Экс-замглавы Ростуризма Амунц: я вовремя понял, что самооговор ничего не даст

Тверской районный суд Москвы в мае этого года приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего заместителя министра культуры, экс-замглавы Ростуризма и предпринимателя Дмитрия Амунца, обвиняемого в присвоении денежных средств в особо крупном размере.
О ходе судебного следствия, признательных показаниях второго фигуранта дела и собственной версии происходящего Амунц рассказал в эксклюзивном интервью РАПСИ. Вопросы редакции были переданы подсудимому через его адвокатов.

Согласно материалам следствия, Амунцу вменяется пособничество в присвоении более 28 миллиардов рублей, выделенных ЗАО «Международный Промышленный Банк» в качестве беззалогового кредита Банком России, совершенное 2008-2009 годах в период нахождения на должности гендиректора ЗАО «ОПК Девелопмент».  По мнению следствия, Амунц действовал в рамках незаконной схемы, разработанной Сергеем Пугачевым - владельцем Международного Промышленного Банка. Другой участник «дела Пугачева» - Александр Диденко пошел на сделку со следствием, признал вину и был приговорен к трем годам заключения условно в июле 2015 года, однако в сентябре Мосгорсуд в апелляции заменил наказание на реальный срок.

Время покажет

– Дмитрий Михайлович, Вы под стражей находитесь с 2014 года. Еще при рассмотрении судом вопроса об избрании меры пресечения защитник говорил о проблемах со здоровьем, как Вы себя чувствуете?

– Третий год без приговора суда я нахожусь в условиях тюрьмы строгого режима, при этом даже по тем обвинениям, которые мне предъявлены, не предусмотрено такое строгое наказание. За время ареста у меня резко ухудшились зрение и слух. Считаю, что такая жесткая мера была применена в качестве давления на меня и на решение суда.

– Вас обвиняют в пособничестве в присвоении или растрате. Какова Ваша позиция по делу и версия произошедшего?

– Я категорически отрицаю предъявленное мне обвинение и настаиваю на том, что уголовное дело сфабриковано. Следствию надо было отчитаться за якобы найденные миллиарды Банка России. С этой целью следователи придумали заведомо нереальную историю с якобы подложностью вкладов компании «ОПК Девелопмент», объявив ее «пустой». Таким образом операция по возврату компанией собственных средств с депозитного на текущий счет внутри банка, в которой меня обвиняют, стала криминальной, дальнейшие операции с этими средствами – хищением средств банка, а меня определили во всем этом крайним еще и предъявив ко взысканию 28 миллиардов рублей. Я не нахожу объяснения действиям следствия, поскольку в материалах дела имеются и выписки о поступлении на счет «ОПК Девелопмент в Межпромбанке» 31 млрд рублей из Банка ВТБ еще за полгода до кредитов банка России, и платежные поручения о перечислении этих миллиардов на депозиты, и все другие документы, это подтверждающие.

 – Второй фигурант дела Александр Диденко заключил сделку со следствием, его показания помогли следствию собрать доказательства Вашей вины. По крайней мере, так утверждает следствие. Как Вы себе объясняете причины поступка Диденко?

– Диденко лишь формально признал свою вину, при этом не дал показаний, свидетельствующих о том, что он или, тем более, я совершили хищение. Просто это была сделка, на которую он согласился.

– Вы обижены на него?

– На Диденко я не обижаюсь. Вероятно, у него были причины поступить так. Люблю китайскую мудрость: «Время покажет».

– А Вам предлагало следствие заключить сделку?

– С первых дней ареста следователь, оперативный сотрудник ФСБ и «рекомендованный» адвокат-«переговорщик» в обмен на «нужные показания» якобы на Пугачева гарантировали немедленное освобождение из-под стражи. Но я вовремя понял, что самооговор в сложившейся ситуации мне ничего не даст. Следствие до сих пор продолжает оказывать давление, но даже в таких неравных условиях я не готов брать на себя вину за то, чего не совершал.

