Эльвира Набиуллина проглотит язык

ЦБ может получить право не сообщать публично о реорганизации банков, если они сами, их руководство или владельцы находятся под санкциями. Таким образом власти рассчитывают избавить участников таких сделок от вторичных санкций.
10.05.2019
Министерство финансов предлагает разрешить Банку России не публиковать информацию о реорганизации, если сам банк или его руководство находится под иностранными санкциями. Ведомство подготовило соответствующий проект постановления правительства и вынесло его на обсуждение.

О чем может не сообщать ЦБ

Под реорганизацией банков в российском законодательстве подразумевается пять случаев:


слияние (упразднение одного или более банков и создание на их месте нового юридического лица);

присоединение (упразднение одного или нескольких банков, которые входят в состав другого банка);

разделение (создание нескольких новых банков с ликвидацией старого юрлица);

выделение (создание одного или нескольких новых банков при сохранении прежней кредитной организации);

преобразование (переход формы собственности из ООО в АО и наоборот).

По закону о банках и банковской деятельности уведомление о запуске реорганизации направляется в ЦБ в течение трех рабочих дней с момента решения, и потом в течение суток регулятор публикует это уведомление у себя на сайте.

С начала 2019 года на сайте ЦБ вывешено три подобных уведомления: о присоединении Социнвестбанка к банку «Дом.РФ», о присоединении Балтийского банка к Альфа-банку и о присоединении банка «ДельтаКредит» к Росбанку.

При каких условиях реорганизация банка может замалчиваться

С декабря 2018 года правительство вправе определять случаи, когда публикация уведомления на сайте ЦБ не осуществляется. Именно на основе этого положения авторы проекта постановления рекомендуют ЦБ не сообщать о реорганизации банков, если под зарубежными санкциями находятся:

сам банк;

члены совета директоров и наблюдательного совета;

директор и его заместители;

главный бухгалтер и его заместители;

глава филиала банка;

главный бухгалтер филиала;

акционеры банка;

лица со значительным влиянием в банке (компании и люди, которым принадлежит 20% и более прав голоса).
В обосновании проекта постановления указано, что зарубежные санкции могут привести к убыткам для российских физических и юридических лиц и цель предложенной меры — снизить этот негативный эффект.

Помогут ли эти меры избежать проблем

Эта инициатива — очередная попытка защитить российских физических и юридических лиц от попадания под вторичные санкции США, считает директор французского подразделения британской консалтинговой фирмы Aperio Intelligence Джордж Волошин. «Ключевым понятием здесь является реорганизация кредитной организации, то есть ее объединение с другой кредитной организацией либо дробление или смена юридической формы и перерегистрация в качестве нового юрлица. Во всех этих случаях контрагенты и, соответственно, бенефициары проводимой реорганизации (новые акционеры или соакционеры) могут рассматриваться как лица, проводящие существенные транзакции (significant transactions) с находящимися в санкционных списках людьми или структурами», — указывает он.

«Применительно к действующим бенефициарам критерий значительного влияния как минимального порога применимости предлагаемых мер по изъятию информации из публичного поля, на мой взгляд, не случаен», — рассуждает Волошин. По его мнению, именно так российское правительство интерпретирует наступление условия существенности в рамках американского санкционного законодательства, грозящее вторичными санкциями.

В начале апреля правительство утвердило перечень мер по защите российских компаний от иностранных ограничений. Выпуская ценные бумаги, компании или банки вправе не указывать практически никакой информации, если они или их топ-менеджмент уже находятся под санкциями, либо  если они имеют отношение к выполнению гособоронзаказа.

Даже если предлагаемая Минфином норма об отсутствии публикаций на сайте ЦБ вступит в силу, у банка по закону сохраняется обязанность сообщить о факте реорганизации на собственном сайте и уведомить кредиторов. Правда, на это ему отводится месяц, тогда как на уведомление ЦБ — всего три дня. Норма об уведомлении кредиторов касается лишь ситуации со слиянием, присоединением и преобразованием, но не с разделением и выделением.

Публиковать данные о реорганизации необходимо, чтобы уведомить кредиторов, но по закону это можно делать не только сообщением на сайте, но и двумя другими способами, поясняет партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. Во-первых, это уведомление кредиторов по почте с одновременной публикацией в «Вестнике государственной регистрации». Во-вторых, это две публикации — в «Вестнике» и в региональном издании по месту работы филиала банка. По мнению Александрова, нет смысла избавлять только ЦБ от обязательной публикации данных, так что в дальнейшем можно ждать аналогичных рекомендаций уже в отношении самих банков.