Где деньги, Умахан?

Во сколько обходятся бюджету коммерческие фантазии Умахана Умаханова.
19.04.2017
В начале года стало известно, что на грани банкротства оказался основной актив депутата Госдумы Умахана Умаханова и его жены Наиды Магомедовой – Подольский электромеханический завод (ПЭМЗ), который официально записан на супругов через компанию «Жуковка...». А ведь это предприятие выпускает электромеханику совсем не банального назначения – комплектующие для зенитно-ракетных комплексов типа «Тор М1», «Бук М1 (М2)», «Стрела-10». То есть продукцию, жизненно важную для страны.
«Предприятие свои обязательства по контрактам не выполняет, находится в предбанкротном состоянии, – пожаловался глава Московского института теплотехники Сергей Никулин первому заместителю гендиректора госкорпорации «Ростех» Владимиру Артякову. – Это поставило под угрозу срыва выполнение заданий государственного оборонного заказа». Можно было бы списать проблемы на кризис, но работа ПЭМЗ была проавансирована на 2017 год на 80%, то есть деньги завод получил вперед. Не увидел своих средств и Сбербанк, которому завод задолжал 1,388 млрд рублей.

– Поскольку на предприятии введена процедура наблюдения, банк обязан принимать меры по включению своих требований в реестр кредиторов, – пояснил «Ъ» вице-президент, директор управления по работе с проблемными активами Сбербанка Максим Дегтярев и добавил: – Одновременно по данной задолженности банк инициировал процедуру взыскания в отношении иных активов этой группы компаний, не связанных с ОПК.

«Лабиринт» депутата

Несмотря на госфинансирование, завод не смог расплатиться ни со своими кредиторами, ни с Рособоронэкспортом. Не смогло предприятие депутата гарантировать даже работу собственной котельной. Жители целого микрорайона Подольска, чьи дома подключены к котельной предприятия, остались прошлой осенью, в морозы, без отопления и горячей воды. «Администрация городского округа предложила АО «ПЭМЗ» рассмотреть вопрос передачи имущества в муниципальную собственность, ведь предприятие не только не платит за газ, но и имеет задолженность перед МУП «Водоканал» и Мосэнерго­сбытом», – заявили тогда местные чиновники.

Задачу по погашению долга ПЭМЗа также был вынужден взять на себя муниципалитет. А ведь Умахану Умаханову и его жене принадлежит множество привлекательных активов, в том числе торговый центр «Лабиринт» на Рублевке. Но решать свои проблемы депутат, видимо, решил за счет государства, администрации Подольска, госбанков и Рособоронэкспорта, но никак не из собственного кармана. При этом практически каждый год Умаханов пытается «продавить» новые инвестиционные проекты, раздавая обещания построить нечто «масштабное» и «крупнейшее» в разных регионах страны.

Все не идет по плану

Всего год назад депутат заявил, что на заводе «Дагдизель» в Каспийске при поддержке дагестанских властей и федерального центра будет открыт филиал того самого, практически неработающего ПЭМЗа и запущено производство новых модернизированных зенитных установок ЗУ-23/30М 1-4. А в 2015 году структуры, близкие к Умаханову, заявили о намерении построить в Саратовской области крупный агротехнопарк стоимостью 18 млрд рублей, который обеспечивал бы мясом, молоком и птицей чуть ли не полстраны.

«На этих предприятиях предусматривается применение самых передовых технологий, автоматизированных и роботизированных линий, что обеспечит, как подчеркнули инвесторы, самую высокую производительность труда в Европе и самую низкую себестоимость молочной продукции в России», – обрадовались тогда в областной администрации.

За несколько лет до этого такой же по масштабам агрокластер Умахановы грозились построить в родном Дагестане. Генеральный директор агротехнопарка Гаджимурад Гаджиев тогда обещал, что около 70% продукции, производимой на птицекомплексе, будет поставляться за рубеж, в том числе в страны Евросоюза: «В настоящее время уже подписаны предварительные соглашения с компаниями из России, Армении, Молдавии, Польши и Люксембурга, а также некоторыми другими».

Нетрудно догадаться, что планы эти остались только в архивах газет, освещавших громкие публичные обещания Умаханова руководству упомянутых регионов. Ведь вкладывать этому «инвестору» оказалось нечего.

В ком дело

Смысл таких помпезных PR-акций, вероятно, только в одном – заставить «раскошелиться» государство, которое не только создало бы за свой счет всю инфраструктуру, но и предоставило бы финансовые гарантии, под которые можно взять кредит в банке. А уж «освоить» кредиты Умаханов может и сам. Хороший получается бизнес, беспроблемный.

Ведь при государственных гарантиях кредит в случае его невозврата платить будет государство. В Дагестане от такого «выгодного» сотрудничества отказались. Да и в Саратове проект пока не особенно движется. Не исключено, что и там руководители региона поняли, с кем именно они имеют дело.

Домик в испанской деревне

В свежей декларации Умахан Умаханов задекларировал лишь менее 5,5 млн рублей годового семейного дохода, хотя еще в 2012 году этот доход зашкаливал за 200 млн. Чем меньше денег заработано официально, тем меньший с должника спрос во время процедуры банкротства. Правда, помимо российской недвижимости, Умахановы сохранили за собой скромный домик в Испании площадью 312,93 кв. м.

Этот дом к подольской котельной не подключен, и отключение горячей воды ему вряд ли грозит. При этом месяц назад Insider выяснил, что в Финляндии существует компания Finn Zhukovka Oy, записанная на Умахана Умаханова и Наиду Магомедову. Поскольку депутат Умаханов голосовал за закон, запрещающий народным избранникам иметь активы за границей, речь, наверное, идет (вот совпадение!) о полном тезке его самого и тезке его жены, которая, к слову, приходится сестрой основателям группы «Сумма» олигархам Магомеду и Зиявудину Магомедовым.