– Мосгорсуд заменил условный трехлетний срок для Диденко на реальный, а штраф в размере 500 тысяч рублей увеличил до одного миллиона рублей. Прокомментируете решение суда? Как восприняли эту новость?

– Я расстроился, что условный срок Диденко заменили реальным. Ведь даже если вопреки всем собранным самим же следствием документам суд все-таки вынесет мне обвинительный приговор, то чем меньше срок у Диденко, признанного «исполнителем», тем должен быть меньше у меня – якобы «пособника». Уверен, что если бы Диденко знал, что получит реальный срок, а не условный, то серьезно задумался бы по поводу «сделки со следствием».

Состязание с судом

– С чем Вы связываете возбуждение данного дела?

– Видимо, придуманная громкая история миллиардного хищения с участием действующего чиновника выглядит еще более «эффектно». С другой стороны, не исключаю, что мой арест и явная абсурдность обвинения выгодны Пугачеву, который на Западе эксплуатирует этот факт, как показатель его необоснованного преследования с целью «отъема активов» и по «политическим разногласиям». Кроме того я не работал в Банке, а в 2008 году, в период так называемого хищения, я только устроился в компанию «ОПК Девелопмент». Возбуждение дела в отношении меня позволило на 3 года отвлечь внимание от многочисленных сомнительных операций ЗАО «Международный промышленный банк», которые согласно материалам дела проводились в банке задолго до 2008 года и которые подробно описаны в материалах. Поэтому именно такое обвинение и мой приговор, безусловно, в интересах Пугачева и его «соратников», проработавших с ним с начала 90-х годов и до банкротства и признанных следствием неосведомленными.

– Какая сейчас стадия рассмотрения дела? Как Вы намерены доказывать свою невиновность?

– Тверской районный суд только что закончил исследование материалов дела – «доказательств обвинения» – и приступил к допросам свидетелей. Следователи собрали более 200 томов документов по деятельности Межпромбанка, в которых есть все, подтверждающее реальность вкладов «ОПК Девелопмент» и, следовательно, законность как самой вменяемой мне внутрибанковской операции, так и отсутствие связи этой операции с хищением средств Банка. Одновременно там нет ничего по поводу моего участия или даже осведомленности о каком-либо хищении.

Мы намерены судиться по всем требованиям уголовно-процессуального закона – доказательно, четко и качественно… Практически на каждом судебном заседании мы делаем заявления, фиксирующие опровержения предъявленного мне обвинения материалами дела и показаниями свидетелей

– Тверской суд Москвы на первых слушаниях отклонил ходатайство Ваших адвокатов об ознакомлении с вещественными доказательствами, также суд отказался по просьбе Вашей защиты допустить к участию в процессе специалиста для проведения экспертизы на полиграфе, а Вашу супругу Ольгу не допустил к слушаниям в качестве защитника. Как Вы расцениваете позицию судьи? Вы рассчитываете на справедливое решение?

– Слушание дела в Тверском районном суде проходит весьма специфически. После исследования в заседаниях всех противоречащих обвинению материалов, и нескольких подтверждающих их допросов, суд по-прежнему отказывает мне в праве получить разъяснение в чем в таком случае меня обвиняют. Еще на стадии предварительного следствия мы получили более двухсот отказных постановлений на мои ходатайства! Я многократно заявлял, что не участвовал в каком-либо сговоре, не получал никаких вознаграждений и многократно просил проверки этих показаний на полиграфе. В ходе судебных заседаний были выявлены факты фальсификации следствием материалов дела - изъятия листов, на которые ранее письменно ссылалась защита. Председательствующий отказывается рассматривать эти факты…

