Экс-директор Военно-морского музея пожаловался Бастрыкину на взятку

Защита Андрея Лялина считает, что следователи незаконно предъявили ему обвинения.
26.03.2014
Новый поворот произошел в скандальной истории вокруг хищения 647 млн рублей при переезде в Санкт-Петербурге Центрального военно-морского музея Минобороны (ЦВММ). Адвокат главного фигуранта дела, экс-директора музея Андрея Лялина Александр Афанасьев просит главу Следственного комитета России Александра Бастрыкина проверить материалы дела и исключить из них обвинение в получении взятки. Защитник утверждает, что Лялин не имел никакого отношения к госконтракту по переезду музея, не мог повлиять на ход и обстоятельства его исполнения, поэтому и никакого смысла брать взятку у него не было. 

В декабре 2010 года Минобороны заключило контракт на сумму 980 млн рублей с компанией «НЕВИСС-Комплекс» на перемещение фондов ЦВММ в Петербурге с улицы Большая Морская в новое здание на площади Труда. По версии  следствия, большая часть оплаты проводилась на основании фиктивных договоров. В итоге «НЕВИСС-Комплекс» так и не выполнил в полном объеме проектные, монтажные и упаковочно-транспортные работы, а также недопоставил оборудование. По подсчетам следствия, государству был причинен ущерб в 647 млн рублей. 

Первоначально директору музея Лялину и владельцу ООО «НЕВИСС-Комплекс» Александру Швирикасову были предъявлены обвинения по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). Лялин стал сотрудничать со следствием, однако несколько дней назад его ждал неприятный сюрприз. Следственный комитет уточнил обвинения в адрес фигурантов дела. Теперь Лялину инкриминируется сразу три статьи: ч. 3 ст. 285 УК («Злоупотребление должностными полномочиями»), ч. 6 ст. 290 УК («Получение взятки в особо крупном размере») и ч. 2 ст. 292 УК («Служебный подлог»). Швирикасову предъявлены такие же обвинения, но с формулировкой «Пособничество». 

Сам Лялин считает, что военные следователи неправомерно обвиняют его в получении взятки, поэтому намерен добиваться справедливости лично у главы СК Александра Бастрыкина. 

— Я подготовил на имя Бастрыкина жалобу с просьбой провести проверку материалов дела и решить вопрос о неправомерности предъявления Лялину обвинения по ст. 290 УК, — рассказал «Известиям» адвокат музейщика Александр Афанасьев. — Дело в том, что Лялин не имел никакого отношения к госконтракту, в рамках которого проходили все эти работы, не мог влиять на обстоятельства, поэтому у него не было никакого смысла брать взятки. 

По его словам, в договоре о переезде заказчиком являлся замминистра обороны Николай Панков, а исполнителем — Швирикасов. 

— Лялин как руководитель другого предприятия не упоминается в этом контракте, и его действия юридически ничтожны, — добавил адвокат. — Его подписи ничего ровным счетом не значат. И поэтому неспроста следователь начинает изобретать, что были якобы устные указания Панкова Лялину о проведении контракта. Но устными указаниями нельзя внутри Минобороны передать права или обязанности.

Адвокат Александра Швирикасова Лариса Долженко оказалась недоступна для комментариев «Известиям». Представители СКР также не смогли оперативно прокомментировать новые обвинения в адрес Лялина. 

В начале марта Выборгский суд Санкт-Петербурга продлил срок ареста Лялина до 10 апреля. 

За время следствия из дела «вышел» один фигурант — высокопоставленный сотрудник Минобороны, старший офицер по работе с личным составом Сергей Масютенко. Лялин утверждал, что именно для него он должен был получить у Швирикасова откат в 10% от стоимости контракта на переезд музея, всего — 98 млн рублей. Лялин признался в получении 16,5 млн рублей, однако следствие инкриминирует ему взятку в размере 56 млн рублей. По версии следствия, Лялин воспользовался некомпетентностью в вопросах перемещения музейных экспонатов замминистра обороны РФ, статс-секретаря ведомства Николая Панкова, который, по неофициальным данным, устным распоряжением передал все полномочия директору музея.