Фактическая неизменность

Возможно ли победить коррупцию в системе государственных закупок?
06.01.2017
Каждый 37-й выделенный на государственные закупки рубль в этом году был потрачен на неконкурентные аукционы, где цена не снижалась. В результате российский бюджет, по данным Счетной палаты, потерял в 2016 году 180 млрд рублей. Позитивных перемен нет, но чиновники почему-то считают, что система все равно двигается в нужном направлении. 

Без изменений 

По данным Счетной палаты, в этом году в системе государственных закупок сохранились те же недостатки, которые отмечались в прошлом году. 

Коллегия Счетной палаты обратила внимание на то, что существует значимый разброс цен на товары, которые закупают госучреждения . 
Например, стоимость ноутбука для руководителя варьируется от 25 тыс. руб. (Росфинмониторинг) до 173 тыс. руб. (Ростехнадзор), принтер для руководителя - от 8 тыс. руб. (ФССП России) до 500 тыс. руб. (Спецстрой России), кресло руководителя - от 15 тыс. руб. (Росводресурсы) до 150 тыс. руб. (Росрыболовство). 

Помимо этого, главное контрольное ведомство обращает внимание на то, что так и не урегулированным остается вопрос об установлении требований к отдельным видам закупаемых товаров, работ, услуг для государственных должностей. Это, в свою очередь, может привести к закупкам с избыточными потребительскими свойствами. 

Например, значение характеристики «мощность двигателя» легкового автомобиля установлено для руководителя федерального государственного органа (Минсельхоз, Минэкономразвития) – не более 500 л.с., а предельная цена – не более 7 млн руб., значение предельной цены телефона (смартфона) установлено в размере 80 тыс. рублей», сказано в отчете Счетной палаты. Кроме того, контрольное ведомство по-прежнему отмечает недостатки при обосновании начальных (максимальных) цен контрактов. 

Нет также общедоступных источников информации о рыночных ценах, одним из которых является «Каталог товаров, работ, услуг». Методические же рекомендации носят необязательный характер, а их несоблюдение не влечет ответственности. 

Единственный и неповторимый 

При этом еще в марте этого года Счетная палата уже обращала внимание: увеличиваются закупки у единственного поставщика, что создает еще одну возможность для коррупции. Главное контрольное ведомство обращает внимание на то, что единственный поставщик лидируют и в заказе госкомпаний - 40,4%. 

По словам главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, практически все закупки товаров и услуг госкорпорациями проходят на неконкурентной основе - контракты на освоение бюджетных денег достаются заранее определенным поставщикам. 

Не стоит радоваться тому, что доля единственных поставщиков снижается (в 2014 году их было 48,2%). Дело в том, что единственный поставщик зачастую стал ловко маскироваться в «прочих» способах закупки, которые разрешены госкомпаниям («прочие» составили 55%). 

Кроме того, по словам главы Счетной палаты Татьяны Голиковой, некоторые предприятия, являющиеся единственными поставщиками, находятся в процедуре банкротства или близки к этому, и в ряде случаев деньги отдаются компаниям, которые не должны их получать по всем нормам законодательства. 

Первый проректор ВШЭ Александр Шамрин считает: беда в том, что госкомпании не считают необходимым отчитываться о закупках, нет данных о сопоставимых сделках, поэтому трудно оценить, в каком случае сделка оправданна. 

За честные закупки 

Национальный рейтинг прозрачности закупок в 2016 году назвал самыми непрозрачными ведомствами Росавиацию, Росрыболовство и Росстандарт. Исследование учитывает основные показатели рынка закупок, потери государства, объем размещения заказа по способам осуществления закупки. Впрочем, государственные ведомства с результатами этого рейтинга категорически не согласились, сославшись на недостатки разработанной методологии. 

Существует еще много других неразрешимых пока проблем, связанных с государственными закупками. По словам главы правительства Дмитрия Медведева, одна из них, - неисполнение заказчиками своих обязательств по контрактам. По данным прокуратуры, например, задолженность заказчиков в настоящее время превышает 30 млрд рублей. 

Государство пытается найти рычаги, чтобы изменить ситуацию в госзакупках. Битва идет по многим фронтам. Летом генпрокурор Юрий Чайка подписал приказ, утверждающий план борьбы с откатами и коррупцией в госзаказе. Генпрокуратура предлагает ввести уголовную ответственность за нарушения при госзакупках, обязательную проверку аффилированности, а также раскрытие субподрядчиков в крупных заказах. 

В декабре правительство внесло в Госдуму законопроект, который предусматривает административную ответственность должностных лиц заказчиков за нарушение срока и порядка оплаты товаров (работ, услуг) по контрактам, заключенным для обеспечения государственных и муниципальных нужд. 

Вносит свою лепту в борьбу за прозрачность госзакупок и Общероссийский народный фронт (ОНФ). Два года назад ОНФ подвел итоги полугода работы проекта «За честные закупки»: за этот период было выявлено 328 сомнительных закупок на общую сумму почти 150 млрд рублей, из них 83 закупки на сумму около 42 млрд рублей отменены или с устраненными нарушениями. Сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов тогда отметил, что «общество требует открытости в сфере закупок, в особенности это касается госкорпораций и организаций с государственным участием». 

В свою очередь антикоррупционное подразделение партии «Яблоко» проанализировало ряд закупок Общественной палаты (ОП), секретарем которой является Александр Бречалов, и сочло ряд из них подозрительным. Теперь, в свою очередь, пришлось оправдываться Александру Бречалову, который утверждает - все закупки были абсолютно законны. 

Приведут ли эти совместные действия к победе над коррупцией, сказать сегодня достаточно сложно. Счетная палата констатировала фактическую неизменность положения с госзакупками. Но чиновники уверяют: система развивается в нужном направлении. По словам заместителя министра экономического развития Евгения Елина, с 2017 года появится специализированный каталог, который должен упорядочить требования к товарам, и позволит выявить закупки по завышенным ценам. 

Справка 

С 1 января 2006 года вступил в силу закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». По замыслу его разработчиков из Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службы (ФАС) закон должен был стать мощным заслоном на пути госзакупочной коррупции. 

Поставленных задач закон не решил. 

Для изменения положения в апреле 2013 года был принят закон N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (с изменениями и дополнениями). 

С момента принятия закона о госзакупках в него было внесено 30 изменений, принято 160 нормативных правовых актов, из которых в настоящее время фактически работают – 107 актов. 

Счетная палата полагает, что постоянные изменения в результате затрудняют правоприменительную практику. Поэтому целесообразно ввести «мораторий» на частое внесение изменений в 44-ФЗ. 

При этом действительно важные изменения в 44-ФЗ, которые должны были быть внесены в 2015 году, сегодня так и не приняты. Так, не был принят акт, который касается внедрения с 1 января 2017 года Каталога товаров, работ, услуг.