Только мной в ходе судебного разбирательства было заявлено десятки возражений, судом уже отклонены 33 ходатайства и практически все без мотивировки. Пока суд полностью игнорирует материалы дела и показания свидетелей. Единственный аргумент – «обжалуете в апелляции на итоговое решение…». Меня также крайне настораживают заявления судьи, звучащие с самого начала процесса, что ей «все ясно» … Все это в сочетании с многократными отказами в изготовлении протоколов текущих заседаний, в ведении аудиозаписи заседаний, несмотря на техническую оснащенность судебного зала, а также отказ в приобщении аудиозаписей, которые ведет защита, позволяет нам усомниться в полноте будущих протоколов и, соответственно, объективности судебного следствия. Но мы будем бороться…
Юрия Урличича спустили с орбиты «Роскосмоса»
Он был сторонником создания спутниковой мегасистемы интернета «Сфера».
Умерший младенец дотянулся до врачей через 4 года
Элина Сушкевич и Елена Белая готовятся выслушать приговор.
Детям от суррогатных матерей так и не повезло с иностранными родителями
Генпрокуратура утвердила обвинение по делу о продаже детей иностранцам.
Сотрудники Минздрава поднимали тонус иномарками
По версии следствия, продавая списанные машины, чиновники оставляли часть выручки себе.
Из «Москва-Сити» выстрелили в Агаджаняна фальшивками
Завершено дело по обвинению экс-сотрудника СКР в фальсификации доказательств.
Кто раскрутил вице-президента ПСБ на «Адские бабки»
Почему трех дам обвинили в одном вымогательстве.
Наталья Комарова присматривается к креслу Мау
Кузница кадров государства — РАНХиГС— скорее всего останется без ректора Владимира Мау. Его место пророчат губернатору ХМАО Натальи Комаровой, но такие "рокировки" не могут не вызывать вопросов.
Собянин помахал вслед сбежавшей недвижимости
Уже много лет судебное разбирательство о возвращении 120 зданий в центре Москвы, имеющих культурную ценность топчется на месте. Подобная волокита наводит на мысли о том, что в этой истории замешаны серьёзные фигуры. Трудно поверить, что глава столицы Сергей Собянин не в курсе этой истории.
Столичная адвокатесса еще посидит в колонии
Ольге Лукмановой отказали в возвращении ее дела в прокуратуру.
Полигон боеприпасолв испытали взяткой
Бывшего инспектора Ростехнадзора судят по обвинению в попытке получить 1,3 миллионов рублей.
Долг банкирши Сергеевой оказался фальшивкой
Юристу инкриминируют попытку хищения у совладелицы ПАО «Банк ВВБ» по поддельному договору о займе.
Приговоры топам Линк-банка пахнут липой
Для растративших средства кредитного учреждения запросили условные сроки.
Чиновницам Минпромторга не удалось заработать на «Фарме-2020»
Экс-чиновниц и предпринимателей обвиняют в мошенничестве.
Собянин подставил Wezzu подножку
“Ъ” узнал о проверке одного из прокатных сервисов по просьбе мэрии.
Шишханов выскользнул из обвинения по делу Бинбанка
Бывшим топ-менеджерам банка обвинение сократили на сотню миллиардов.
Кто подставил Баязитову и почему тг-каналы - не место для критики
Громкий арест шестерых журналистов и пиарщиков меняет правила работы телеграм-каналов. Власть показала, что эти каналы больше не являются безопасным инструментом для критики и политических игр.
Шестун наоскорблял прокурора на 7 месяцев
Прокуратура запросила для бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна семь месяцев колонии за оскорбление прокурора и судьи. Ранее он был приговорен к 15 годам лишения свободы. Об этом сообщил ТАСС адвокат Михаил Трепашкин.
Статью о диссертации Нарышкина не велено никому читать
РКН внес статью РБК с данными «Диссернета» о диссертации Нарышкина в реестр запрещенной информации.
Уголовное дело на предправления Росинтербанка закрыли, но субсидиарка осталась
Арбитражный суд Москвы взыскал с бывшего заместителя председателя правления и совладельца Росинтербанка Рамиля Закирова более 65,8 миллиардов рублей.
В доме Марины Овсянниковой поискали фейки
Дело завели по статье о фейках про армию, сообщил ее адвокат Дмитрий Захватов. Ранее ее дважды штрафовали по статье о дискредитации армии.