выход за пределы зоны, а уж тем более поездку в Москву, обитатели "Черного дельфина" считают за отпуск. А чтобы его получить, они пишут во все инстанции письма с сенсационными признаниями и разоблачениями. Понятны в данном случае, по мнению защиты, и ссылки зэка на известные фамилии — ведь его доводы, касающиеся только собственной невиновности, вряд ли будут кому-то интересны.

При этом процедура опознания господина Сугробова, по мнению защитников, вполне может быть успешной. "Ведь Тартаров сам признался на допросе, что регулярно читает "Новую газету", в которой публикуются как обстоятельства расследования уголовного дела ГУЭБиПК, так и фотографии его фигурантов". Сам же факт проявления следствием интереса к показаниям убийцы, по мнению адвокатов, свидетельствует о слабости доказательной базы по уголовному делу о преступном сообществе в ГУЭБиПК.