Евгения Васильева подготовила оправдательное заключение

Свою деятельность в Минобороны она объяснила государственными интересами.
11.03.2015
Вчера в Пресненском суде Москвы выступила главная обвиняемая по громкому "делу "Оборонсервиса"" — бывший начальник департамента имущества (ДИО) Минобороны Евгения Васильева. Ей вменяется в вину распродажа имущества военного ведомства по заведомо заниженным ценам с причинением ущерба в размере 3 млрд руб. Почти шесть часов подсудимая убеждала суд, что действовала в рамках закона и в интересах государства, избавляя оказавшееся в сложной финансовой ситуации министерство от убыточных и непрофильных активов.

Евгения Васильева прибыла в суд в окружении адвокатов ровно в десять утра. Подсудимая была одета в черный пиджак и джинсы. Как только началось заседание, судья Татьяна Васюченко сразу предложила подсудимой слово. Встав за свидетельскую кафедру, госпожа Васильева открыла папку с толстой пачкой листов формата А4, на которых был напечатан текст ее выступления. "Я намерена доказать, что в моих действиях не было не то что состава, но и события преступления,— заявила подсудимая.— Все мои действия были направлены на защиту государственных интересов, а действовала я в полном соответствии с законом. Поэтому считаю, что выдвинутые против меня обвинения вымышлены и надуманы".

Евгения Васильева сообщила суду, что, возглавив ДИО, обнаружила многие структуры Минобороны в плачевном финансовом состоянии. "На 1 июля 2009 года суммарная кредиторская задолженность Министерства обороны составляла 74% от суммарной хозяйственной деятельности,— сказала обвиняемая.— При этом кредиторская задолженность составляла 27 млрд руб., дебиторская — 10 млрд руб., а фонд оплаты труда составлял 6 млрд руб.". Ряд руководителей в ведомстве действовали, по мнению госпожи Васильевой, неэффективно, поэтому все хозяйство Минобороны "требовалось перевести на рыночные рельсы". В первую очередь, сказала подсудимая, пришлось избавлять военное ведомство от приносившей убытки лишней собственности, для чего и было создано ОАО "Оборонсервис", получившее в управление все непрофильные активы Минобороны — здания производственных предприятий и институтов, их акции, базы отдыха, земельные участки и т. п.

Напомним, по версии следствия, госпожа Васильева, введя в заблуждение министра обороны Анатолия Сердюкова, фактически подчинила себе деятельность "Оборонсервиса". В частности, с ее подачи в реализации военного имущества участвовали аффилированные с Евгенией Васильевой фирмы-агенты, которые имитировали деятельность по оценке распродаваемых активов, но получали за это пятипроцентное вознаграждение от сумм сделок. Именно на эти средства Евгения Васильева якобы и приобретала потом ценную недвижимость в центре Москвы и земельные участки. Стоимость же объектов, считает следствие, значительно занижалась, в результате чего был причинен ущерб в размере 3 млрд руб.

Версию правоохранителей Евгения Васильева опровергала по пунктам. Во-первых, отметила она, распродавались лишь убыточные предприятия, например стратегически важный 31-й Государственный проектный институт спецстроительства (ГПИСС) (его продажу следствие считает необоснованной). "В материалах дела есть отчет о прибылях и убытках на январь--сентябрь 2011 года,— сообщила госпожа Васильева.— Согласно ему, ГПИСС за этот период принес 174 млн руб. убытков. Но после его продажи были заплачены налоги ГПИСС, погашены убытки и выплачены дивиденды". При этом госпожа Васильева не согласилась с оценкой ГПИИС, данной привлеченными следователями экспертами. "При оценке института они включили туда нематериальные активы: якобы высокий кадровый потенциал его сотрудников, наличие у ГПИСС лицензий и разрешений на различные виды деятельности, а также контрактный потенциал (наличие потенциальных инвесторов),— возмущалась подсудимая.— Но ничто из этого официально не может быть включено в нематериальные активы, поскольку они не относятся к таковым по закону".

Евгения Васильева отвергла и неосведомленность господина Сердюкова о сделках с имуществом. Все они, по словам подсудимой, согласовывались с руководством Минобороны и его главным правовым управлением (ГПУ). Мало того, подсудимая подчеркнула, что ДИО вообще сам ничего не решал, доверяя организацию торгов ОАО "Оборонсервис".

Подсудимая опровергла и обвинения в привлечении к работе сторонних оценщиков, якобы занижавших по ее указанию стоимость распродаваемых объектов. Она заявила, что оценку имущества проводило официально зарегистрированное ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"", которое возглавляла ее знакомая Екатерина Сметанова (вину признала и заключила досудебное соглашение.— "Ъ"). "Но я ни с кем из оценщиков на предмет ценообразования не общалась, никаких указаний о снижении стоимости,— заявила в суде Евгения Васильева.— Хотя Сметанова могла упоминать мое имя в качестве авторитета для повышения эффективности продаж". Подсудимая при этом признала, что госпожа Сметанова иногда привлекала для оценки имущества субподрядчиков, но те "отвечали за достоверность оценки вплоть до уголовной ответственности".

Евгения Васильева ярко выступила в поддержку своего бывшего шефа и покровителя — экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. "Я не признаю себя виновной. И ни в чем не обвиняю Сердюкова.— заявила Евгения Васильева.— Я вообще считаю Анатолия Сердюкова лучшим министром обороны за все время Советского Союза и Российской Федерации".

В конце своей речи подсудимая заявила, что "не тратила государственных денег на личный отдых". "Я в санаториях Минобороны не отдыхала,— заверила она присутствующих.— Я предпочитаю отдыхать в других местах".

На вопросы прокурора и защиты времени вчера уже не осталось. Предполагается, что на них госпожа Васильева ответит сегодня.